Израиль — Курдистан: новый ближневосточный альянс
Лагерь курдских беженцев на турецкой границе. Gamma-Rapho / Getty Images / Fotobank.ru

Лагерь курдских беженцев на турецкой границе. Gamma-Rapho / Getty Images / Fotobank.ru

Курды всегда были естественными союзниками евреев; сегодня их объединяет общий враг — фундаменталистский ислам

Израиль и курды «обречены» на сотрудничество. Основа тому — века взаимной дружбы, сходная судьба изгоев, ненависть соседей, и главное — смертельный общий враг в лице фундаменталистского ислама.

Поезд дальше не пойдет...

...Утром, 31 мая 2007 года в турецкой провинции Бингель прогремел мощный взрыв: под откос полетел поезд, следовавший из Ирана в Сирию.

Прибывшие на место происшествия турецкие полицейские обнаружили развороченные вагоны, а в них неожиданный груз — тонны боеприпасов, ракетная установка, 300 ракет, автоматы, пулеметы и амуниция.

 Мустафа Берзани. Фото: AP

Мустафа Берзани. Фото: AP

Согласно официальной версии, поезд был взорван курдскими сепаратистами. Вопрос, зачем курдским сепаратистам до того времени не нападавшим на грузовые поезда, понадобилось взрывать состав и откуда они знали, что в товарняке находится оружие, остается открытым. Однако в турецких СМИ начали циркулировать сообщения, что совпадения эти отнюдь не случайны. Поезд вез оружие в Ливан, и не просто — в Ливан, а «Хизбалле». А диверсию провели курды вовсе не наугад, а по «подсказке» израильской спецслужбы — «Мосада». И не за «просто так», а за военную помощь и разведывательную информацию.

Более об этой истории мир так ничего и не узнал, как не знает он практически ничего, что касается негласного альянса между двумя «изгоями» Ближнего Востока — Израилем и курдами.

А между тем, этот союз, скрытый от взглядов внешних наблюдателей, все больше определяет ход новейшей истории Ближнего Востока.

Память и боль: жертвы ненависти и предательства

Основа доверия между народами в немалой степени закладывается историей их отношений. В нашем случае эта история не отмечена ни травмами, ни взаимными обидами. До возникновения Израиля в Ираке проживало более 20 тысяч евреев, концентрировавшихся, главным образом, в Киркуке, Мосуле, Сулеймании и Эрбиле; в Иране — около 12 тысяч. Историки полагают, что среди курдских евреев немало потомков прозелитов — жителей царства Адиабена (район нынешнего Эрбиля), принявших в I веке н.э. иудаизм.

Справедливо это, или нет, но в любом случае евреи Курдистана существовали в мире и благополучии, которому могло позавидовать большинство их сородичей не только в Европе, но и среди арабов. Они практически не знали притеснений, погромов и издевательств; их не заставляли, как во многих христианских странах и государствах Халифата носить унизительные повязки, не запирали в гетто и не третировали наветами. Между вождями курдских кланов и еврейскими общинами действовали непреложные правила, строго соблюдавшиеся из поколения в поколения: евреи находятся под патронажем курдских князей, а в обмен обеспечивают им беспрекословную поддержку. Это были не только вассальные, но дружеские и даже родственные отношения. Известно, что крупнейшие курдские вожди благоволили к евреям и даже вступали с ними в династические союзы. Влиятельные еврейские торговцы порой выступали в качестве посредников при урегулировании конфликтов между османами и курдскими племенными вождям, а шейхов наиболее влиятельного клана Барзани связывала тесная дружба с патриархом еврейской общины Элиягу Хаваджа Кинно.

Раввинами в Багдаде в XVII—XVIII веке были потомки семьи Барзани-Адони, а в Мосуле — даже в XX веке. Эти особые отношения бережно пестовались обеими сторонами и сохраняются сегодня, пережив немало испытаний. Семья Элиягу Кинно поддерживала моллу Мустафу Барзани, пытавшегося создать курдское национальное государство — Мехабадскую республику — в 1946 году (оно просуществовало меньше года).

