А у них негры бунтуют
Группа подростков переворачивает автомобиль офицера полиции во время расового бунта в Луисвилле в 1968 году. Фото: AP

Группа подростков переворачивает автомобиль офицера полиции во время расового бунта в Луисвилле в 1968 году. Фото: AP

Черное и белое: краткая история расовых бунтов в США

На среднем западе Соединенных Штатов вторую неделю не утихают волнения, вызванные гибелью чернокожего подростка, застреленного белым полицейским. Протесты с аналогичным содержанием начались и в Лос-Анджелесе, где 11 августа патрульные убили психически нездорового местного жителя, тоже афроамериканца.

В этих трагичных историях нет ничего нового: «высокий черный мужчина» остается центральным персонажем телевизионных криминальных хроник, хотя репрезентативность этого образа неоднократно подвергалась сомнению. Следуя не то опыту, не то стереотипам, полицейские в крупных городах выделяют для проверки документов на улицах, в первую очередь, афроамериканцев. Только за последние 15 лет инцидентов, подобных тому, что произошел в Фергюсоне, было не меньше семи — и это только самые громкие случаи, вызвавшие крупные акции протеста и столкновения с полицией.

Обложка «Le Petit Journal» от 7 октября 1906 с иллюстрацией расового бунта в Атланте. Источник: Bibliothèque nationale de France

Обложка «Le Petit Journal» от 7 октября 1906 с иллюстрацией расового бунта в Атланте. Источник: Bibliothèque nationale de France

Современный межэтнический конфликт в США превратился из открытой и всем понятной борьбы за уравнение в правах середины XX века в то вспыхивающие, то затухающие столкновения на почве бытового расизма. При этом процесс эмансипации забуксовал в тонких и труднодоказуемых материях, что позволяет белому населению не замечать проблему.

Нынешние «расовые бунты» по своему размаху совершенно не сравнимы с тем, что переживала Америка в XIX и XX веке. До отмены рабства в 1865 году межэтническая линия разлома проходила между иммигрантами разных волн. В 1840-х и 1850-х годах на восточном побережье «местные» (приехавшие раньше) белые протестанты убивали новоприбывших ирландских католиков, а позже — франкофонных канадцев; на западном побережье жертвами также становились ирландцы, а позже мексиканцы и чилийцы. Потом все «укоренившиеся» сплотились против филиппинцев, японцев и армян. В конце XIX века известны случаи судов Линча над переселенцами из Италии и Польши.

Один их крупнейших в XIX веке бунтов афроамериканцев после отмены рабства, хотя и имел расовый подтекст, все же касался трудовых вопросов: 10 тысяч работников сахарных плантаций в Луизиане потребовали в 1887 году повышения зарплаты. Среди бастующих были и белые батраки, что чрезвычайно взбесило губернатора штата. Он уже было хотел отправить на подавление своих дружинников, но за них грязную работу сделала толпа линчевателей. Погибло до 300 черных американцев.

Черных людей обижают

Расовые бунты XX века по времени и содержанию можно условно разделить на две группы. В межвоенный период этническую напряженность подогревала конкуренция за рабочие места, а конфликты выливались в погромы, которые белые американцы устраивали против черных.

Атланта, 1906 год. Сравнительно мирное сосуществование черного и белого населения начинает перетекать во все более агрессивное противостояние из-за того, что афроамериканцы постепенно осознают себя как класс, начинают активнее пользоваться своими новыми правами, включая право голоса. Этносы впервые начинают конкурировать за одни и те же рабочие места.

Два номинанта в гонке за пост губернатора от демократической партии — Майкл Хоук Смит и Кларк Хоуэлл — боялись, что голоса черных сыграют решающую роль на выборах. Оба попытались воспользоваться своим положением в руководстве местных газет, чтобы маргинализировать афроамериканцев. После очередной заказной статьи о неграх, насилующих белых женщин, около 10 тысяч белых мужчин вышли на улицы и принялись отлавливать и избивать своих чернокожих соседей. Погибли до 40 афроамериканцев и двое жителей Атланты европейского происхождения.

