Бомба председателя Мао
Китайская крупнейшая в стране АЭС «Дайя-Бей». Фото: Xinhua / AFP / East News

Китайская крупнейшая в стране АЭС «Дайя-Бей». Фото: Xinhua / AFP / East News

Полвека назад Китай стал ядерной державой

Алеет Восток

16 октября 1964 года в 13 часов по пекинскому времени (9 утра по Москве) в Китае было взорвано первое атомное устройство. Об успешном испытании немедленно доложили председателю Центрального комитета Коммунистической партии Китая.

Товарищ Мао Цзэдун, которого в Поднебесной уже давно и официально именовали «великим кормчим», обожествляя на уровне легендарных императоров прошлого, боялся спугнуть такую удачу. Он потребовал тщательно проверить, действительно ли произошел атомный взрыв. Ведь в случае успеха он становился вровень с историческими легендами древней страны не только в речах партийных льстецов и пропагандистов.

Председателю немедленно доложили, что огненный шар уже превратился в грибовидное облако. Для получения данных о радиоактивности и проб воздуха в район взрыва немедленно направили специально подготовленный самолет. Это был ИЛ-12, один из четырех десятков транспортных самолетов, переданных китайским коммунистам из СССР еще в декабре 1950 года. Сейчас эта авиамашина, полвека назад пролетевшая сквозь макушку ядерного гриба, является экспонатом в авиационном музее Датаншань под Пекином, крупнейшем музее такого рода в Азии.

Изображение на стене: ядерный гриб от первых испытаний ядерного оружия в Китае. Фото: Mike Fiala / AFP

Изображение на стене: ядерный гриб от первых испытаний ядерного оружия в Китае. Фото: Mike Fiala / AFP

Все пробы, исследования и замеры подтверждали китайский успех. К середине 1960-х годов уже существовали дистанционные методики отслеживания ядерных испытаний. И вскоре информагентства из Токио передали сообщение, в котором говорилось, что Китай, вероятно, взорвал атомную бомбу. Однако из-за того, что одновременно на западе КНР произошло землетрясение, сейсмические волны наложились друг на друга, и специалистам потребовалось перепроверять данные. Вскоре сообщение об успешном испытании пришло уже от аналитиков из США. Мир узнал, что клуб ядерных держав пополнился новым членом — самой населенной и самой непредсказуемой в те годы державой планеты.

Вечером того же дня Мао Цзэдун и все высшие руководители китайской компартии присутствовали на представлении «Алеет Восток». Это было нечто подобное музыкальному карнавалу, только переполненному революционным пафосом. В грандиозном шоу участвовали более трех тысяч танцоров и певцов. Прервав выступление, на сцену вышел Чжоу Эньлай, тогда второй человек в Китае — именно он 40 лет назад создавал первые коммунистические кружки китайских студентов. Теперь же он объявил о первом успешном ядерном испытании китайской ядерной бомбы.

Прежде чем прийти к этому успеху, лидеры китайских коммунистов прошли 25 лет кровавой гражданской войны, которую начинали с сотней старых винтовок, и 15 лет восстановления разрушенной экономики, когда начинали почти с нуля в одной из самых нищих, голодных и неграмотных стран мира.

После сообщения Чжоу Эньлая десятки тысяч присутствующих ответили на ядерный взрыв взрывом оваций. И революционная опера «Алеет Восток» продолжилась, хор в три тысячи голосов пел:

Алеет Восток, взошло Солнце,

Китай породил Мао Цзэдуна.

Он работает ради счастья народа,

Он — звезда, спасающая народ.

Коммунистическая партия подобна Солнцу:

Приносит свет всюду, где она сияет.

Там, куда приходит Коммунистическая партия,

Там народ становится свободным.

В 22 часа 16 октября 1964 года сообщение о взрыве было официально передано по китайскому радио. Отныне Восток действительно заалел для мира отблеском ядерного пламени.

Диаспора и атомная бомба

Атомная программа китайских коммунистов началась еще до их победы в гражданской войне, за несколько месяцев до официального провозглашения КНР. Весной 1949 года, когда вся Поднебесной была перечеркнута фронтами сражавшихся за власть многомиллионных армий коммунистов и националистов, в Европу для участия в научной конференции приехал китайский физик Цянь Саньцянь. Главной целью его визита было приобретение необходимых материалов и оборудования во Франции и Англии для создания в Пекине Института современной физики.