После создания Израиля евреи были выброшены волной арабского национализма из стран, в которых проживали тысячелетиями. Вынуждены были они покинуть и Курдистан, ставший частью Ирака, но отъезд их, в отличие от их собратьев на Ближнем Востоке — от Йемена до Марокко — не стал мучительным испытанием, не сопровождался ни погромами, ни вымогательством, ни лишением собственности. Более того, еврейские беженцы из Курдистана рассказывали, что курдские кланы помогали и поддерживали беженцев.

Впрочем, и сами курды оказались в ситуации не менее бедственной, чем евреи. Они уже не могли противостоять арабскому возрождению и превратились в народ-изгоя, лишенного своей страны, разделенного между четырьмя государствами: Ираком, Ираном, Сирией и Турцией. И если евреев просто изгнали из стран проживания, то курдов превратили в людей второго сорта, «евреев Ближнего Востока».

 Улица города Халабджа после иракской химической атаки. Фото: wikipedia.org

Улица города Халабджа после иракской химической атаки. Фото: wikipedia.org

Их попытки обрести независимость безжалостно подавлялись турками, Саддамом Хусейном и Асадом, а операцию «Анфаль» по истреблению курдов химическим оружием, которой руководил брат Саддама, Али Хасана аль-Маджида по прозвищу «Химический Али», они сами называют «курдским Холокостом». Тогда, в мае 1987 года, в провинции Эрбиль, затем — на юге Сулеймании и в области Яхсомер и Халабдже, было уничтожено бомбами с ипритом, зарином и табуном около 200 тысяч курдов. Еще 700 тысяч было вывезено во временные лагеря. Деревни и даже крупные города (город Кала-Диза, например, с 70-тысячным населением) стирались с лица земли. Спрятаться было негде, бежать — невозможно, т.к. дороги перекрывали войска спецподразделения. Газ стелился по земле, и первыми гибли от него дети. Как и в случае с евреями, международное сообщество сделало вид, что ничего не происходит.

Оба народа стали жертвами политических манипуляций и предательства Запада. Как евреи были преданы британцами в 30-40-х годах прошлого века, так и курды были отданы Лондоном на растерзание своим соседям, хотя им была обещана независимость. Нефть и арабский национализм оказались сильнее джентльменского кодекса чести. И так же, как британцы оказывали всяческую помощь (правда, безуспешную) Иорданскому легиону в войне 1948 года против Израиля, точно также они помогали иракцам сводить счеты с мятежными курдами.

Эта зловещая аналогия сыграла не последнюю роль в сближении двух древних народов: оба они осознавали, что ненавидимы арабским окружением, что не стоит возлагать надежды на цивилизованный мир, и что оружие — единственный способ защитить свои народы и свое будущее.

Мёд и деготь

В основе доктрины Бен-Гуриона — первого израильского премьер-министра, отца-основателя еврейского государства — лежала идея, что одинокий и изолированный Израиль должен искать союзников на периферии арабского мира. Курды, как никто лучше, подходили на эту роль. В 50-х годах активным сторонников сближения с курдами был известный правый политик Рехавам «Ганди» Зеэви.

С 60-70-х Израиль устанавливает доверительные отношения с лидерами курдских кланов в Ираке. По утверждению экс-агента «Мосада» Элиэзара Цафрира, израильские военные советники при штаб-квартире моллы Мустафы Барзани (отца нынешнего лидера курдов, президента полуавтономного Курдского Регионального правительства Масуда Барзани) в 1963-75 годах тренировали курдские формирования, поставляли им оружие и системы ПВО. Некоторое время назад израильское ТВ в репортаже, посвященном курдско-израильским отношениям, показало фотографии, сделанные в 60-х годах. На них Мустафа Барзани запечатлен стоящим в обнимку с Моше Даяном — легендарным израильским военачальником. Известно, что офицер «Мосада» Саги Чори был не только ближайшим помощником Барзани-старшего, но и его близким другом, и участвовал в военных действиях курдов против иракской армии в 60-х годах.

