Ешь богатых
Фото: Steffi Reichert / Flickr

Фото: Steffi Reichert / Flickr

Конгресс США годами одобрял законопроекты в угоду корпорациями и миллионерам, это доказывает политолог из Принстона на основе статистических данных

Прозрения знаменитого репортера и писателя Хантера Томпсона и культового музыканта Джелло Биафра, что американская мечта несется в сторону фашизма, обрастают научными фактами. Политологи Мартин Гиленс (Принстонский университет) и Бенджамин Пейдж (Северо-Западный университет) обосновали тезис, что Соединенные Штаты далеки от демократии. Вывод ученых неумолим: вот уже полвека страна стремительно скатывается в плутократию и олигархию. На протяжении десятилетий об этом писал философ и социолог Ноам Хомский, но теперь его догадки подкрепляются данными исследования

Исследование «Проверяя теории американской политики» опубликовано на сайте Принстона. Гиленс и Пейдж отталкивались от четырех теорий госуправления: мажоритарная электоральная демократия (majoritarian electoral democracy), власть экономической элиты (economic elite domination), мажоритарный плюрализм (majoritarian pluralism) и смещенный плюрализм (biased pluralism). Каждая модель приписывает агентам разные степени влияния на государственную политику: рядовым гражданам, сверхбогатым американцам, элитам, организованным группам с общими интересами (политическим, профессиональным, финансовым). Прежде чем перейти к выводам политологов, надо понять, каким образом они применяли их к американской действительности.

Мажоритарная электоральная демократия

Теоретики мажоритарной демократии считают главным фактором, формирующим политику США, коллективную волю среднего американца. Этот подход восходит к Алексису де Токвилю, написавшему в 1831 году политический трактат «Демократия в Америке». Свидетель так называемой джексоновской демократии, он писал, что простой народ в Америке «всесилен» и предупреждал о «тирании большинства».

«Только большинству принадлежит в этой стране право создавать законы и контролировать их исполнение, только в его власти находятся как правители, так и граждане. Поэтому оно смотрит на государственных служащих как на пассивных исполнителей своей воли, полностью полагается на них в претворении в жизнь своих замыслов, и не дает себе труда заранее определять круг их прав и обязанностей», — писал Токвиль.

Как скажет 30 лет спустя Авраам Линкольн в своей знаменитой Геттисбергской речи, Америкой правит «правительство из народа, созданное народом и для народа». Один из самых авторитетных политологов XX века Роберт Даль назвал идеалы Линкольна «популистской демократией». Впоследствии модель Даля была дополнена теориями рационального и общественного выбора и теоремой среднего (медианного) избирателя, из которой, в частности, следует, что в двухпартийной системе политические партии всегда будут отражать предпочтения избирателей-центристов. Теорема среднего избирателя гласит, что если участники голосования признают одно измерение (например, от левого к правому; при этом левым меньше всего нравится самый правый выбор, а правым — самый левый), то при любой процедуре голосования победят средние избиратели. В странах с двухпартийной системой политики, не отвечающие интересам среднего избирателя, обречены на провал.

Мартин Гиленс. Фото: challengestodemocracy.us

Мартин Гиленс. Фото: challengestodemocracy.us 

Как пишет Гиленс, в настоящее время в неограниченную власть среднего американца верят «многие ученые, возможно, в большей степени экономисты, чем политологи». Поборники этой теории, например, авторы «чрезвычайно влиятельного» труда Macro Polity, выпущенного в Кембридже и претендующего на «первое всестороннее описание американской политики на системном уровне». Сам Гиленс признает за моделью мажоритарной электоральной демократии некоторую прогностическую силу, но подчеркивают, что она никак не позволяет оценить влияние на госуправление богачей и отдельных групп.

«Недавнее исследование Ларри Бартельса и одного из авторов (Гиленса), в котором предпочтения богатых американцев анализируются наряду с предпочтениями тех, кто ниже в распределении доходов, указывает, что кажущаяся связь между государственной политикой и предпочтениями среднего гражданина может быть в значительной степени или полностью ложна», — пишут исследователи.

Власть экономической элиты

Совершенно иная теоретическая традиция утверждает, что вся власть в США принадлежит сверхбогатому слою населения. Власть необязательно производна от богатства: политические элиты тоже могут добиться большого могущества и отстаивать собственные интересы или интересы населения. Но олигархат в любом случае контролирует все институты власти.