Ист-Сент-Луис, 1917 год. Около 100 лет назад через реку от Сент-Луиса, где сейчас продолжаются волнения, все происходило совсем наоборот. Рабочие места в промышленных городах севера пустеют из-за войны. Спрос на рабочую силу пытается удовлетворить Великая миграция: афроамериканцы тянутся в города с юга. Белые не принимают их в профсоюзы, а руководство заводов использует, как штрейкбрехеров. К концу мая начинаются первые нападения групп белых на чернокожих горожан.

Афроамериканца забивают камнями во время расового бунта в Чикаго 1919 года. Источник: New York Public library

Афроамериканца забивают камнями во время расового бунта в Чикаго 1919 года. Источник: New York Public library

Второго июля несколько белых американцев проехали на машине через черный район, стреляя в прохожих. Когда спустя час похожий автомобиль снова появился в этой части города, разъяренная толпа афроамериканцев открыла ответный огонь. Внутри оказались два полицейских и журналист. В ответ толпа из нескольких тысяч белых порезала шланги на местной пожарной станции, подожгла целые кварталы и принялась отстреливать чернокожих горожан, выбирающихся из горящих домов.

В столкновениях в Ист-Сент-Луисе погибли до девяти белых и до 200 черных местных жителей. Около шести тысяч афроамериканцев остались без крыши над головой.

Чикаго и Омаха 1919 год. «Красное лето 1919 года» — так называют этот период американские историки. С конца весны и до середины осени в городах Соединенных Штатов прошло около 25 бунтов. Одним из крупнейших был чикагский. Против «пришлых» афроамериканцев на этот раз выступили ирландские спортивные мобы — в Чикаго диаспора объединялась вокруг атлетических и политических клубов.

Формальным поводом для погромов послужил инцидент на озере Мичиган: молодой афроамериканец заплыл на плоту в «белую» зону. Один из отдыхающих на пляже убил его броском камня. Свидетели указали на убийцу, но полицейский отказался его арестовать. Черная толпа набросилась на офицера. Белые группировки стали хватать чернокожих по всему городу. Афроамериканцы неожиданно дали отпор (возможно, сказалось присутствие среди них к тому времени ветеранов войны). Погибли 23 чернокожих и 15 жителей Чикаго европейского происхождения.

Одним из последних эпизодов «Красного лета» стало линчевание Уилла Брауна в Омахе 28 сентября 1919 года. Афроамериканца подозревали в изнасиловании белой 19-летней местной жительницы. Толпа из нескольких тысяч американцев попыталась прорваться в зал суда. Противостояние с полицией длилось несколько часов, причем большую часть времени офицеры оборонялись в горящем здании среди паров формальдегида. В какой-то момент толпа даже пыталась повесить мэра города, но его удалось спасти. Под конец Брауна хотели сбросить с крыши горящего здания суда черные сокамерники.

В итоге полиция сдалась, Брауна повесили на телефонном столбе, расстреляли и протащили по городу привязанным к автомобилю. Среди белого населения погиб один из зачинщиков самосуда и один случайный прохожий.

Талса, 1921 год. За тринадцать лет от основания Оклахомы до расового бунта в штате было зафиксировано 31 линчевание — сказалось большое количество переселенцев с пострабовладельческого юга. С первого свода местных законов, принятого в 1907 году и до 1965 года почти все афроамериканцы были лишены права голоса и не могли заседать в суде присяжных или занимать выборные должности. В 1916 году во втором крупнейшем городе — Талсе — черным и белым запретили проживать в одних кварталах. Ку-клукс-клан появился в штате всего за три месяца до погромов — в августе 1921 года, а уже к концу года на 72 тысячи жителей Талсы приходилось 3200 членов организации.

