Канал раздора: что спровоцировало Суэцкий кризис в октябре 1956 года
Подбитый египетский танк на Синайском полуострове. Фото: United States Army Heritage and Education Center

Подбитый египетский танк на Синайском полуострове. Фото: United States Army Heritage and Education Center

Как возник и развивался один из самых характерных военно-политических конфликтов эпохи холодной войны

29 октября нынешнего года исполнится 59 лет с момента начала войны, которая вошла в историю второй половины ХХ века под несколькими названиями: Вторая арабо-израильская война, Англо-франко-израильская война против Египта, операция «Кадеш», операция «Мушкетер» и Сточасовая война. Но эта маленькая война не существовала сама по себе, а была частью событий, которые вошли в историю под названием «Суэцкий кризис». И не случайно: ведь именно Суэцкий канал, одна из важнейших мировых транспортных артерий, и был тем камнем преткновения, тем небольшим осколком скалы, который вызвал настоящий обвал в мировой политике.

Боевые действия всех сторон, втянутых в Суэцкий кризис, были недолгими: они начались 29 октября 1956 года и фактически закончились 6 ноября, когда было подписано соглашение о перемирии. Но на этом фоне тем более затянувшимся выглядит предисловие к Сточасовой войне: по сути, все началось в 1952 году, когда к власти в Египте пришел организатор Совета революционного командования и движения «Свободные офицеры», один из лидеров Июльской революции 1952 года полковник Гамаль Абдель Насер.

Но появление президента Абделя Насера было лишь катализатором событий, а не их причиной — таких причин было множество. По сути, основания Суэцкого кризиса, разгоревшегося в октябре 1956 года, можно свести в пять групп. Прежде всего, существовали сугубо внутренние египетские причины, которые, в свою очередь, были в большей или меньшей степени завязаны на противостоянии Египта с Англией и Францией и его противостоянии с Америкой. Четвертой группой — но едва ли не первой по значимости! — были напряженные до предела отношения между Египтом и Израилем. И, конечно, не стоит сбрасывать со счетов пятую группу причин: растущее влияние Советского Союза на Ближнем Востоке.

Гамаль Абдель Насер. Фото: AP

Египет рвется в лидеры

У внутренних египетских причин существует общее название, не потерявшее актуальности и по сей день: национализм. Несмотря на то что в 1922 году Египет, успевший побывать колонией и Франции, и Оттоманской империи, и Великобритании, получил номинальную самостоятельность, а в 1936 году — реальную, степень влияния крупнейших европейских держав на политику страны оставалась колоссальной. Что не удивительно, если учесть то стратегическое положение, которое занимал и занимает Египет на карте мира.

Одним из важнейших объектов на территории Египта был и остается Суэцкий канал — важнейшая транспортная артерия, связывающая Старый Свет с Индостаном и странами Юго-Восточной Азии. Не случайно он становился объектом ожесточенных боевых столкновений и в Первую, и во Вторую мировые войны. И столь же не случайно и после 8 мая 1945 года Великобритания продолжала держать там свои войска. Действовавший на начало 1950-х англо-египетский договор предусматривал, что британские военные останутся в зоне канала до конца 1956 года, и этот срок может быть даже продлен.

Конечно, для страны, которая к тому времени стала одним из неформальных лидеров антиколониального движения на Черном континенте и одним из символов движения освобождения, присутствие чужих войск на своей земле казалось неприемлемым. К тому же было понятно, что Суэцкий канал приносит своим владельцам колоссальные доходы, которые пришлись бы весьма кстати новорожденной египетской республике. Наконец, многолетняя история существования в роли колонии буквально подталкивала радикально настроенные политические силы Египта — а они составляли наиболее влиятельную группировку на политической карте страны — к самым решительным действиям.

Британские солдаты купаются в Суэцком канале. Фото: AP 

Париж и Лондон против Каира

Стремление самого Абделя Насера и поддерживавших его радикальных политических сил вытеснить с Ближнего Востока традиционно самых влиятельных игроков — Англию и Францию — с самого начала обрекало страны на эскалацию напряженности. Первыми начали проявлять недовольство французы. Новая египетская власть достаточно откровенно оказывала политическое покровительство и прямую поддержку повстанцам во французских колониях — прежде всего в Алжире, а также Марокко и Тунисе.

К тому же именно Париж в то время был одним из самых верных и последовательных союзников Тель-Авива, отношения с которым у Каира портились с катастрофической скоростью. Достаточно сказать, что в 1954 году Франция и Израиль подписали секретный договор о поставке израильтянам новейшего французского вооружения. О поступлении этой военной техники достаточно быстро стало известно египетской разведке, что подлило масла в огонь противостояния между Каиром и Парижем.