Не все теории элит разделяют это положение. Некоторые говорят об особом статусе политического истеблишмента, продвигающего свою политику, не отражающую предпочтения большинства. Другие постулируют власть «амальгамы элит», комбинирующих свои социальные статусы, экономические ресурсы и институциональные позиции. Одним из первых на переплетение интересов элит обратил внимание американский социолог Чарльз Райт Миллс в классической работе «Властвующая элита» (1956). Миллс утверждал, что доминирующие экономические, политические и военные элиты чередовались на протяжении истории США в различных конфигурациях.

олиция охраняет делегатов совещания Всемирного банка и Международного валютного фонда. Фото: Jockel Finck / AP

Полиция охраняет делегатов совещания Всемирного банка и Международного валютного фонда. Фото: Jockel Finck / AP

Первым о влиянии конкретно экономических элит на американскую политику заговорил историк Чарльз Бирд (1874–1948). Он отталкивался от тезиса, что главной целью создателей американской Конституции была защита частной собственности богатых торговцев и плантаторов, а не большинства мелких фермеров, рабочих и ремесленников. Знаковой является работа «Кто правит Америкой?» (1967) социолога  Уильяма Домхоффа о том, как американский верхний класс управляет национальной политикой в обход выборов через фонды, аналитические центры, консалтинговые фирмы, СМИ и взятки. Наиболее авторитетным молодым политологом, убежденным во власти олигархата, авторы называют профессора из Йеля Джеффри Уинтерса. Его работа «Олигархия» была названа Американской ассоциацией политических наук лучшей книгой 2011 года по сравнительной политологии.

Мажоритарный плюрализм

Направление, рассматривающее политику как борьбу групп по интересам, восходит к одной из статей цикла «Федералист», публиковавшегося в нью-йоркских газетах в восьмидесятых годах XVIII века в поддержку ратификации Конституции. В десятой статье «Федералиста» будущий президент Джеймс Мэдисон назвал «группы» основными политическими игроками.

«Предрасположение к взаимной вражде столь сильно в человеке, что даже там, где для нее нет существенных оснований, достаточно незначительных и поверхностных различий, чтобы возбудить в людях недоброжелательство друг к другу и ввергнуть их в жесточайшие распри. При этом самым обычным и стойким источником разгула крамолы всегда было различное и неравное распределение собственности. Те, кто ею владеет, и те, у кого ее нет, всегда составляют в обществе группы с противоположными интересами. Те, кто является кредиторами, и те, кто состоит в должниках, равным образом противостоят друг другу.

У цивилизованных народов необходимо возникают интересы землевладельцев, интересы промышленников, интересы торговцев, интересы банкиров и многих других, меньших по значению групп, разделяя общество на различные классы, которыми движут различные чувства и взгляды. Урегулирование этих многообразных и противостоящих интересов и составляет главную задачу современного законодательства, неизбежно окрашивая партийным и групповым духом все необходимые и повседневные действия правительства», — писал Мэдисон в ноябре 1787 года.

В XX веке роль влияния различных групп на национальную политику была проанализирована в «Процессе государственного управления» (1908) Артура Бентли и «Управленческом процессе» (1951) Дэвида Трумэна. В «Управленческом процессе» изложен исчерпывающий и поныне актуальный каталог методов лоббирования и других способов группового влияния.

«Декан американских политологов» Роберт Даль ввел для обозначения политической борьбы групп специальный термин — «полиархия» или «плюралистическая демократия», являющаяся, на его взгляд, обязательным этапом на пути к идеальной демократии. Авторы классифицируют полиархию Даля как классический вариант теории мажоритарного плюрализма и отказывают ей в реальном существовании. Проблема в том, пишут ученые, что сформировать группу, которая была бы настоящим политическим агентом, практически невозможно: «Главный вызов теориям мажоритарного плюрализма бросает Мансур Олсон. Его аргумент в том, что коллективным действиям больших, рассредоточенных групп лиц с незначительными собственными интересами, но большим коллективным интересом мешает эффект безбилетника. За исключением особых обстоятельств (принуждение), у людей, выигрывающих от коллективных действий, нет никакого стимула, чтобы сформировать группу или присоединиться к ней».

Чиновники и полицейские на территории начальной школы «Сэнди-Хук». Фото: Julio Cortez / AP

Чиновники и полицейские на территории начальной школы «Сэнди-Хук». Фото: Julio Cortez / AP

Таким образом, группы, о которых мечтал Мэдисон, скорее всего, просто не смогут сформироваться и стать полноценной политической силой, «даже если правительство пренебрегает интересами миллионов человек» и для появления группы вроде бы есть все причины и социальный базис.

«Осознавая проблемы коллективных действий, власть может спокойно игнорировать большую часть населения и действовать против интересов рядовых граждан», — заключают ученые.