Пожары на Негритянской Уолл-стрит во время расового бунта в Талсе в 1921 года. Источник: Библиотека Конгресса США

Пожары на Негритянской Уолл-стрит во время расового бунта в Талсе в 1921 года. Источник: Библиотека конгресса США

Посреди этого пира расовой нетерпимости находился Гринвуд — черный район, получивший название Негритянская Уолл-стрит, процветающий афроамериканский анклав с собственными магазинами, кинотеатрами, клубами, церквями, газетами и больницами. На прилегающей территории штата у черных жителей даже были свои нефтяные скважины.

Поводом к конфронтации послужил «инцидент в лифте»: местная газета обвинила черного чистильщика обуви Дика Роуланда в нападении на белую 17-летнюю лифтершу Сару Пэйдж. Хотя подробности так и остались похоронены в истории, считается, что на самом деле молодые люди были знакомы, и это была какая-то мелкая размолвка. Вечером 30 мая 1921 года Роуланда увидели выбегающим из лифта после вскрика Пэйдж. Продавец магазина на первом этаже здания сообщил в полицию о попытке изнасилования. После разговора с лифтершей офицеры пришли к выводу, что ничего криминального не случилось. Показания девушки не сохранились в архивах, но считается, что речь шла либо о ссоре любовников, либо о том, что Роуланд всего-навсего оступился и случайно схватился за белую девушку.

Читатели таблоида тем не менее стали собираться у здания суда, куда Роуланда привезли ради его же безопасности. Новый шериф отчаянно не хотел повторения линчеваний, которые допускал его предшественник, и потому организовал оборону здания. Жители Гринвуда тем временем вооружались и готовились защищать своего соседа. Дважды они предлагали помощь шерифу, но тот оба раза отказался. На второй раз между черными и белыми, собравшимися у суда, произошла перепалка, начались выстрелы.

Первая перестрелка длилась несколько секунд и закончилась убитыми с обеих сторон. После этого толпа белых (их было около двух тысяч) погналась за афроамериканским отрядом (около 70 человек) в Гринвуд. В черном районе начались погромы и мародерство. Белые американцы жгли магазины и грабили дома. Местное подразделение национальной гвардии взяло под охрану ключевые объекты города, которые почему-то оказались сплошь в белых кварталах.

Полиция применяет слезоточивый газ во время расового бунта в Детройте в 1943 году. Фото: AP

Полиция применяет слезоточивый газ во время расового бунта в Детройте в 1943 году. Фото: AP

Чернокожих жителей начали сгонять в наспех организованные концентрационные центры; туда попали даже слуги, жившие в белых кварталах. Несколько белых погромщиков подняли в воздух бипланы и начали сбрасывать на Гринвуд импровизированные зажигательные снаряды и обстреливать убегающих местных жителей с воздуха. Силы шерифа тем временем успешно обороняли суд от линчевателей.

На следующее утро в город прибыли отряды национальной гвардии со всего штата и к полудню насилие улеглось, но от Негритянской Уолл-стрит практически ничего не осталось. Сгорело около 200 магазинов и мастерских, 1256 домов (еще 215 были просто ограблены), школа, церкви и больницы. Последнее привело к тому, что раненным афроамериканцам было негде получить медицинскую помощь. Больницы для белых не то чтобы отказывались их принимать наотрез в такой критической ситуации, просто они находились на другом конце города. По официальной статистике, погибли 26 черных и 10 белых американцев; по данным Красного Креста убитых чернокожих было около трехсот.

1943 год в Детройте стал рубежом между погромами, в которых черные были гонимым меньшинством, и бунтами, в которых они сами пытались отстоять свои права силой.

Во время Второй мировой войны в городе происходило примерно то же, что в Ист-Сент-Луисе и в других промышленных городах востока за тридцать лет до того: приезжие афроамериканцы заполняли опустевшие рабочие места на заводах (тем более что теперь речь шла о растущей оборонной промышленности), классовая борьба была подменена этническим конфликтом.

В 1941 году правительство начало строить жилье для работников оборонных предприятий. Квартал для афроамериканцев оптимистично решили расположить посреди белого района. При заселении в 1942 году несколько тысяч белых попытались прогнать черных квартиросъемщиков, которые уже подписали все договоры.