Наконец, Франция и Великобритания были монопольными владельцами «Всеобщей компании морского Суэцкого канала». Французам принадлежал контрольный пакет акций — 53%, англичанам (после скандальной аферы по выкупу акций у египтян, провернутой в 1875 году британским премьером Бенджаменом Дизраэли) — 47%. Терпеть такое положение дел в новом революционном Каире не собирались.

И в Лондоне это прекрасно понимали. И не только понимали: британцы трезво оценивали причины резкого ухудшения криминогенной обстановки вокруг канала и связанного с ним английского контингента. Участившиеся случаи нападения египетских радикалов на воинские части и отдельных военнослужащих Англии, похищения военных и технических специалистов — все это явно было одной из составляющих растущего давления со стороны Каира на Лондон, конечной целью которого было оттеснение Британии от управления каналом. А когда 26 июля 1956 года президент Насер заявил, что правительство Египта приступает к национализации Суэцкого канала, война в октябре того же года стала уже неизбежной.

Британские и французские корабли и вертолеты у Порт-Саида. Фото: AP 

Американский рецепт: подстрекать и прекращать

Надо отметить, что Соединенные Штаты, которые в финале Суэцкого кризиса сыграли роль главного миротворца, в немалой степени приложили руку к его возникновению. Можно сказать, что война в октябре 1956 года на Синайском полуострове и ее завершение стали одной из тех традиционных в дальнейшем для Америки операций по созданию выгодного ей кризиса и получению политических и экономических дивидендов на его разрешении. По сути, именно позиция Америки сыграла роль детонатора в развитии ситуации с идеей национализации Суэцкого канала Египтом.

Свой интерес к новому Египту, который строил полковник Насер, и свое стремление взять этот процесс под контроль США проявили еще в 1953 году, когда в Каир прибыл госсекретарь США Джон Фостер Даллес. Важнейшей целью этого высокого визита была необходимость убедить Египет присоединиться к Багдадскому пакту — союзу Великобритании, Ирака, Ирана, Пакистана и Турции. Формально инициатором создания пакта были англичане, а американцы даже не являлись де-юре его участниками, но именно Вашингтон активнее всех продвигал идею этого союза и де-факто входил во все его основные комитеты.

Именно к этому союзу, который на треть состоял из государств — членов НАТО, и пытались уговорить присоединиться Египет эмиссары США. Но президент Насер обставил возможное вступление в Багдадский пакт рядом существенных для его страны условий. Во-первых, он настаивал на оказании финансовой помощи египтянам в строительстве Асуанской плотины — сооружения, которое должно было позволить Египту разом решить важнейшие энергетические, климатические и земледельческие проблемы, укрепив свою независимость. Во-вторых, Каир, постоянно чувствовавший себя неуверенно рядом с набирающим силу Тель-Авивом, потребовал от Америки поставок оружия.

С первым условием в Вашингтоне скрепя сердце согласились. Со вторым нет: отношения со стратегическим партнером — Израилем — для США оказались важнее, чем отношения с Египтом. Рассчитывать на приобретение вооружений у Англии и Франции египтянам тоже не приходилось, и они пошли единственным путем, который оставался свободен: в страны Варшавского договора. Сказать, что этот шаг вызвал возмущение в Вашингтоне, — значит не сказать ничего. Целиком втянутые в вооруженное противостояние с СССР и его союзниками США не могли простить Каиру такой поступок. И в итоге сначала приостановили выдачу кредитов на строительство Асуанской плотины, а 19 июля и вовсе отказали в их выдаче. А через неделю на митинге в Александрии президент Абдель Насер произнес слова, ставшие непосредственным поводом к началу войны: «Американцы, задыхайтесь от бешенства! Годовой доход компании Суэцкого канала составляет 100 миллионов долларов. Почему бы нам самим не получать эти деньги?». В тот же день египетские войска заняли зону канала. А через три дня, 29 октября, в атаку пошел Израиль.

Чего боялся Израиль

Впрочем, у Израиля и выбора-то особого не было. С самого момента своего создания еврейское государство на Ближнем Востоке вызывало категорическое неприятие со стороны мусульманских соседей, и прежде всего именно Египта. Каир был одним из лидеров ближневосточной коалиции арабских стран, с которой Тель-Авиву пришлось вести войну за независимость в 1948 году — первую в долгой череде арабо-израильских войн. И Каир же вовсю поддерживал и направлял деятельность террористов-фидаинов, которые доставляли немало проблем израильтянам начиная с 1955 года.

Кроме того, несмотря на неоднократные требования Англии, Франции и ООН предоставить израильским судам право прохода через Суэцкий канал, Египет ни разу не откликнулся на эти призывы. Фактически это означало блокаду судоходства Израиля в его прибрежных водах, что не могло не сказываться отрицательно на экономической ситуации в стране.

