Два коммунистических триумфа
Лидер красных кхмеров Пол Пот ведет колонну своих людей, 1979 год. Фото: AP

Лидер красных кхмеров Пол Пот ведет колонну своих людей, 1979 год. Фото: AP

Из истории азиатских демократий

Вьетнамские и камбоджийские коммунисты одержали победы одновременно — весной 1975 года. Вьетнамские коммунисты ликвидировали проамериканский режим Южного Вьетнама, камбоджийские — свергли генерала Лон Нола. И для тех, и для других главным противником был «американский империализм». Однако после бегства американцев из Вьетнама этот враг был несколько виртуальным. Поэтому никакой коммунистической солидарности не получилось. Камбоджийские коммунисты ориентировались на Пекин, вьетнамские — на Москву. Как известно, к этому времени СССР и Китай из «братьев навек» превратились в открытых врагов. То же немедленно случилось с Вьетнамом и Камбоджей.

Камбоджийские коммунисты («красные кхмеры») под руководством Пол Пота начали, по сути, геноцид собственного народа (за три с половиной года их правления было уничтожено три из восьми миллионов жителей страны) и одновременно набеги на вьетнамскую территорию. Более того, с камбоджийских аэродромов налеты на Вьетнам совершали китайские бомбардировщики Н-5 (копия советских Ил-28). В октябре 1977-го три камбоджийские дивизии вторглись на 10 километров вглубь Вьетнама, лишь в январе 1978-го их удалось выбить обратно. В марте 1978-го история повторилась. Ханою это надоело. К тому же на территории Вьетнама постепенно собиралось все больше камбоджийских беженцев. Из них вьетнамцы сформировали Народный фронт освобождения Кампучии (как тогда называлась Камбоджа) численностью 18 тысяч человек. Этот Фронт и начал 27 декабря 1978 года вторжение в Камбоджу с целью свержения режима Пол Пота. Разумеется, в одиночку у него не было бы ни малейших шансов на успех, но вместе с ним границу перешли части ВС Вьетнама общей численностью 200 тысяч человек. Через три дня вьетнамские морские пехотинцы высадились в камбоджийском порту Кампот, тем самым отрезав полпотовцев от возможных поставок оружия из Китая.

Уже 7 января 1979 года вьетнамские танки вошли в Пномпень, в тот же день морские пехотинцы захватили единственную базу ВВС Камбоджи со всеми имевшимися там самолетами. Вскоре под контролем полпотовцев остался только северо-западный «угол» страны. В этот момент им на помощь решил прийти «старший брат», то есть Пекин. 17 февраля семь армейских корпусов НОАК общей численностью от 300 до 600 тысяч человек с одной тысячью танков и 1,5 тысячами орудий начали вторжение во Вьетнам на всем протяжении 1460-километровой границы.

Вьетнам оказался в исключительно сложном положении, поскольку почти все его лучшие соединения находились в Камбодже. Против Китая имелось примерно 120 тысяч человек, причем в основном это были пограничники, сельскохозяйственные и строительные дивизии и всего одна регулярная пехотная дивизия. Затем к ним добавилось до 80 тысяч ополченцев, что не отменяло подавляющего численного превосходства китайцев.

К исходу вторых суток китайские войска продвинулись на 15–20 км вглубь вьетнамской территории и 19 февраля взяли город Лаокай. Дальше наступление резко замедлилось из-за ожесточенного сопротивления вьетнамцев. Уровень боевой подготовки китайских войск был очень низок, причем во всех звеньях, от рядовых до высшего командования, они просто давили массой, совершенно не считаясь с потерями. Техника была старой и примитивной, взаимодействие между родами войск и соединениями практически отсутствовало.