Мародерство во время расового бунта в Уотсе в 1965 году. Фото: AP

Мародерство во время расового бунта в Уотсе в 1965 году. Фото: AP

В 1943 году автозавод Packard (он тогда производил исключительно двигатели для военных самолетов), остановился после того, как 25 тысяч белых покинули производство, не желая работать бок о бок с получившими повышение афроамериканцами. По легенде, в разгар протеста кто-то проорал по фабричной системе громкой связи: «Пусть лучше победят Гитлер и Хирохито, чем я буду работать рядом с ниггером!»

Летом 1943 года мелкий бытовой конфликт перерос в столкновения стенка на стенку. Каждая этническая группа разжигала слухи о зверствах другой, чтобы пополнить свои ряды. За три дня беспорядков погибло 25 афроамериканцев (17 — от рук полиции) и девять белых. Среди 600 раненых три четверти были черными, как и примерно 85% из 1800 арестованных погромщиков. До конца войны японцы использовали этот инцидент в пропаганде, пытаясь переманить чернокожих солдат.

Черная сила

Вторую группу расовых бунтов можно условно выделить в 1960-70-х годах. Движение за гражданские права чернокожих (1954-1968 годы) славилось своими ненасильственными методами протеста и сопротивления. Но к концу 1960-х годов его повестку начинает перехватывать более радикальное широкое течение Black Power. Пятнадцать лет непротивления злу насилием привели к принятию нескольких важных законов, но нужно было потратить еще немало времени и усилий, чтобы это дало практический результат. К тому же появление радикального крыла удачно оттеняло черных политиков в глазах истеблишмента и заставляло к ним прислушиваться.

Одним из первых межэтнических столкновений новой волны стал бунт в Гарлеме (Нью-Йорк, 1964 год). Сюжетно он был похож на погромы XXI века. Пятнадцатилетний афроамериканец Джеймс Пауэлл вступился за мальчишек, которых консьерж разгонял со своего крыльца шлангом с водой. Некоторые свидетели приписывают ему фразу «грязные ниггеры, я вас отмою». Белый офицер полиции Томас Гиллиган увидел в руках Пауэлла нож (до сих пор не ясно, был ли он) и застрелил молодого человека.

Это спровоцировало волнения, которые длились шесть дней. В погромах приняли участие четыре тысячи афроамериканцев, погиб один, а под арестом оказались 465. События в Гарлеме послужили образцом для других бунтов того же лета — в Филадельфии, Рочестере и других городах.

Уоттс, 1965 год. Все слышали про черные банды Лос-Анджелеса, но не многие помнят, что они возникли из групп самообороны против белых банд 1950-х годов. Предпосылкой к конфликту стал тот же военно-промышленный бум и Вторая великая миграция, что и в 1943 году в Детройте.

Де-факто в Лос-Анджелесе продолжала действовать сегрегация. Для чернокожих закрыты пути в политику и полицию, около 95% жилого фонда им недоступно — афроамериканцы вынуждены ютиться в двух городских районах — Уоттсе и Комптоне, где их дети не могут получить достойного образования. Белые тем временем активно расселяются в пригородах.

Наконец, появляется первый «черный» пригород, куда перебирается афроамериканский средний класс. Белые спешно распродают дома на его границах. Риэлторы наживаются на этой нетерпимости, продавая отдельные дома в «белых» районах чернокожим, а затем по дешевке выкупая жилье у соседей.

Военные, участвующие в подавлении расового бунта в Вашингтоне в 1968 году. Фото: AP

Военные, участвующие в подавлении расового бунта в Вашингтоне в 1968 году. Фото: AP

К 1950 годам в «черные» пригороды все чаще наведываются белые молодежные банды с бомбами и зажигательными смесями. Полиция Лос-Анджелеса, которую к тому времени ставят в пример всему миру, избивает чернокожих и латиноамериканцев при любом удобном случае. Все готово для большой вспышки, нужна только искра.