Еще одним шагом Каира, который вызвал фактически панику в Израиле, стало решение закупать оружие у Восточного блока. К этому времени израильско-советские отношения находились в глубоком кризисе, Тель-Авив все активнее сотрудничал с членами блока НАТО, и подобный шаг ближайшего соседа не мог не напугать израильтян. К тому же было понятно (а вскоре и документально подтверждено разведдонесениями Моссада), что на вооружение египетской армии из стран Варшавского договора поступят самые современные образцы боевой техники, явно превосходящие те, которые имеет Израиль. И соответственно, после некоторого времени, которое потребуется армии Египта на освоение этих образцов, она станет куда сильнее израильской. А это обстоятельство поставило под сомнение не только сохранение присутствия Израиля на тех территориях Палестинского государства, которые ему удалось захватить в ходе войны 1948 года, но и сам факт существования еврейского государства.

Английские водолазы достают сделанное в СССР оружие. Фото: AP

Москва идет ва-банк

И эти опасения Израиля были не напрасными. К середине 1950-х годов Советский Союз уже прикладывал весомые усилия для того, чтобы существенно укрепить свое влияние, а также политическое и военное присутствие на Ближнем Востоке. Потерпев неудачу в попытке подчинить своему влиянию Израиль, Москва переключилась на более сговорчивые мусульманские страны, вовсю втянутые в процесс деколонизации. Во-первых, это полностью укладывалось в концепцию экспорта социализма, которой следовал советский режим. Во-вторых, расширение числа стран-сателлитов на Ближнем Востоке позволяло Москве поддерживать паритет с Америкой, вовсю озабоченной созданием собственной системы союзников в том же регионе и делавшей ставку на Израиль. Наконец, активное присутствие в регионе обеспечивало Советскому Союзу постоянный рынок сбыта вооружений, а значит, и долговременные контракты по их обслуживанию, а также уникальный полигон для испытания новых образцов техники в реальных боевых условиях.

На практике это выглядело так. В 1955 году, после того как Америка, а за нею и Великобритания с Францией отказали Египту в поставках оружия, Каир обратился за помощью к Москве и ее союзникам. Египтянам пошли навстречу и до конца того же года при посредничестве Чехословакии (де-юре именно она и продавала эту технику) в Северную Африку отправили значительное количество оружия и военной техники. В общей сложности Египет получил вооружения на сумму 250 млн долларов. В обширном списке были 230 танков Т-34-85, 200 бронетранспортеров, 100 самоходных орудий Су-100, около 500 стволов полевой артиллерии, 200 истребителей, бомбардировщиков и транспортных самолетов — прежде всего современных реактивных МиГ-15бис и Ил-28, а также эсминцы, торпедные катера и подводные лодки.

В таких условиях у Тель-Авива не оставалось иного выхода, как готовиться к превентивному удару и искать себе союзников на Западе. И растущее влияние Советского Союза в Египте и соседних мусульманских странах лишь ускоряло и упрощало этот процесс, который неизбежно вел к началу новой войны.

Сточасовая война

Эта война грянула вечером 29 октября 1956 года, начавшись с дерзкой операции израильских парашютистов: близ перевала Митла высадились почти 400 бойцов 890-го батальона 202-й воздушно-десантной бригады под командованием Рафаеля Эйтана. Уже на следующий день израильтяне вошли в боевое столкновение с египтянами, а к 5 ноября Израилю удалось захватить весь Синайский полуостров. 31 октября начались англо-британские бомбардировки, а 6 ноября десанты союзников высадились в районе Суэцкого канала, не встретив сопротивления.

Горящие топливные установки на Суэцком канале после бомбардировки. Фото: AP

Этим боевым операциям предшествовали несколько раундов сверхсекретных переговоров Англии, Израиля и Франции, в ходе которых союзники выработали детальные планы войны с Египтом. Ее целью было возвращение франко-британского контроля над Суэцким каналом и смена правительства в Каире: на смену полковнику Насеру должен был прийти человек, гораздо более лояльный Западу.

Но успешному развитию военной операции английских, израильских и французских войск помешали совместные усилия двух непримиримых врагов — США и России. Американцы действовали прежде всего дипломатическими методами, организовав давление на участников конфликта через Организацию Объединенных Наций и ее Генеральную Ассамблею. Именно во время активной фазы Суэцкого кризиса ООН впервые озвучила и практически сразу реализовала идею применения Миротворческих сил, которые уже 15 ноября 1956 года — то есть через девять дней после подписания соглашения о перемирии — начали размещение в зоне Суэцкого канала.