Солдаты Мао в подавляющем большинстве еще не умели читать, им не хватало даже простейшего стрелкового оружия, но создатели Китая уже задумывались о своей ядерной бомбе. В то время таким оружием обладали лишь США, даже Москва только-только заканчивала последние эксперименты и не была уверена в том, что сумеет разрушить американскую ядерную монополию. Половиной Китая все еще владели враги Мао Цзэдуна, но лидер китайских коммунистов был предусмотрителен и амбициозен.

Китайский физик с партбилетом в кармане не являлся новичком в Европе: с 1937 года Саньцянь в качестве аспиранта работал и учился в Институте радия Парижского университета. Первое оборудование для атомных исследований и первые образцы радиоактивных материалов китайскому физику помог приобрести Фредерик Жолио-Кюри, один из основоположников современной ядерной физики и, кстати, член компартии Франции. Впоследствии французские физики, среди которых было немало сочувствовавших левым идеям, оказывали своим китайским коллегам существенную поддержку.

Цянь Сюэсэнь и Мао Цзэдун, 1956 год. Источник: me.sjtu.edu.cn

Цянь Сюэсэнь и Мао Цзэдун, 1956 год. Источник: me.sjtu.edu.cn

Уже в первой половине 1950 года, всего через несколько месяцев после окончания гражданской войны, в составе Академии наук КНР появился Институт современной физики, заместителем директора которого был назначен Саньцянь, тесно сотрудничавший с руководителем китайской разведки, «китайским Берией» Кан Шэном.

В следующем 1953 году в Китае был образован специальный Комитет по атомной энергетике. В начале 1956 года лидеры китайских коммунистов приняли решение, в соответствии с которым двумя ключевыми задачами для обороны Китая стали исследования в области ракетостроения и атомной энергии. Приоритетными стали разработка и производство стратегических ракет, строительство заводов по производству атомного сырья и разработка ядерной бомбы.

В том же 1956 году было принято решение об организации Комитета по авиационной промышленности, которому и поручили разработку ракетной техники. Инициатором создания этого комитета стал будущий «отец китайской космонавтики» Цянь Сюэсэнь. Совсем недавно он был полковником ВВС США и одним из первых разработчиков американских реактивных двигателей.

Любопытно, что этот ученый был сыном одного из лидеров «Гоминьдана», партии китайских националистов, с которыми коммунисты Мао почти четверть века воевали за власть над Китаем. Даже жена Цянь Сюэсэня была дочерью китайского генерала, отличившегося в операциях против коммунистических партизан Поднебесной.

Еще в 1930 годы Сюэсэнь отправился получать высшее техническое образование в США и вскоре стал доктором аэронавтики в Калифорнийском технологическом институте, энтузиастом изучения реактивной техники. В годы Второй мировой войны он в составе специальной комиссии армии США был послан в Германию для изучения достижений Третьего рейха в области ракетостроения. По сути, именно Сюэсэнь привез в США Вернера фон Брауна, создателя гитлеровского ракеты «Фау-2» и будущего отца американской космической программы.

Но в 1950 году ФБР обвинило Сюэсэня в сочувствии коммунистам и антиамериканских настроениях. Разработчик американской ракетной техники был арестован, а затем почти пять лет провел под домашним арестом. Лидеры коммунистического Китая прекрасно понимали всю ценность такого человека, и в 1955 году Пекин фактически выменял китайского ученого у Вашингтона на группу американских пленных, захваченных войсками Мао во время боев в Корее. В итоге Сюэсэнь вернулся на родину и стал разрабатывать ракетную технику уже для коммунистов. После создания китайской атомной бомбы этот бывший американский полковник станет кандидатом в члены ЦК КПК.

Руководство коммунистического Китая сразу после прихода к власти приложило значительные усилия для возвращения множества китайских ученых из-за границы. Так, математик Хуа Логэн, который обучался в Кэмбридже, затем преподавал в университете Иллинойса в США, в феврале 1950 года вернулся в КНР и возглавил Институт математики Академии наук Китая.

Хуа Логэн. Источник: ustcif.org

Хуа Логэн. Источник: ustcif.org

В сентябре того же 1950 года на родину вернулся физик Чжао Чжуняо, который раньше учился в Англии и Германии и с 1934 года работал в Технологическом институте в Калифорнии. Позднее он специализировался на изучении гамма-лучей. Оказался в Китае и Ван Ганьпан, окончивший Берлинский университет, в 1943 году уехавший в США, где он работал над изучением атомных проблем в Калифорнийском университете.