В 1980 году Менахем Бегин публично признал, что Израиль оказывал курдам не только гуманитарную, но и военную помощь, посылая советников и предоставляя оружие.

Сотрудничество выходит на дипломатический уровень и становится воистину неоценимым для курдов в момент смертельной для них опасности — операции «Бури в Пустыне» в 1991 году. Потерпев позорное поражение, Саддам обрушил всю мощь своего репрессивного аппарата на непокорные группы населения: шиитов и курдов. США не препятствовали действиям тирана, которого загнали назад в клетку, но не хотели устранять физически, и в воздухе вновь потянуло, как во время операции «Анфаль», зарином.

Курдское сопротивление во время вторжения Республиканской гвардии Ирака в Сулейманию. Фото: Burhan Ozbilici / AP

Курдское сопротивление во время вторжения Республиканской гвардии Ирака в Сулейманию. Фото: Burhan Ozbilici / AP

Вынужденный бороться за физическое выживание, «мясник» в Багдаде потерял последние остатки осмотрительности. Республиканская гвардия выдвинулась к границам Курдистана, а карательные части захватили Сулейманию. Курдам грозил геноцид, почти два миллиона человек покинули Киркук, Эрбиль и Сулейманию. В тот момент официальный Иерусалим выступил в защиту своих союзников. Еврейские организации при участии израильского правительства активно лоббировали курдские интересы; Израиль через Турцию начал поставлять курдам гуманитарную помощь, а премьер-министр Ицхак Шамир открыто призвал на встрече с госсекретарем Джеймсом Бейкером встать на защиту курдов. То, что, в конечном счете поначалу не слишком охотно США и их союзники решили объявить Иракский Курдистан (территорию к северу от 36-й параллели) закрытой зоной, было не в последнюю очередь заслугой Израиля.

Тем не менее, не все и не всегда было гладко в отношениях между старыми друзьями. В 1999 году дружба омрачилась решением Израиля выдать Турции лидера Курдской Рабочей Партии Абдуллу Оджалана. Турция рассматривалась Израилем как мощный стратегический союзник, и, действительно, в то время была таковой — отношения с курдами были впервые принесены в жертву геополитическим соображениям.

В феврале 1999 года Оджалан при участии «Мосада» был похищен спецслужбами Турции из Кении, и роль Израиля стала «ложкой дегтя в бочку меда», на некоторое время отравившей отношения между партнерами. По европейским городам прокатилась волна массовых протестов курдов, а в Берлине, где проживает значительная курдская община, разгневанные манифестанты даже попытались штурмом взять израильское посольство.

Потребовалось несколько лет, прежде чем рана, нанесенная курдам, затянулась, а старые симпатии и взаимные интересы возобладали над обидой. Уже в 2004 году в израильских СМИ появились сообщения о негласных контактах между курдами Ирака и «Мосадом». Прошло немного времени, и лидер Демократической партии Курдистана Масуд Барзани и глава Патриотического союза Курдистана Джалал Талабани (ныне президент Ирака) с одной стороны, и премьер-министр Израиля Ариэль Шарон с другой, публично подтвердили о приверженности традиционной дружбе между двумя народами.

Абдулла Оджалан. Фото: Turkish Intelligence Service / AP

Абдулла Оджалан. Фото: Turkish Intelligence Service / AP

Курды уже не скрывали того, что рассматривают Израиль в качестве стратегического партнера. В июне 2005 года Масуд Барзани заявил, что не видит препятствий к установлению дипотношений с Израилем. «Отношения между курдами и Израилем — не преступление, тем более, что многие арабские страны поддерживают контакты с еврейским государством», — заявил он в интервью саудовской «Эль-Хаят».