Смещенный плюрализм

Аргумент Олсона, автора «Логики коллективных действий» (1965), подготовил почву для ответвления плюралистической традиции: так называемого «смещенного» плюрализма. Как и в предыдущем случае, он рассматривает политическую систему США как противостояние множества групп, а не двух партий. Но центр политической силы всегда «смещен» в одном направлении — разумеется, верхнего класса, бизнеса и топ-менеджмента.

Сами Гиленс и Пейдж относят себя к сторонникам именно этой модели. Ученые вкратце излагают историю теории смещенного плюрализма, объясняя, чем именно он им импонирует. Один из главных теоретиков лоббизма Элмер Эрик Шатшнайдер назвал американскую политику «хором с акцентом верхнего класса». Лауреат Нобелевской премии по экономике Джордж Стиглер проанализировал американский институт государственного регулирования, разоблачив захват регуляторов влиятельными группами (его исследования неолибералы презрительно окрестили «чикагским марксизмом»). Экс-президент Американской ассоциации политических наук Чарльз Линдблом писал о привилегированном положении бизнеса в Америке и влиянии корпораций на политику. Политолог Томас Фергюсон — главный критик теоремы среднего избирателя — сформулировал «теорию политических инвестиций», объяснив, как бизнес, в первую очередь индустриальный сектор, управляет Республиканской и Демократической партиями.

В союзники авторы заносят социолога Фреда Блока из Калифорнийского университета в Дэвисе — одного из главных последователей основателя экономической антропологии Карла Поланьи. А Поланьи, хоть склонялся скорее к христианскому социализму, чем марксизму, все равно терпеть не мог рыночную экономику, находился в жесткой оппозиции ко всему либеральному академическому мейнстриму, водил знакомство с марксистом Дьёрдем Лукачем и был женат на  революционерке Илоне Дучинской. Блок продолжил критику рыночного фундаментализма Поланьи.

Самый недавний вклад в теорию смещенного плюрализма сделали политологи Джейкоб Хакер и Пол Пирсон своей нашумевшей работой «Политика в духе "победитель получает все": как Вашингтон сделал богатых богаче и отвернулся от среднего класса». В ней авторы утверждают, что главным бенефициаром экономического роста с 1970 года стал только 1% американцев, а увеличение неравенства доходов было не неизбежным последствием глобализации, на чем настаивают апологеты неолиберализма, а результатом целенаправленной работы политических сил.

Выражая симпатию самым отъявленным критикам неолиберальной экономики, Гиленс и Пейдж не могли обойти стороной марксизм. Они цитируют «Манифест коммунистической партии»: «...буржуазия… завоевала себе исключительное политическое господство в современном представительном государстве. Современная государственная власть — это только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии».

Напрямую называть себя марксистами Гиленс и Пейдж остерегаются. Проблема в том, что тезис о политическом господстве владельцев средств производства невозможно проверить эмпирически. На весь «Капитал» просто нет ни одного четкого понятия класса, которое позволило бы определить ту же буржуазию. Как известно, ни доход, ни богатство по Марксу не сигнализируют о классовой позиции. Тем не менее авторы берут на вооружение, например, труды британского социолога-марксиста Ральфа Милибэнда. Так академическая теория смещенного плюрализма приобретает характерный красный оттенок, а Принстон невольно становится глашатаем  коммунистических идей.

Демократия?

«Кто властвует на самом деле?» — спрашивают Гиленс и Пейдж. Для начала, настаивают они, ни одна из четырех теорий не верна. Каждая — только приближение к реальному положению вещей.  Было множество эмпирических исследований в пользу этих способов описания американской политики, говорящих о господстве того или иного набора агентов. Но еще ни разу противоречащие друг другу подходы не сравнивали в рамках одной статистической модели. Именно это и сделали авторы.

Во-первых, они изучили содержание почти двух тысяч законопроектов, поступивших в Конгресс США с 1981 по 2002 годы и касающихся налоговой и административной политики, федеральных программ страхования, здравоохранения, талонов на питание и прочего. Во-вторых, сравнили содержание законопроектов с предпочтениями разных слоев населения (сверхбогатых, бедняков и среднего класса), собранными благодаря национальным опросам, а также с интересами определенных групп. В зависимости от совпадения с взглядами агентов, законопроекты обозначались как «крайне благоприятные», «отчасти благоприятные» или «крайне неблагоприятные». Для анализа мнений респондентов использовалась логистическая регрессия с регуляризацией. Конкретные политические предпочтения в документе опущены (полная версия выйдет в Perspectives on Politics осенью этого года).