1950 год, первый год существования Китайской Народной Республики, стал необыкновенно счастливым для китайской науки, обернувшись массовым возвращением на родину ученых-эмигрантов, решивших строить «новый Китай». В сентябре того года, через десять дней после защиты в США докторской диссертации в Китай вернулся 26-летний физик Дэн Цзясянь, в то время самый юный доктор наук в мире. Через 14 лет, в октябре 1964 года, именно он утвердит проект первого испытания китайской атомной бомбы, а еще через два с половиной года станет и отцом водородной бомбы Китая.

Возвращение китайских научных кадров на родину происходило и в последующие годы. Например, в 1955 году в реализацию китайской ядерной программы включилось четыре десятка ученых, только что приехавших из США и Канады.

По оценкам советских спецслужб, в первые годы после создания КНР общее число китайских ученых, возвратившихся на родину из Европы и США, составило порядка пяти тысяч человек. По сведениям советских закрытых исследований Минобороны СССР, ни один из вернувшихся с Запада специалистов из тех, кто работал в сфере ракетостроения и атомных исследований, не подвергся гонениям и репрессиям даже в период культурной революции.

Расселившаяся по миру многомиллионная китайская диаспора, среди которой были не только чернорабочие и торговцы, но и прекрасные ученые, заменила Китаю разведку и подарила своей родине первые материалы и кадры для создания китайской атомной бомбы.

Однако для первого ядерного взрыва требовались не только ученые и лаборатории, но и мощная промышленная база. И здесь неоценимую помощь коммунистическому Китаю оказала наша страна.

Генезис китайского ВПК

Военно-промышленный комплекс КНР создавался при активном участии и помощи СССР. Однако Сталин был откровенно сдержан и осторожен в оказании военной помощи Китаю, современное оружие и военное оборудование поставлялось Мао не бесплатно, а в обмен на золото, валюту или дефицитное стратегическое сырье (типа вольфрама и урановой руды, которые добывались в Китае). Сталинский СССР оказал Китаю помощь в создании промышленного производства современного стрелкового, артиллерийского и танкового вооружения. Но технологии самых современных образцов вооружения при осторожном и мнительном Сталине оставались засекреченными и для китайских товарищей.

После смерти Сталина Никита Хрущев, стремясь укрепить свою власть внутри СССР, начал щедро задабривать своего китайского союзника. Помимо масштабной экономической помощи, в КНР из Советского Союза пошел поток самых новых военных технологий.

До конца 1950-х годов при содействии СССР в Китае было построено более 160 новейших предприятий военной промышленности. До 1963 года с советской помощью были дополнительно построены и пущены в эксплуатацию еще более 70 крупных военных заводов КНР.

По советскому примеру, экономика коммунистического Китая в те годы также развивалась по пятилетним общегосударственным планам. И если за время первой китайской пятилетки (1953–1957) Советский Союз спроектировал для Китая 40% новых оборонных предприятий, то на вторую пятилетку помощь СССР предполагалась в проектировании уже 70% всех создаваемых китайцами предприятий военно-промышленного комплекса.

Китаю была предоставлена богатейшая техническая документация и направлены для оказания содействия тысячи советских военных специалистов. Это позволило китайцам заложить основы своего военно-промышленного комплекса и наладить производство новейшей по тем временам военной техники. Например, в 1956 году в Шэньяне (маньчжурском Мукдэне) на новом авиационном заводе был выпущен первый китайский боевой реактивный самолет МИГ-17. Он был собран из частей и деталей, поставленных Советским Союзом. Но через полгода было начато серийное производство этих самолетов уже из деталей, сделанных в Китае, и вскоре выпуск был доведен до 150 машин в месяц.

МИГ-17 на выставке военной авиации в Пекине. Фото: calflier001/ flickr.com

МИГ-17 на выставке военной авиации в Пекине. Фото: calflier001/ flickr.com

Огромное значение для КНР имела помощь СССР в подготовке кадров квалифицированных рабочих, инженеров и ученых. В 1949 году в Китае насчитывалось всего 40 небольших научно-исследовательских учреждений и чуть более 650 научных сотрудников. За 13 лет тесного сотрудничества с СССР эти цифры выросли на несколько порядков — к 1963 году в КНР насчитывалось уже 1300 различных НИИ, в которых трудились 94 тысячи сотрудников.