Невидимые войны Курдистана

Впрочем, несмотря на публичные заявления ни одна из сторон не собиралась раскрывать карты. Как, где и в какой степени сотрудничают обе стороны, остается тайной, а то, что известно — даже не верхушка айсберга, а лишь крупица его. По утверждениям западных СМИ, израильские инструкторы спецподразделения «мистарвим» («псевдо-арабы») тренируют курдскую милицию «пешмерга» в Иракском Курдистане (от 50 до 75 тысяч бойцов), передают курдам оружие и одновременно ведут слежение с курдской территории за своим главным врагом — Ираном. Задачу союзникам облегчает наличие большой общины курдских евреев в Израиле, знающих язык и обычаи курдов.

В 2004 году в статье в New Yorker американский журналист Сеймур Херш утверждал, что израильтяне сформировали курдские силы особого назначения, способные собирать разведданные, осуществлять диверсии и спецоперации на территории Ирака, Ирана и Сирии. Диверсии на иранских ядерных объектах, доказывал он, — дело рук «Мосада» и обученного им курдского спецназа.

Херш, ссылаясь на анонимные источники, писал, что решение о качественном увеличении помощи «пешмерга» было принято в Иерусалиме после провала усилий США создать на руинах диктатуры Саддама стабильный и демократический Ирак. Было очевидно, что Ирак все больше втягивается в сферу влияния Тегерана, и это побудило Израиль активнее вступить в «большую игру» на стороне курдов. В сентябре 2006 года сходный репортаж был транслирован и по BBC.

Естественно, что Иран и Турция проявляют не меньший интерес к Иракскому Курдистану, чем Израиль. Насколько безжалостная и неослабевающая эта тайная война в Курдистане, можно только догадываться по отдельным сообщениям, поступающим из этого региона.

В августе 2011 года иранцы заявили, что располагают данными о создании в Курдистане баз для беспилотных летательных самолетов. Одна из них якобы расположена в окрестностях Киркука, другая — в аэропорту Мосула. Обслуживают их, утверждал Тегеран, израильские специалисты, которые к тому же тренируют курдский персонал. Комментариев со стороны ни Израиля, ни курдских властей не последовало.

В январе 2012 сходная информация появилась в турецкой газете Zaman — на этот раз речь шла о сборе израильскими беспилотниками разведданных в турецких провинциях Хатай и Адана. Газета утверждала, что эти данные передаются руководству военными формированиями Курдской Рабочей Партии, которая, по словам журналистов Zaman, «хорошо осведомлена теперь в том, что касается „уязвимых мест“ турецкой армии».

 Тренировка курдской милиции «пешмерга» в Иракском Курдистане. Фото: Greg Mathieson / Time & Life Pictures / Getty Images / Fotobank.ru

Тренировка курдской милиции «пешмерга» в Иракском Курдистане. Фото: Greg Mathieson / Time & Life Pictures / Getty Images / Fotobank.ru

Турецкие СМИ, со ссылкой на «источники» в спецслужбах своей страны, сообщали, что один из лидеров Курдской Рабочей Партии Кенан Йелдизбакан, осуществивший нападение на базу турецких ВМФ в Искандруне, неоднократно посещал Израиль.

В мае 2012 года в иранских СМИ появились сообщения, что в Иракском Курдистане, на стыке границ с Сирией и Ираном, действует база «Мосада». На этот раз правительство Курдского регионального правительства потребовало от Тегерана доказательств. Доказательств не последовало.

В июне того же года в Сулеймании бесследно исчез в редактор журнала, издаваемого «Курдско-израильским институтом», Мавлуд Афанд. По утверждению Дияри Мохаммеда, корреспондента журнала, его босс был похищен иранскими разведслужбами. Однако не исключено, что данное похищение — дело рук «Мосада», поскольку незадолго до исчезновения Афанд резко критиковал Израиль за поставки оружия Турции.