Ей стал совсем мелкий инцидент: 11 августа 1965 года дорожный патруль остановил черного жителя Уоттса за пьяное вождение. Полицейские попытались арестовать его и забрать машину на штрафстоянку, но подтянулись друзья. Дорожные инспекторы вызвали подкрепление. Начали собираться соседи. Перепалка переросла в драку, и вот уже город сотрясают погромы.

Восстание у Уоттсе длилось шесть дней. В нем приняли участие 35 тысяч горожан, которые громили магазины белых американцев. Беспорядки безуспешно пытались подавить 3900 солдат национальной гвардии и более 1500 полицейских. Погибло 34 человека, арестовано 3438 человек.

Напряжение не спадало во время бунтов 1966 года в Кливленде, Сан-Франциско и Чикаго, а кульминацией стал Ньюарк в 1967 году. У него была особенная история, которая, отчасти, повторилась и в Фергюсоне.

Местные афроамериканцы, как и везде, испытывали дискриминацию и притеснения, имели ограниченный доступ к образованию и работе. К тому же в городе уже начала разваливаться традиционная промышленность. Но к этому времени Ньюарк стал одним из первых американских городов, где чернокожих жителей было большинство. Они оставались отрезаны от сферы местного самоуправления; в местной полиции черных было 11%, так что проблема предвзятости и полицейского произвола стояла остро.

Поводом для беспорядков послужил арест чернокожего таксиста. Свидетели у полицейского участка рассказывали, что белые сотрудники полиции несли белого мужчину в участок — пошел слух, что его убили. В последовавших за этим шести днях погромов и столкновений с полицией погибли 26 человек, еще 725 были ранены, а 1500 — арестованы. Эти события подстегнули еще два бунта — в соседнем Плейнфилде и в Детройте, а мэр Ньюарка Хью Аддоницио, оставив свой пост в 1970 году, стал последним белым главой города.

Мрачным эпилогом борьбы афроамериканцев против дискриминации стали бунты в 110 городах, вызванные убийством Мартина Лютера Кинга 4 апреля 1968 года. Крупнейшие погромы произошли в Балтиморе, Луисвилле, Канзас-Сити и Чикаго. Столкновения унесли жизни десятков людей по всей стране, ранения получили тысячи американцев. В Нью-Йорке, Индианаполисе, Бостоне и Лос-Анджелесе столкновений чудом удалось избежать.

В Вашингтоне беспорядки продолжались пять дней, в них участвовали около 20 000 человек, подавляли бунт 13 600 солдат. В эти напряженные дни на ступенях Капитолия появились посты морпехов с пулеметами, а Белый дом охраняла армейская пехота. Это был крупнейший кризис в истории американской столицы со времен гражданской войны.

Бунты разные нужны, бунты разные важны

На некоторое время Вьетнамская война вытеснила этнический вопрос из повестки, по крайней мере в том, что касалось масштабных массовых акций. Новой волне протестов, теперь уже почти полностью сконцентрированной на теме полицейского произвола на почве расизма, начало положили беспорядки в Майами в 1980 году: люди вышли на улицы после того, как суд оправдал четырех полицейских, проломивших череп чернокожему мотоциклисту-нарушителю Артуру МакДаффи.

Протестующий у здания полиции Цинциннати, 2001 год. Фото: Tom Uhlman / AP

Протестующий у здания полиции Цинциннати, 2001 год. Фото: Tom Uhlman / AP

Затем был Лос-Анджелесский бунт 1992 года, когда присяжные оправдали четырех полицейских, избивших Родни Кинга — черного водителя, устроившего погоню в жилой зоне. В 1996 году в американском Санкт-Петербурге местные жители уже не стали дожидаться суда и устроили погромы сразу после того, как патрульные застрелили превысившего скорость 18-летнего афроамериканца Тайрона Льюиса. Тот, правда, ехал в машине, которую выменял у угонщика на кокаин, но вроде бы уже готов был сдаться, когда полицейские его остановили. Вторая волна протестов прошла сразу после оправдательного приговора полицейским.