К началу 1960-х годов в Китае уже работало 170 крупных военных производств: 35 авиационных заводов производили около трех тысяч военных самолетов всех типов в год, а шесть танковых заводов выпускали в год почти 2000 вполне современных танков. Все это оружие — от карабинов для ополчения до тяжелых бомбардировщиков — производилось на основе советских образцов и лицензий. Надо отметить, что большинство видов обычных вооружений в КНР до сих пор производится на базе советских прототипов.

Советский след в китайской программе вооружений

Впервые китайские товарищи попытались получить доступ к советским атомным технологиям еще при жизни Сталина. В феврале 1953 года делегация китайских ученых во главе с главным физиком-ядерщиком Цянь Саньцянем посетила СССР. Политбюро в Кремле специально рассматривало вопрос о допуске Саньцяня в атомные лаборатории и приняло решение ознакомить китайцев «лишь с некоторыми научными работами общего характера без малейшего введения в курс проблем, входящих в тематику Первого главного управления», занимавшегося работами по атомному оружию.

И только осенью 1954 года, во время первого визита в Китай, Хрущев стремясь упрочить советское внутриполитическое положение тесным и демонстративным союзом с Мао Цзэдуном, согласился помочь Китаю в разработке атомного оружия и подготовке специалистов-атомщиков. Для Цзэдуна это стало тогда незаметной, но важнейшей дипломатической победой.

Разработкой ракетно-ядерного вооружения в КНР руководил научно-технический комитет НОАК, Народно-освободительной армии Китая. Ему подчинялись различные институты системы Академии наук Китая и Академия военных наук. Руководил всей ядерной программой Китая маршал Нэ Жунчжэнь. Свое первое военное образование этот китайский полководец получил в Москве, когда в 1924–1925 годах обучался в одной из школ Коминтерна. А в 1949 году, в разгар гражданской войны, именно он захватил для Мао город Пекин. Теперь заслуженный маршал руководил уже научным сражением.

В 1956 году в КНР был создан Научно-исследовательский институт по ракетостроению, в котором были собраны все научные силы Китая в этой области. Позднее НИИ ракетостроения эволюционировал в несколько номерных военных министерств машиностроения (например, Третье министерство машиностроения занималось исключительно разработкой атомной бомбы), занимающихся теми же вопросами, в первую очередь разработкой ядерного оружия и баллистических ракет.

Лучшие умы Китая работали над перспективным двенадцатилетним планом развития науки с целью достижения страной передового мирового уровня, прежде всего в области вооружения. Более 600 ученых Китая приняли участие в выработке этой программы. К работе были привлечены также 640 ученых из СССР. Среди главных направлений плана, рассчитанного на 1956–1967 годы, были и такие, как мирное использование атомной энергии, изучение реактивной техники, создание полупроводниковой техники и разработка ЭВМ. Но центральное место занимала именно ядерная программа.

Между 1955 и 1958 годами СССР и КНР подписали целый ряд до сих пор засекреченных соглашений по развитию китайской атомной программы, упоминание о которых есть лишь в китайской и западной историографии. Первым соглашением от 20 января 1955 года предусматривалось совместное проведение геологических исследований в Синьцзяне. В обмен на предоставленную помощь правительство КНР обязалось расширить поставки урана в Советский Союз.

В соответствии с этим соглашением, начиная с 1955 года китайские и советские геологи совместно приступили к масштабным работам по поиску урановых месторождений на территории Китая. Известно, что Китай является одной из немногих стран мира, полностью обеспеченных собственным атомным сырьем. Первое место по запасам этого сырья принадлежит северо-западу Китая, где в районе города Чугучак с 1957 года начал эксплуатироваться огромный комплекс урановых шахт.

По воспоминаниям главы китайского ядерного проекта маршала Не Жунчжэня, Хрущев сразу же после событий 1956 года (когда в Польше и Венгрии вспыхнули выступления против Москвы) «стал более уступчивым в предоставлении Китаю сложной технической помощи». 7 апреля 1956 года личный представитель Хрущева Микоян и китайская сторона подписали соглашение о советской помощи Китаю в возведении 55 новых промышленных предприятий, в том числе по производству ракет и атомного оружия.