Камбоджийский солдат во время патрулирования на окраине Пномпеня 24 июня 1997 года. Фото: Reuters

Камбоджийский солдат во время патрулирования на окраине Пномпеня 24 июня 1997 года. Фото: Reuters

СССР, связанный с Вьетнамом договором о взаимной помощи, должен был начать войну против Китая. Москва на это не пошла, ограничившись лишь срочными поставками во Вьетнам вооружений (в первую очередь — РСЗО БМ-21, очень эффективных, как показал Даманский, против толп китайской пехоты). Кроме того, советские военно-транспортные самолеты, возившие оружие для новых ВС Камбоджи, стали обратными рейсами перебрасывать вьетнамские войска на север, на китайский фронт. Впрочем, Дальневосточный и Забайкальский ВО ВС СССР начали демонстративные учения у китайской границы.

2 марта китайцы взяли Каобанг, 4 марта — Лангшон, от которого открывался прямой путь на Ханой (до столицы оставалось 141 километр). Оборона вьетнамцев носила очагово-партизанский характер, часть их войск воевала уже в тылу китайцев, которые на отдельных направлениях продвинулись на 30–50 километров и захватили 20 населенных пунктов. Вьетнам к этому моменту перебросил из Камбоджи один армейский корпус. После падения Лангшона в стране была объявлена всеобщая мобилизация. Немедленно после этого Китай заявил о начале «организованного и планомерного» вывода войск с территории Вьетнама, который завершился 18 марта.

Обе стороны объявили себя победителями. С вьетнамской стороны это было вполне понятно, Пекин же заявил, что он хотел всего лишь «преподать урок» Вьетнаму. Потери ВС сторон убитыми составили примерно по 20 тысяс человек, что было, учитывая описанные выше обстоятельства, заведомо в пользу вьетнамцев. Китайские войска продемонстрировали по отношению к мирному населению страны, которую еще десять лет назад называли «братской», совершенно гитлеровскую жестокость (после этого во Вьетнаме слово «китаец» стало самым жестоким оскорблением). При этом исключительно низкий уровень боевой подготовки НОАК убедил китайское руководство, что не только экономика, но и армия страны нуждаются в радикальных реформах.

Спасти полпотовских союзников Китаю не удалось (уже поэтому говорить о победе Китая абсурдно), к середине марта вьетнамские войска, потеряв примерно 8 тысяч человек убитыми и один штурмовик А-37 (американского производства, из состава бывших ВВС Южного Вьетнама), установили контроль над всей территорией Камбоджи.

После этого «красные кхмеры» перешли к привычной для себя партизанской борьбе. Теперь их главным союзником стал бывший противник — Таиланд, для которого присутствие вьетнамских войск на своей границе было совершенно неприемлемым. Он не только разрешил «красных кхмерам» воевать со своей территории, но и сам начал необъявленную войну против Вьетнама. Первые бои между таиландскими и вьетнамскими войсками случились в июне 1980, после чего приняли систематический характер. Несмотря на очень сложные природно-климатические условия (джунгли и горы), они велись с применением бронетехники и авиации (хотя в достаточно ограниченных масштабах). При этом сам факт войны обеими сторонами тщательно скрывался, поэтому и до сих пор о ней известно довольно мало.

К январю 1985 вьетнамские войска установили более или менее жесткий контроль над всей границей между Камбоджей и Таиландом. После этого в мае таиландские войска начали прямое вторжение в Камбоджу значительными силами своей морской пехоты, которую, впрочем, вьетнамцы вскоре отбили. Потери ВВС Таиланда в Камбодже к этому времени составили три штурмовика А-37 и два разведывательных самолета О-1 (все они были сбиты наземной ПВО Вьетнама).

Камбоджийские беженцы в Таиланде, 16 апреля 1979. Фото: Jeff Robbins / AP

Камбоджийские беженцы в Таиланде, 16 апреля 1979. Фото: Jeff Robbins / AP

В декабре 1987 — феврале 1988 в регионе случилась еще одна война — между Таиландом и Лаосом за спорные острова на пограничной реке Меконг. Несмотря на значительное превосходство в силах, Таиланд проиграл, потеряв более тысячи человек убитыми, истребитель F-5Е и штурмовик OV-10С. Впрочем, судя по всему, победили тайцев не лаосцы, а опять же вьетнамцы, в значительной степени контролировавшие Лаос.