Лос-Анджелесский бунт превзошли только беспорядки 2001 года в Цинциннати. Формально они были вызваны гибелью двух афроамериканцев при задержании полицией, но с 1995 по 2001 год в городе под стражей или при аресте было убито 15 черных жителей. С белыми подозреваемыми этого ни разу не происходило.

Но межэтнические конфликты конца века не ограничивались правозащитной тематикой. Были и более экзотические ситуации. Например, школьные бунты 1970-80-х годов во время принудительной десегрегации учебных заведений. Так, в округе Эскамбиа (Флорида) новоприбывшие черные учащиеся протестовали против расистского символа футбольной команды и использования флага Конфедерации. А в Бостоне мелкие стычки между этническими группами происходили после того, как белых школьников из пригородов начали систематически переводить в черные городские школы.

Несколько раз, подобно ирландцам в начале века, афроамериканцы выступали и в роли «местных» против иммигрантов новой волны — например, в столкновениях с кубинцами в 1982, 1984 и 1991 году в Майами.

В 1991 году черные бруклинцы даже устроили трехдневный еврейский погром после того, как водитель из местной хасидской общины случайно сбил ребенка иммигрантов из Гайаны. В столкновениях погиб один ортодоксальный еврей — Янкель Розенбаум — и один случайный прохожий. Убийцы Розенбаума Лемрик Нельсон и Чарльз Прайс получили 19 и 21 год лишения свободы и были единственными погромщиками, оказавшимися на скамье подсудимых. Инцидент стоил мэру Нью-Йорка — афроамериканцу Дэвиду Динкинсу — переизбрания.

Трубопроводная война Далее в рубрике Трубопроводная войнаБолгария под давлением ЕС и США снова заморозила строительство «Южного потока» по своей территории Читайте в рубрике «История» Семеро пойдут, Сибирь возьмут!Каникулы в Историю. Серия пятая. Семеро пойдут, Сибирь возьмут!

Комментарии

19 августа 2014, 15:30
Для пендосов темя восстания чернокожих - это пройденный этап. Они их, наверное, и всерьез не воспринимают. Генетическая память, видимо, воспринимает сынов африканского континента мерилом первых американских колонизаторов: как людей второго сорта, рабов.
19 августа 2014, 15:49
Не стоит забывать, что бунтующие "негры" тоже американцы
19 августа 2014, 17:50
О, они наверняка им об этом публично напомнят и призовут своих "уважаемых" граждан к порядку. На этом все и закончится.
Кто "они"? Эти американцы себя от других не отделяют.
У вас там нет "своих" поймите, россиян там наверное все уже презирают.
19 августа 2014, 17:48
Да отпиночат этих негров в очередной раз, как всегда, и дело с концом - вот увидите! Самых рьяных постреляют, а большую часть "актива" закроют в тюрьмы.
Потом перед остальными публично извинятся и попросят сохранять спокойствие и гражданскую сознательность, вот и все. Было уже, не раз проходили мы эту "омериканскую демократию", ни чего не меняется. (((
Так это и есть демократия, иначе как сохранить права и жизни большинства? Кроме как закрывая агрессивное меньшинство этого не добиться.
19 августа 2014, 17:59
Спасибо за хорошую подборку фактов, РП!

А подытожа сказанное, уверен, что гражданская война в США неминуема. Во-первых, чисто белых амеров осталось всего 10 процентов, еще 35 процентов - метисы и чернокожие, а 55 процентов - латиноамериканцы и мексиканцы. Плюс 300 млн боевых стволов на руках у населения.

Стоит только полыхнуть, и Украина покажется с мелкую заварушку
12 января 2015, 16:19
Надо сказать торжествует историческая справедливость! Это не африканцы себя как рабов вывозили, а белые империалисты! Вот теперь пусть расхлёбывают.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»