15 октября 1957 года был подписан дополнительный протокол, в соответствии с которым в Китай стали прибывать советские специалисты по атомной энергетике. Этот протокол уже прямо предусматривал передачу КНР модели атомной бомбы и технологии ее изготовления.

Летом 1958 года при активном содействии СССР в Китае был построен первый экспериментальный ядерный реактор. В этот момент в Кремле незадачливые наследники Сталина наконец-то осознали, что Китай с собственной ядерной бомбой превратится из младшего партнера в очень сложного союзника.

И в августе 1958 года Хрущев прилетел в Пекин и попытался уговорить Мао Цзэдуна в том, что КНР собственное ядерное оружие не нужно. «А зачем оно вам, когда мы его имеем и готовы защитить Китай, как самих себя, в соответствии с условиями Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР?» — зафиксировал протокол слова Хрущева, обращенные к Мао. Глава китайских коммунистов был формально очень вежлив в своем ответе: «Благодарим, но Китай — великая и суверенная страна, и нам самим нужно обладать ядерными средствами, чтобы защитить себя в случае войны. Если вы не склонны поделиться с нами этим оружием, то помогите Китаю технологией создания ядерной бомбы».

Хрущев пытался разубедить своего собеседника, объясняя, что производство атомной бомбы — дело чрезвычайно, даже фантастически дорогостоящее. На это Мао Цзэдун философски ответил: «Ну что ж, справимся и своими силами».

Мао уже знал, о чем говорил: 28 сентября 1958 года начал работу построенный при участии советских специалистов первый ядерный реактор Китая, первый циклотрон на 25 миллионов электронвольт и ускорители более десяти различных типов. Работы над китайской атомной бомбой перешли от теории к практике.

Хрущев, несмотря на подписанное соглашение, отказался передать китайцам технологии бомбы. Советско-китайский раскол углублялся. Чжоу Эньлай, второй человек в компартии Поднебесной, по поводу отказа Хрущева в июле 1959 года высказался на заседании китайского правительства следующим образом: «Пусть себе болтает, мы сами возьмемся за дело и, начав с азов, за восемь лет создадим атомную бомбу». Впрочем, Китай тогда уже продвинулся куда дальше «азов», и бомба появится на три года раньше указанного срока.

Однако когда в 1960 году Хрущев отозвал из Китая всех работавших там советских специалистов, это вызвало явное замешательство в Пекине. В июле 1961 года было даже созвано особое совещание руководителей военной промышленности Китая, на котором по поручения Мао Цзэдуна вполне серьезно обсуждался вопрос о том, следует ли и далее заниматься разработкой атомной бомбы и ракетоносителей, либо прекратить эти работы из-за их чрезвычайно высокой стоимости и сложного экономического положения страны. Но несмотря на серьезные экономические и технические трудности, а главное, несмотря на чрезвычайные расходы, работы над атомной бомбой и ракетным оружием решено было продолжить.

И уже в августе 1962 года маршал Жунчжэнь назвал высшему руководству Китая приблизительное время испытаний атомной бомбы — не позднее 1965 года. ЦК КПК, одобряя деятельность Жунчжэня, подчеркнул, что основным направлением исследований в области ядерного оружия должны стать ракетные боеголовки, а не авиационные бомбы.

В течение 1963 года китайские специалисты-ядерщики осуществили более тысячи различных предварительных и подготовительных испытаний. Первый успешный ядерный взрыв произошел 16 октября 1964 года на полигоне возле высохшего соленого озера Лобнор в пустыне Синьцзяна. Мощность бомбы составила 20 килотонн — первая атомная бомба Китая была равна той, что в августе 1945 года уничтожила Хиросиму.

Как Китай готовился к ядерной войне

С момента появления в 1949 году коммунистического Китая и до самой смерти Цзэдуна все военное строительство в Поднебесной шло именно как подготовка к большой ядерной войне. Председатель Мао пережил две мировые войны, три гражданские и множество локальных, поэтому он не сомневался в неизбежности ядерной Третьей мировой.

Руководство коммунистического Китая понимало, что страна отстает от ведущих держав по уровню военной науки и техники, поэтому стремилось компенсировать такое отставание многочисленностью армии и высочайшим уровнем мобилизационной готовности экономики и населения. По милитаризации экономики и гражданской жизни маоистский Китай опережал даже сталинский СССР.