К концу 80-х камбоджийская кампания стала утомлять Ханой, в первую очередь по экономическим причинам. Ситуация усугублялась начавшимся изменением политики и СССР и его экономической деградацией. Поэтому вьетнамцы начали сворачивать свое присутствие в Камбодже и завершили его в 1989 году. Потери их составили по разным данным от 15 до 50 тысяч человек, полпотовцев и тайцев — как минимум не меньше. Хотя многие расценили уход вьетнамцев как поражение, трактовка эта неверна. Вьетнам выполнил свою главную задачу — сверг «красных кхмеров», что было как в его интересах, так и в интересах народа Камбоджи. Кроме того, с военной точки зрения Вьетнам утвердил себя в качестве региональной сверхдержавы.

В 1991 году под давлением ООН в Камбоджу вернулся Сианук и стал ее королем. После этого прекратилась дикая ситуация с представительством Камбоджи в ООН. До этого момента ее представляли полпотовцы. Как было сказано выше, они уничтожили почти 40% населения собственной страны, что не снилось и самым жестоким диктаторам. Причем проходил этот геноцид под коммунистическими лозунгами. Однако Запад все это совершенно не взволновало. Ведь полпотовцы были союзниками коммунистического же Китая, который с середины 70-х до событий на площади Тяньаньмэнь считался неофициальным «16-м членом НАТО». А свергли полпотовцев вьетнамцы, победители США и союзники СССР. Поэтому кампучийские коммунистические головорезы оказались «жертвами вьетнамской агрессии» и продолжали представлять самих себя в ООН на протяжении 13 лет. Трудно найти более яркий пример лицемерия Запада и демонстрации того, что боролся он не столько с коммунизмом, сколько с СССР.

В конце 1991 года полпотовцы нарушили перемирие и возобновили боевые действия. После этого в страну был введен 28-тысячный контингент ООН, от которого, впрочем, как и от всех остальных контингентов ООН, не было ни малейшего толка. Поэтому воевать с полпотовцами теперь приходилось слабой камбоджийской армии. От катастрофы ее спасало лишь то, что и полпотовцы были очень серьезно ослаблены за годы войны с вьетнамцами. Кроме того, от них отказался Пекин.

Весной 1994-го развернулась битва за город Пайлин на западе Камбоджи, считавшийся столицей «красных кхмеров». Он несколько раз переходил из рук в руки и, в конце концов остался за полпотовцами.

В апреле 1998-го престарелый Пол Пот наконец умер. После этого его армия мгновенно распалась, уже в мае правительственные войска полностью контролировали страну. Так закончилась эта почти четвертьвековая жесточайшая коммунистическая война.

Автор — заместитель директора Института политического и военного анализа

Тесла изобретает лучи смерти Далее в рубрике Тесла изобретает лучи смертиЖурналист Евгений Матонин рассказывает об одном из символов времени, в котором вера в прогресс и науку была безмерной, — об изобретателе Николе Тесле Читайте в рубрике «Оборона» Если завтра войнаМЧС просят дополнить концепцию гражданской обороны рядом предвоенных положений Если завтра война