Москва, в свою очередь, сделала ставку на военное давление, понимая, что после подавления мятежа в Венгрии (в который тоже пыталась вмешаться ООН, но потерпела неудачу) рассчитывать на успех дипломатии ей не приходится. 5 ноября советский министр иностранных дел Дмитрий Шепилов направил секретарю Совета Безопасности ООН телеграмму, в которой под угрозой оказания прямой военной помощи Египту потребовал в течение 12 часов добиться прекращения боевых действий и в течение трех суток — выведения израильских войск с египетской территории. Телеграмма отмечала, что СССР готов немедленно отправить на помощь «жертве агрессии» подразделения военно-морских и военно-воздушных сил, сухопутные воинские части, а также добровольцев, инструкторов и военную технику. В тот же день вечером специальные послания получили главы правительств Англии, Франции и Израиля, которых СССР официально предупреждал о своей готовности сокрушить агрессора и восстановить мир на Ближнем Востоке применением силы, в том числе с использованием «ракетной техники» и атомного оружия.

ПЗ

Действия Москвы и Вашингтона возымели результат. К декабрю 1956 года из зоны конфликта ушли все британские и французские военные, а к марту 1957 года оставили захваченные земли на Синае израильтяне. Геополитическая ситуация в регионе не изменилась, никаких новых территориальных приобретений не получила ни одна из сторон конфликта, разве что Израиль добился-таки свободы мореходства через Суэцкий канал и Тиранский пролив. Политическая же ситуация изменилась кардинально. С одной стороны, обоснованность претензий на политическое влияние в регионе доказали и США, и СССР — и с тех пор безостановочно усиливали его. С другой стороны, свой политический вес доказала ООН, а практика применения миротворческих сил с тех пор стала постоянной.

С третьей стороны, политическими тяжеловесами стали Египет и его президент Насер, что усилило антиколониальные тенденции в Африке и на Востоке — и одновременно надолго похоронило идею о мирном урегулировании в регионах. Через десять лет постоянных мелких боевых столкновений между Египтом и Израилем разразилась Шестидневная война, перешедшая в войну на истощение, еще через шесть — Война судного дня. И это не говоря о войнах за независимость, полыхавших на Черном континенте еще десяток лет и приведших к появлению на его карте нескольких точек постоянного военно-политического напряжения и бесконечных конфликтов. Впрочем, у каждого из них есть своя отдельная история и свои предпосылки, которые уже не связаны напрямую с причинами Суэцкого кризиса.

Сирийский дипломатический фронт Далее в рубрике Сирийский дипломатический фронтШирокая международная встреча по Сирии в Вене с участием Ирана — достижение России

Комментарии

30 октября 2015, 04:13
Доброго всем времени суток!! Я отдаю должное работоспособности Сергея Антонова, который создает по две больших статьи в сутки, но вынужден констатировать, что времени прочесть и понять написанное у автора уже нет.
1. "по сути, все началось в 1952 году, когда к власти в Египте пришел организатор Совета революционного командования и движения «Свободные офицеры», один из лидеров Июльской революции 1952 года полковник Гамаль Абдель Насер" Насер пришел к власти -и стал президентом лишь в 1954 г!!!
2. "Египет, успевший побывать колонией и Франции, и Оттоманской империи, и Великобритании" Уважаемый автор расскажите о французской колониальной администрации Египта и когда он получил независимость от метрополии???
3. "еще в 1953 году, когда в Каир прибыл госсекретарь США Джон Фостер Даллес. Важнейшей целью этого высокого визита была необходимость убедить Египет присоединиться к Багдадскому пакту" Даллес точно на машине времени в Каир прибыл, так как Багдадский пакт будет оформлен лишь в 1955 г.
4. "31 октября начались англо-британские бомбардировки" Какие??? Может англо-французские?
5. "Москва, в свою очередь, сделала ставку на военное давление, понимая, что после подавления мятежа в Венгрии (в который тоже пыталась вмешаться ООН, но потерпела неудачу) рассчитывать на успех дипломатии ей не приходится. 5 ноября советский министр иностранных дел Дмитрий Шепилов направил секретарю Совета Безопасности ООН телеграмму" Не согласен 4 ноября советские войска только начали операцию "Вихрь", а подавление мятежа в Венгрии завершилось уже после Второй арабо-израильской войны к 9 ноября 1956 г.
я
01 ноября 2015, 00:09
ровно без истерик нравиться
02 ноября 2015, 08:43
Интересно, а можно ли как-то в принципе пресекать эту чудесную привычку стран-гегемонов (будь то Россия или США) нафаршировывать более мелкие страны оружием, даже это если это в находится в сфере их интересов. Кажется, мир давно нуждается в упоазднении сфер влияния.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»