В те годы регулярная армия Китая насчитывала почти четыре миллиона штыков, еще свыше 30 миллионов человек проходили подготовку в организованном ополчении. Всего же в народном ополчении Китая в 1960 годы минувшего века числилось почти 200 миллионов китайцев обоего пола в возрасте от 16 до 60 лет. По замыслам генералов Мао, на такую массу не хватило бы ядерных зарядов ни у одного из потенциальных противников.

Первая китайская АЭС после аварии. Фото: Charlene Fu / AP / East News

Первая китайская АЭС после аварии. Фото: Charlene Fu / AP / East News

Вся экономика КНР в те годы была жестко разделена на два сектора: военный и гражданский. Военный пользовался всеми преимуществами централизованного обеспечения сырьем, электроэнергией, оборудованием и квалифицированными кадрами. Он охватывал современные крупные и средние предприятия военной промышленности и обеспечивающие отрасли тяжелой индустрии. Руководство такими предприятиями находилось под централизованным контролем высшего руководства КНР.

Гражданский сектор производства базировался на местных материальных и трудовых ресурсах, полунатуральном сельском хозяйстве, мелкой местной промышленности. Главной его задачей было обеспечение развития производства по принципу «опоры на собственные силы», без какой-либо существенной помощи со стороны государства, но при условии обязательного отчисления государству львиной доли заработанных средств.

Мао Цзэдун полагал, что неизбежная и, как он был уверен, близкая Третья мировая война будет вестись с массированным применением ядерного оружия. Исходя из этой предпосылки, он принял решение переместить и рассредоточить половину всех военных предприятий в малонаселенных центральных и западных районах Китая. Там предполагалось создать мощную производственную и исследовательскую базу, получившую наименование «третьей линии». Она была предназначена для обеспечения армии всем необходимым в случае ядерной войны, когда атомные бомбы противника сотрут с лица земли предприятия «первой линии», расположенные в густонаселенных приморских провинциях, и «второй линии» в районах, расположенных вдоль главной железнодорожной магистрали Пекин — Гуанчжоу.

По приказу Мао в короткие сроки в отдаленных районах Китая на «третьей линии» были возведены 300 новых городов, созданы две тысячи новых предприятий и 92 научно-исследовательские организации, где трудились более миллиона человек. По сути это был китайский аналог промышленных центров СССР на Урале и в Сибири.

При Мао Цзэдуне, во многом на основе опыта СССР (где, например, производство ядерного оружия скрывалось под вывеской «Министерства среднего машиностроения»), весь военно-промышленный комплекс Китая состоял из восьми номерных министерств машиностроения: Первое министерство машиностроения — от электрооборудования до стрелкового оружия, Второе министерство — атомная промышленность, Третье — авиастроение, Четвертое — электроника, Пятое — артиллерийское вооружение, Шестое — военно-морское строительство, Седьмое — космос и Восьмое — тактические управляемые ракеты.

В период культурной революции экономикой Китая, по сути, управляла армия. Тогда произошла невиданная милитаризация промышленности, одновременно сама Народно-освободительная армия КНР, зачастую в ущерб военной подготовке, была втянута в промышленное строительство и даже сельскохозяйственную деятельность.

Но именно в эти годы созданный при помощи СССР военно-промышленный комплекс Китая, при всех его проблемах и недостатках, сумел создать базу для массового производства относительно современных видов обычных вооружений и достичь заметных успехов в области ядерных, ракетных и космических технологий.

Атом ценою в миллиард

14 мая 1965 года Китай осуществил второе ядерное испытание, используя в качестве носителя уже самолет Ту-16. Хотя этот самолет по советской лицензии уже несколько лет производился в самом Китае, для первого воздушного ядерного испытания китайцы решили использовать один из двух самолетов этого типа, собранных из полученных от СССР деталей. Оружие, произведенное в Советском Союзе, китайцы тогда справедливо считали куда более качественным и надежным, чем продукты собственной промышленности.

Даже хаос культурной революции не помешал выполнению китайской ракетно-ядерной программы. 9 мая 1966 года с помощью бомбардировщика Ту-16 было проведено третье ядерное испытание. В ядерном устройстве мощностью около 100 килотонн, кроме урана-235, уже содержался литий-6, что свидетельствовало о готовности Китая к испытанию термоядерного заряда.