Сотрудничество в гражданской сфере менее засекречено, но и о нем нам известно не многое. Например, по утверждению еврейского новостного сайта Франции JSS, в июне 2010 года Иракский Курдистан тайно посетил председатель совета директоров компании «Хевра ле-Исраэль» Идан Офер, который встретился с ведущими курдскими политиками и бизнесменами, в том числе вице-президентом Курдистана Косратом Расулом и с премьер-министром Курдистана Бархамом Салехом. Главными темами были израильские инвестиции в курдскую нефтяную промышленность, строительство нефтеперерабатывающего завода в Киркуке и развитие израильско-курдских связей, в особенности — в контексте ухудшения отношений с Турцией.

В феврале 2013 года израильская газета «Едиот Ахранот» сообщала, что в Израиле побывала курдская делегация, рассматривавшая возможность закупок оборудования для молочных ферм. Возглавляли ее «не последние люди» — министр сельского хозяйства и вице-президент Курдистана.

По словам «Едиот Ахранот», курды собираются использовать израильский опыт и помощь израильских специалистов, чтобы построить крупнейший в Ираке завод по производству молочной продукции. Но и здесь подробности проекта остались за скобками.

Израильский филиал компании Motorola Inc. и Magalcom Communications and Computers заключили контракты с курдским правительством на сотни миллионов долларов, в том числе, по строительству современного аэропорта в Эрбиле. Среди консультантов были известные в Израиле военные и политические деятели, в частности, бывший глава «Мосада» Дани Ятом.

В Иракском Курдистане можно обнаружить сотни товаров самого разного назначения с меткой «сделано в Израиле»: мотоциклы, тракторы, бронежилеты, машины «скорой помощи» и даже модернизированные автоматы Калашникова.

Говоря об отношениях между курдами и Израилем, следует, прежде всего, ясно осознавать, что речь идет не просто о теплых отношениях или о тактическом альянсе, но стратегическом партнерстве, в котором обе стороны нуждаются более, чем когда бы то ни было. Ибо хорошо осознают, что сегодня им противостоит враг куда более беспощадный и кровожадный, чем все предыдущие, и борьба с ним идет не на жизнь, а на смерть. Имя этого врага — фундаменталистский ислам.

Перед натиском Халифата

Нет нужды говорить о том, насколько радикальный исламизм опасен для Израиля, однако в ни меньшей степени он угрожает и курдам.

Курды — мусульмане-сунниты, но ислам, исповедуемый ими, никогда не был ни догматическим, ни фундаменталистским. Достаточно формальное и поверхностное соблюдение религиозных уложений традиционно совмещалось с древними клановыми традициями. Здесь не было места для экзальтации, чрезмерного, доходящего до фанатизма рвения, стремления буквально трактовать все предписания Корана и «хадисов». Зато было очень сильное чувство национальной идентичности и гордости за свою культуру, которая не имела отношения ни к арабской, ни к персидской, ни к турецкой, а была самодостаточной, цельной и укоренной в историю. Все попытки арабов насадить здесь воинствующий ислам воспринимались и воспринимаются, как диктат чуждой имперской культуры, и отторгаются. По этой причине среди курдов не популярны и даже ненавистны все версии исламского суннитского фундаментализма: «Мусульманские братья», салафиты (ваххабиты) и последователи «Аль-Каиды».

Курдские ополченцы во время вторжения исламистов на севере Сирии, 2013 год. Фото: Manu Brabo / AP

Курдские ополченцы во время вторжения исламистов на севере Сирии, 2013 год. Фото: Manu Brabo / AP

Следует знать специфику Ближнего Востока, чтобы понять, о чем идет речь. Для «Мусульманских братьев» быть просто суннитом не достаточно; арабы в их системе ценностей — единственные истинные мусульмане, возвышающиеся над остальными суннитами, не говоря уже о сектантах-шиитах. Религиозная нетерпимость накладывается на голос крови.