Комментарии

29 сентября 2014, 14:29
Статья еще раз показывает, что действительным защитником европейских демократических ценностей является Российская Федерация, она же СССР
29 сентября 2014, 15:41
Тут 2 момента можно добавить: "кхмеры начали набеги на вьетнамскую территорию" - посмотрите в БСЭ или другом источнике карту "Языки мира": дело в том, что в состав вьетнамского государства после ухода французов вошла довольно большая территория с преобладающим кхмерским населением, и полпотовцы объявили войну с Вьетнамом "освободительной". Конечно, изверги - такие вопросы диломатическим путем решаются, но все же, объективно, причина для "набегов" у них, конечно, была. не на пустом месте все началось. Население Вьетнама тогда было в 6 раз больше, и Пол Пот заявил: "Если каждый кхмер убьет 6 вьетнамцев, то война кончится победой" (у кого-нибудь есть цензурное слово для характеристики Пол Пота? я почему-то не нахожу). А он не подумал, что с таким же успехом 1 вьетнамец может убить 6 кхмеров? Представляю себе очередь вьетнамских солдат, и крики из задних рядов: "Больше одного кхмера в одни руки не выдавать, а то всем не хватит!"улыбка И 2-й момент: Китай объявил Вьетнам "маленьким гегемоном" ("большим гегемоном" они назвали СССР; в ответ наша пропаганда начала называть китайское руководство "гегемонистами", по принципу "сам дурак"улыбка, и начали "пограничную войну". Через несколько дней в программе "Время" было объявлено: "СССР окажет Вьетнаму любую военную помощь, о которой он попросит" - я тогда учился в 9 классе, как раз предпризывной возраст, и хорошо помню, как меня начал медленно охватывать спокойный ужас: "Т.е. если Вьетнам попросит объявить войну Китаю, то мы должны объявить... вот и стала ясной судьба моего поколения - эта война будет не менее жестокой, чем Великая Отечественная, а из призывного поколения 1941 г. в живых осталось 3%". Утром прихожу в школу - ребята в возбуждении, храбрятся, улыбаются: "Все, с Китаем воевать едем!" - но, мне кажется, это было скорее напускноеулыбка Вскоре Китай заключил мир с Вьетнамом, но вот это состояние осталось где-то в подсознании надолго - китайцы, конечно, хорошие люди, у них великая и прекрасная культура, но самая страшная война, которая у нас может быть - это война с Китаем. До сих пор где-то в глубине сидитулыбка Вот такие подростковые воспоминания на тему этой статьиулыбкаулыбкаулыбка
30 сентября 2014, 08:33
Ну полно вам Шишкан думать об этом. Самая страшная война в наше время может быть не с Китаем, а в США. Хотя наверное страшно, когда на тебя дуриком бежит миллиард человек и сколько их не клади, все равно найдется кому бежать.
30 сентября 2014, 15:16
Любая война между крупнейшими мировыми державами ужасна и страшна, ибо может уничтожить все человечество. А потому нам наравне с обороной необходимо развивать дипломатию и пропаганду (в хорошем смысле этого слова). Если найдем с Китаем общий язык и станем не только партнерами, но и надежными союзниками - то устоим перед любыми невзгодами. Лишь бы Китай сам не ввязался в войну с кем-либо из других крупных государств!
30 сентября 2014, 01:33
ОЧЕНЬ ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ и ОБЪЕКТИВНАЯ СТАТЬЯ! Автору - РЕСПЕКТ и УВАЖУХА!!!
30 сентября 2014, 15:16
Храмчихин в своем репертуаре, держит марку! )
30 сентября 2014, 19:58
Еще один случай вспомнил, связанный с этой темой: когда началась перестройка, в 1986 г., к нам в вуз приехала одна из первых групп китайских студентов, посетивших СССР после долгого перерыва - все неплохо по-русски говорят, и с ними китайский товарищ постарше, по-русски говорил как на родном. Разговаривали про культуру, про экономику, и вдруг один из наших студентов спрашивает: "А почему Китай напал на Вьетнам?" - китайские студенты молчат, а товарищ постарше улыбнулся краешками губ и сказал: "Ну зачем мы сейчас будем на эту тему говорить? Вы будете говорить, что вы правы, мы будем говорить, что мы правы". И наш комсорг вскакивает и нам всем: "Никаких вопросов по политике, все вопросы только по культуре и экономике!" - и дальше стали про культуру и экономику беседовать... Вот, действительно, не зря говорят: "Тысячелетняя китайская мудрость". Красиво умудренный опытом китаец ответил, мне понравилосьулыбка
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»