27 октября 1966 года состоялся первый успешный пуск китайской ракеты с реальной ядерной боеголовкой — доставленная ракетой боеголовка взорвалась на полигоне в пустыне Такла-Макан. Следующий 1967 год ознаменовался целыми двумя вехами в ракетно-ядерной программе Китая — 17 июня был осуществлен подрыв первого термоядерного (водородного) устройства, а в октябре впервые были проведены испытания китайской баллистической ракеты.

Японские ученые отметили повышение уровня радиации в Токио после испытаний ядерного оружия в Китае, 1966 год. K. Mori / AP

Японские ученые отметили повышение уровня радиации в Токио после испытаний ядерного оружия в Китае, 1966 год. K. Mori / AP

В отличие от технологий атомной бомбы, никаких технологий термоядерного заряда из СССР в Китай не передавали. Китайцы официально считают, что именно они установили мировой рекорд по скорости перехода от ядерных зарядов к термоядерным — США для этого потребовалось семь лет, Франции — восемь, СССР — четыре года, а Китаю всего три.

Через три года после испытания первой баллистической ракеты, 24 апреля 1970 года запущен первый китайский космический спутник. Ракетные войска в Китае получили официальное наименование — Вторая артиллерия. В том же году в КНР начала работу первая промышленная атомная электростанция.

К октябрю 1964 года, когда было взорвано первое ядерное устройство, в КНР имелось семь исследовательских учреждений, 12 производственных предприятий по созданию атомного оружия и один испытательный полигон в Синьцзяне в районе северного побережья озера Лобнор. Крупнейшие заводы по производству ядерного горючего и материалов располагались в городах Ланьчжоу и Баотоу на севере Китая возле пустынных земель Внутренней Монголии.

В разработке первого ракетного оружия Китая принимало участие 13 научно-исследовательских институтов и 20 промышленных предприятий. Для испытаний ракет был создано шесть полигонов, один недалеко от Пекина и остальные на малонаселенных северо-западных окраинах страны.

За первые 15 лет пребывания в ядерном статусе, с 1964 по 1979 год, Китай провел 25 испытаний атомного оружия. Однако это весьма скромные цифры на фоне первых ядерных держав мира: США за первые 15 лет обладания ядерным оружием, с 1945 по 1960 год, провели почти тысячу испытаний, а СССР с 1949 по 1964 год — 230 таких испытаний.

Но даже такие относительно скромные ядерные игры обошлись Китаю недешево. По оценкам западных спецслужб в 1965–1970 годах Китай потратил на ядерное оружие 25 миллиардов долларов. В современных ценах это около триллиона долларов — цифра очень внушительная, но в истории военных расходов не запредельная: примерно столько США потратили на военные операции в Ираке и Афганистане в начале XXI века, а Франция потратила тот же триллион долларов в современных ценах, когда накануне Второй мировой войны строила «линию Мажино».

Однако США и Франция до Второй мировой тоже были одними из первых держав мира. Китай же эпохи Мао Цзэдуна считался очень бедной страной с нищенским уровнем жизни. Но к началу 1970-х годов прямые военные расходы составляли 30% всех государственных расходов КНР, при этом затраты на ракетно-ядерную программу превышали треть военного бюджета.

Фактически десять процентов всех расходов Китая в те годы шли на создание и совершенствование атомного оружия. И это только прямые расходы, при оценке всех косвенных затрат данная цифра возрастет в два-три раза. С учетом же развернутых Мао работ по подготовке промышленности Китая к ядерной войне, по оценкам и западных и советских экспертов, Пекин в те годы тратил на военные нужды почти две трети государственного бюджета.

Впрочем, современный разбогатевший Китай, оглядываясь на свою историю, не считает эти расходы напрасными.

Связь с убийством Далее в рубрике Связь с убийствомВ 1910 году убийцу впервые задержали с помощью радио, дело о смерти Коры Криппен до сих пор остается одним из самых странных в истории Великобритании Читайте в рубрике «История» Семеро пойдут, Сибирь возьмут!Каникулы в Историю. Серия пятая. Семеро пойдут, Сибирь возьмут!

Комментарии

23 октября 2014, 22:05
Весьма сомнительная радость. Однако, учитывая то что это дало возможность Китаю встать на более высокую ступень в геополитическом плане - это безусловно. Но вообще-то все это лишь прелюдия к всеобщей "пляске смерти", не более(( И дай бог человечеству её избежать !
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»