Не арабы, даже если они сунниты, должны отказаться от своей культуры, языка, традиций и идентичности во имя подлинного ислама, т.е., стать арабами во всем. Для курдов это категорически неприемлемо. В некотором смысле они — преемники древних шумеров, ассирийцев и вавилонян, которые, несмотря на войны, жестокости и насилие, были толерантны к чужим религиям и культурам, не пытаясь «подчинить» душу завоеванных народов. Это объясняет тот факт, что курды никогда не притесняли жившие среди них меньшинства (если только те не бунтовали): евреев, христиан-ассирийцев, шиитов и т.д.

Попытки исламистов навязать курдам фундаменталистский ислам в Ираке и Сирии наталкиваются на необычайно жесткую реакцию, и, учитывая независимый и воинственный характер курдов, заканчиваются изгнанием исламистов. Так произошло недавно в северной Сирии, где в прошлом году курдские ополчения в ходе ожесточенных боев выбили из своих деревень исламистов из «Джабхат ан-Нусра» и «Исламского государство Ирака и Леванта».

Режим клана Асадов (Хафеза, а затем Башара) третировал курдов и всячески подавлял их свободы, превратив в граждан второго сорта в собственной стране. Однако в случае с исламистами, и в Ираке, и в Сирии дискриминацией дело не ограничивается — речь идет о попытке физического и духовного уничтожения курдской цивилизации, а это опасность несопоставимо большая. Естественными союзниками курдов становятся остальные меньшинства — в первую очередь, христиане и друзы, а также Израиль, для которого исламский вал таит смертельную угрозу существованию.

Выбор в отсутствии выбора

Второй общий противник курдов и Израиля, хотя и не столь явный, как арабские исламисты, — Турция. Анкара не хочет и не может допустить создания курдского государства на территории Иракского и Сирийского Курдистана, так как следующим шагом станут претензии на курдские провинции в юго-восточной Турции. А это означает распад страны. Не удивительно, что министр иностранных дел Турции Ахмед Давитоглу уже заявил «о недопустимости любой декларации о создании автономного (т.к., курдского) образования в Сирии, т.к. это спровоцирует новый кризис».

В то же время Турция — давно уже не стратегический партнер Израиля. Торговое сотрудничество между странами продолжается, но отношения надолго отравлены провокациями и воинственной демагогией Эрдогана. Правящая исламистская Партия справедливости и развития пытается заработать очки на антиизраильской риторике и побуждает Иерусалим к созданию своего рода санитарного кордона вокруг Турции с ее неоосманскими амбициями и растущими аппетитами. Соседние с Турцией христианские страны на Балканах (Греция, Болгария, Румыния) и Кипр (об Армении говорить не приходится) не понаслышке знают о турецком владычестве и сопутствующих ему «прелестях», и охотно идут на сотрудничество с Израилем. Курдистан может, по логике событий, стать недостающим звеном, которое замкнет окружение Турции на юго-востоке.

Курдские протесты в Стамбуле. Фото: AP

Курдские протесты в Стамбуле. Фото: AP

То, что интересы обеих сторон совпадают, скрыть невозможно. Бывший гендиректор МИДа Израиля Алон Лиэль заявил, что Израиль поддержит создание курдского государства в случае в случае распада Ирака.

В феврале нынешнего года один из лидеров Курдской Рабочей Партии Зубейр Айдар призвал в интервью The Jerusalem Post к большему сближению с Израилем, подчеркнув, что «курды находятся на пути к суверенному государству».

По словам курдского журналиста Айуба Нури, «курды глубоко симпатизируют Израилю, и независимый Курдистан станет благом для Израиля. Это создаст баланс сил в регионе.

Пока что Израиль в одиночку противостоит множеству врагов. С созданием независимого Курдистана он, во-первых, обретет истинного друга, а, во-вторых, Курдистан станет буферной зоной между ним, с одной стороны, и Турцией, Ираком и Ираном, с другой».

Главный редактор новостного курдского Rudaw Селам Саади убежден, что «курды — единственный народ в регионе, не испытывающий ненависть ни к Израилю, ни к Америке. Курды видят окружающий мир по-другому, чем арабы. В арабском мире исламисты, стремящиеся создать государство шариата, обретают все большее влияние, однако большинство курдов верят в европейскую модель правления».