Occupy Wall Street в Нью-Йорке. Фото: Mary Altaffer / AP

Occupy Wall Street в Нью-Йорке. Фото: Mary Altaffer / AP

Распределение доходов показано в процентилях. Если доход входит в пятидесятую процентиль, это означает, что половина населения получает меньше него и половина — больше. В 2010 году медианный доход на душу населения в США составил $18 700. С небольшими оговорками политические предпочтения американцев с медианным доходом тождественны предпочтениям того самого среднего избирателя, олицетворяющего торжество демократии.

Сравнивая предпочтения американцев с медианным доходом со взглядами тех, которые находятся на девяностой процентили (то есть зарабатывают больше 90% населения), исследователи пришли к безжалостному статистическому выводу: гораздо чаще конгресс США, утверждая очередной законопроект, удовлетворял интересы именно группы миллионеров. Исследование вскрыло явную конфронтацию экономических элит и отраслевых групп. Сверхбогатые постоянно лоббировали понижение государственных расходов практически во всех сферах. Отрасли, в свою очередь, отстаивали увеличение субсидирования:  фармацевтическая промышленность, больницы и страховые компании лоббировали повышение расходов на здравоохранение; ВПК — на вооружение; Федерация американских фермеров — на сельское хозяйство и так далее. Интересы простых фермеров и клерков в этой борьбе атлантов не учтены.

«Предпочтения среднего американца оказывают крохотное, почти нулевое, статистически несущественное влияние на государственную политику», — пишут Гиленс и Пейдж.

И все же довольно часто интересы рядовых граждан коррелируют с предпочтениями богачей. Это может объяснить, почему в американском обществе не возникает резких социальных антагонизмов — средний класс пока что остается бенефициаром политики, которую проводят плутократы. Но американцы уже бесконечно далеки от того «всесильного большинства», свидетелем которого стал де Токвиль.

Как и буржуазию Маркса, плутократию Гиленса довольно трудно определить. Из-за нехватки данных анализ не дает понять, какая часть богачей сильнее влияет на законотворчество. Речь может идти о всех гражданах на 90-й процентили, о верхнем 1% или даже 0,1%. Так или иначе, претензии Америки на самое демократичное общество дискредитированы абсолютно плутократической законодательной политикой. Конечно, философ Ноам Хомский почти полвека твердил, что Америка недемократична. Теперь это подтвердила статистика: «В Соединенных Штатах большинство не властвует (…). Когда большинство граждан не соглашается с экономической элитой или с группами по интересам, они, как правило, проигрывают. Более того, из-за сильного смещения статус-кво политической системы, даже если довольно много американцев выступают за изменение политики, они, скорее всего, не добьются этого».

От теории к практике

Руководствуясь выявленной исследователями тенденцией, что конгрессменам на полном серьезе наплевать на мнение простого американца, можно иначе оценить политические дрязги в Конгрессе. Взять, к примеру, две крупнейшие внутренние американские темы — продажу оружия и выбросы углекислого газа. Стрельба в школе «Сэнди-Хук», приведшая к гибели 20 детей, настолько шокировала американцев, что 91% поддержали законопроект, вводящий проверку анкетных данных в оружейных магазинах. Невзирая на практически поголовную поддержку всей Америки, верхняя палата Конгресса отклоняет инициативу. Большинство опрошенных американцев (79% техасцев, 84% канзасцев, 81% аризонцев и на таком уровне по всех штатах) выступают за сокращения выбросов углекислого газа. Но любой законопроект об ограничениях проходит в Конгрессе со скрипом — даже несмотря на то, что последние годы их лоббирует администрация Обамы. Пять лет назад Палата представителей еле-еле одобрила первую масштабную инициативу по ограничению вредных выбросов — «Акт о чистой энергетике и безопасности». За проголосовали 219 конгрессменов, против — 212.

Гиленс полагает, что Соединенные Штаты скатывались в олигархию как минимум 40 лет. Однако его исследование ограничено довольно коротким временным промежутком. В свою очередь, восходящая рок-звезда критики капитализма — молодой парижский экономист Томас Пикетти, написавший 700-страничный бестселлер «Капитал в XXI веке», — проделал похожую работу на основе данных Налогового управления США, восходящих к 1913 году. Пикетти как нельзя лучше иллюстрирует, что свободный рынок делает богатых богаче, а бедных — беднее. В 2012 году на долю 1% богачей пришлась пятая часть всех доходов в США. Со времен Великой рецессии, закончившейся в 2009 году, 1% богатейших американцев получил 95% прироста доходов от восстановления экономики. У остальных 99% граждан доход упал на 12%.