«Курды никогда не были настроены против Израиля, — согласен с ним Морис Амитай, лоббирующий израильские интересы в США и на протяжении 30 лет поддерживавший контакты с курдскими лидерами. — Израильтяне всегда ценили дружбу с курдами».

Народы, связанные уходящей в глубокое прошлое дружбой и испытавшие огромные страдания в своем стремлении к независимости, «обречены» на союз. Оба изолированы в окружающем их враждебном арабском мире. Оба обладают силами и ресурсами, дополняющими друг друга: израильские технологические и военные достижения, помноженные на силу и стойкость 35-миллионного курдского народа, способны создать союз, противостоять которому арабы, иранцы и даже турки не в состоянии. Израиль — островок стабильности и процветания на Ближнем Востоке; Иракский Курдистан с его быстро развивающейся экономикой и западными инвестициями остается бастионом стабильности в море хаоса, захлестнувшего арабский мир.

Это не значит, что отношения между двумя народами безоблачны. Курды вынуждены считаться со своими могущественными соседями — Ираном и Турцией; Израиль не может не учитывать мнение «старшего брата» в Вашингтоне, где не приветствуют создание курдского государства. Курды раздроблены, и гражданская война между ними в 90-х годах показала, сколь велики действующие здесь центробежные силы. Израильская политика, в свою очередь, отнюдь не монолитна, и здесь много сторонников умиротворения Турции, несмотря на явную враждебность Эрдогана.

Однако, учитывая цепную реакцию распада в регионе и его бурную исламизацию, у обоих народов нет иного выбора, кроме как объединить усилия — остальные меньшинства Ближнего Востока, в частности, христиане, могут примкнуть к ним, но баланса сил не изменят.

Все дело в цвете кожи Далее в рубрике Все дело в цвете кожиБывший заместитель главного редактора New York Times Николас Уэйд пытается доказать в своей книге, что расовые различия все же существуют Читайте в рубрике «История» Большая война маленькой республикиВ Туве собирают деньги на памятник добровольцам, сражавшимся с фашистами Большая война маленькой республики

Комментарии

30 мая 2014, 11:00
Несчастные Курды - это всего лишь инструмент, успешно используемый хитрыми евреями в своих целях, не более того.
12 июня 2014, 22:36
Да курдов кто только не использовал. У СССР, если поинтересуешься, не меньший опыт на эту тему.
30 мая 2014, 12:07
За что же курды так ненавистны турецкому и арабскому народу? Ведь должны же быть какие-то весомые причины этому, и они очевидно есть...?
30 мая 2014, 12:19
Конечно они есть,много материалов можете найти в интернете. Историю не забывают в арабских странах так же быстро как в Европейских.
02 июня 2014, 10:16
причины есть, например то что турки и арабы когда то поделили курдистан, а сейчас когда курды возрождаются конечно же туркам и арабам это не нравится. А самое главное то что курды не навистны туркам для меня это лучший знак то го что с курдами надо дружить и поддерживать
31 мая 2014, 10:50
Очень интересная и качественная статья, авторам спасибо за скурпулезный труд, тем более, что в свете улучшающихся отношений между Израилем и Россией курды могут стать еще одной нацией, с которыми у русских могут сложится новые и перспективные отношения.
02 июня 2014, 10:18
не вижу здесь скрупулёзного труда, вы так оцениваете как будто это научная статья
02 июня 2014, 12:27
Согласен. Слишком запутанная история ближневосточных отношений, восток дело тонкое петруха, а ближний восток - это вообще непредсказуемая политика. По этой теме часто слушаю господина Жириновского , несмотря на полное расстройсво социальных связей в его голове, в ближневосточной теме он рубит лучше всех в ГД
12 июня 2014, 22:38
Создать реальный Курдистан будет сложно, особенно, ежели в этом США увидят угрозу. Разговоры ведутся бог знает сколько лет.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»