Возможно, пишут Гиленс и Пейдж, у сверхбогатых и лидеров влиятельных групп больше политического опыта, чем у среднего американца, поэтому можно пропустить все эти проблемы мимо и ввериться в руки тем, кто господствует. Возможно, миллиардерам лучше известно, какие законопроекты принесут пользу всем — от прекариата до топ-менеджеров.

«И возможно, они не преследуют корыстные интересы, а ищут блага для всех. Но мы склонны сомневаться в этом», — резюмируют Гиленс и Пейдж.

Публикация Принстонского университета моментально вызвала общественную дискуссию. На нее отреагировал экономист Пол Кругман, интеллектуальные издания New Yorker и Slate посвятили колонки, газета New York Times — рубрику «Пространство дебатов» с приглашенными экспертами и сотнями пользовательских комментариев. Правда, никто напрямую не призвал к возобновлению движения Occupy Wall Street и свержению эксплуататоров. Тем не менее небольшой шанс на повторное появление гражданской мобилизации остается. По словам Гиленса, сегодня в обществе распространен запрос на введение налогов на богатство.

«Широко распространено мнение, что налоговая система несправедлива. Что даже экономическая система в целом, если хотите, "подстроена" под господствующих. Я не думаю, что американцы соберутся на баррикадах. Но существует недовольство, что правительство целенаправленно создает несправедливое игровое поле», — рассказал Гиленс в интервью Vice.

Про особо одаренных Далее в рубрике Про особо одаренныхЧерепно-мозговая травма, деменция и удар молнии как путь к сверхспособностям

Комментарии

11 мая 2014, 13:56
Всех просто приучили к тому что нужно это,нужно то,а по сути каждый человек имея деньги может сам себе все необходимое предоставить и купить...
11 мая 2014, 14:26
Кто бы сомневался.... Для корпоративных псевдодемократичных монстров, лжецов из Конгресса и Сената, а так же прочих властвующих американских демонических сущностей, народ - это просто мусор, расходный материал, пища, общество потребления, не более того!
12 мая 2014, 10:00
Зачем же давать этой еде условия для жизни? Все не совсем та как вы думаете,ведь есть определенный контингент людей,которые идут в правительство и служат народу,вопрос лишь в их проценте.
12 мая 2014, 10:25
Все потому что Штаты, вместо того чтобы сконцентрироваться на самих себе, заняться отладкой и совершенствованием своей внутренней структуры, озаботиться проблемами своей собственной нации, маниакально стремятся к захвату и порабощению политических и экономических структур всего остального мира, не заботясь о последствиях этой дурной политики, зачастую ценою насилия, диктатуры и военных конфликтов. Естественно, ни к чему хорошему это привести не может.
12 мая 2014, 11:42
Зомби-нация, которой много лет льют в уши слащавый сироп о какой-то абстрактной избранности и свободе. А на самом деле это самые настоящие рабы. А их псевдодемократия - это всего лишь кровь, горе, смерть и слезы многих миллионов людей. Насмотрелись уже. И каждый последующий их президент все страшнее в своих сатанинских амбициях.
12 мая 2014, 11:45
Речь о справедливости может идти только тогда,когда сельсовет назначает председателя ,а в огромном мегаполисе ,а тем более многомиллионной стране не может быть справедливости в наше время при рыночных экономиках.
12 мая 2014, 15:46
Ну и когда Майдан ворвется на улицы вашингтонщины и подарит американцам настоющую свободу, а свободу на бумаге, все уже заждались
12 мая 2014, 17:25
В США рынка попросту нет, т.к. нет естественной конкуренции. Финансовый сектор создает условия "конкуренции" - через стоимость кредита как для производителей, так и потребителей. Здесь же львиная доля добавочной стоимости и создается, и в свою пользу перераспределяется. Так что свободный рынок США - миф.
03 июня 2014, 06:34
Статья сложная, переводная (перевод не идеальный), изобилует ссылками на авторов и работы, о которых большинство русскоязычных читателей не имеют ни малейшего представления. Дискуссия получается от этого печальной: Олег, Сергей и другие, не пишите глупых и простых ответов на очень сложные вопросы - вы не на ЕГЭ
10 июля 2014, 10:26
Говорят, что уровень интеллекта на планете постоянный, а число жителей на планете возрастает.
Стоит ли удивляться, что сегодняшние жители не читали И.Канта, а он 220 лет назад показал, что демократия - это псевдоформа и самая деспотическая форма правления. Он показал, что демократия вырождается в деспотию и тиранию. США - яркий пример утверждения И.Канта, но кто нынче читает Канта?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»