Тюрьма и каторга на Хоккайдо
Музей тюрьмы Абасари. Фото: пресс-служба музея

Музей тюрьмы Абасари. Фото: пресс-служба музея

Как под видом реформ и модернизации происходило освоение японского севера руками ссыльных и заключенных

Освоение и развитие колониального фронтира во многих странах было органично переплетено с возникновением практики массового применения каторжного труда. Местом ссылки и дальнейшего принудительного труда заключенных были и американские колонии, и Австралия с Новой Зеландией, и, конечно, русская Сибирь. Япония, вставшая на путь модернизации после реставрации императорской власти и упразднения сёгуната в 1868 году (события, известные как «реставрация Мэйдзи»), с готовностью восприняла опыт «развитых» держав в этой области.

Хоккайдо — самый северный из четырех основных островов Японии (три другие — Хонсю, Кюсю и Сикоку). Его площадь составляет 83,5 тысячи квадратных километров, а численность населения — чуть более пяти с половиной миллионов человек. Сейчас он воспринимается абсолютным большинством жителей страны как неотъемлемая ее часть, однако до середины XIX века присутствие японцев там было крайне ограниченным и подвластной сёгуну территорией было только небольшое княжество Мацумае на южной его оконечности. Даже дневники европейцев, путешествовавших по острову во второй половине XIX века (например, очень увлекательные записки Изабеллы Берд «Нехоженые тропы Японии»), свидетельствуют о преобладании там коренного населения — айны, которые также проживают на Сахалине, Курильских островах и даже континентальном Дальнем Востоке.

Освоение Хоккайдо стало фактически первым колониальным опытом Японии, которая в условиях господствовавшей тогда политики империализма видела свою экспансию как совершенно нормальный и естественный процесс. На северном острове надеялись найти полезные ископаемые, острая нехватка которых была еще одним стимулом для расширения границ страны, а опасения по поводу возможной русской угрозы только подливали масла в огонь.

Очень быстро, однако, заселение Хоккайдо стало играть и другую важную роль — остров стал идеальным местом для всех ненужных и опасных элементов общества. В первые годы нового строя ими были разорившиеся после социальных и экономических потрясений крестьяне и мелкие самураи, которым предложили поехать на своеобразные «военные поселения» (тондэнбэй) с целью одновременно и развивать сельское хозяйство, и давать отпор возможному врагу. Позднее к ним присоединились и заключенные, количество которых резко пошло вверх после многочисленных бунтов против нового правительства и социальных неурядиц.

Примерное представление о том, сколь масштабна была эта проблема, дает динамика численности всех находящихся в тюрьмах Японии (то есть включая и ожидающих решения суда во временных изоляторах и других местах заключения): если в 1876 году их число составляло около 22 тысяч человек, то через шесть лет (в 1882 году) оно удвоилось, а в 1885 году достигло почти 80 тысяч человек! При населении страны примерно в 40 миллионов человек (то есть втрое меньше, чем сейчас) количество всех арестантов было тогда вдвое больше, чем, например, в 1999 году (46 тысяч человек).

Группа айнов в традиционных костюмах, 1863 год. Фото: Getty Images / Fotobank.ru

Группа айнов в традиционных костюмах, 1863 год. Фото: Getty Images / Fotobank.ru

Идея отправки заключенных на Хоккайдо не была открытием новой администрации. Еще в конце XVIII века, когда японцы начали опасаться экспансии русских с севера и стали думать об усилении своего присутствия на Эдзо (тогдашнее название Хоккайдо), чиновники сёгуната предлагали отправлять туда всех ссыльных на поселение. Однако в тот период у центральной власти не было достаточных ресурсов для выполнения столь масштабной программы, а освоение Хоккайдо происходило медленно, и заключенных просто некому было контролировать.

Первым человеком, предложившим заменить все формы ссылки на принудительные работы на Хоккайдо, стал реформатор Ивакура Томоми, живший в эпоху Мэйдзи (1868—1912).

Необходимость сделать Хоккайдо центром тюремной реформы поддержал и один из авторов первой японской конституции, наиболее влиятельный политик того времени Ито Хиробуми. «Я убежден, что преступников нужно отправлять на Хоккайдо. Климат Хоккайдо и его природные условия непохожи на остальные острова (Японии), но там есть сотни километров земли, и преступников можно отправить расчищать эту землю или работать на шахте. В те дни, когда там будет слишком холодно, им могут предоставлять необходимую работу в помещениях. А затем, когда ссыльные и приговоренные к каторжным работам будут отпущены по завершению срока, они могут остаться там же возделывать землю или будут задействованы на производстве, так что в итоге у них появятся дети, и все это поспособствует росту населения Хоккайдо», — полагал он.

Эта идиллическая картина была, естественно, немало скорректирована в реальности, но сам проект был одобрен Государственным советом в 1880 году. В следующем году началось строительство двух новых исправительных учреждений на Хоккайдо — Кабато (рядом с городом Цукигатати), а затем и Сорати, специально выбранном из-за наличия поблизости залежей угля в Хоронаи.

На работы в рудники Хоронаи, разработка которых началась в 1883 году, отправляли от 800 до 1200 заключенных ежегодно, а общая их доля среди всех рабочих скоро стала составлять до 80%.

Условия труда там были далеки от идеальных. Некоторое представление об этом дает описание, которое составил профессор Токийского университета Окада Асатаро: «Питьевая вода — грязная, она протухла и непригодна для употребления. Из-за этого у многих заключенных болезни пищеварительной системы, хроническое несварение желудка, диарея... Нет никакого разделения между местами для отправления естественных нужд и для еды. Там, где заключенные работают, они постоянно дышат угольной пылью и воздухом с примесями вредных газов из шахты. Поэтому у многих заболевания легких». В результате смертность была очень высокой: только в 1889 году в рудниках Хоронаи погибли 265 человек.

Угольные рудники Хоронаи, 1885 год. Фото: city.mikasa.hokkaido.jp

Угольные рудники Хоронаи, 1885 год. Фото: city.mikasa.hokkaido.jp

Рудники Хоронаи и Миике на Кюсю (использовали также труд заключенных из построенной в 1883 году тюрьмы) были приобретены компанией Мицуи, которая впоследствии стала одной из крупнейший японских корпораций. По заключенному с правительством договору труд заключенных из расположенных рядом тюрем продолжал использоваться на рудниках, что было, естественно, очень выгодно для компании.

Успешная разработка рудников в Хоронаи послужила примером для открытия новой тюрьмы в Кусиро (1885 год) в восточной части острова рядом с местечком Сибетя, где было обнаружено месторождение серы. Оно с самого начала принадлежало частной компании, но также использовало в качестве работников заключенных из Кусиро. В 1887 году его владельцем стал основатель конгломерата «Ясуда» Ясуда Дзэндзиро, под руководством которого производство выросло втрое в первый же год и во столько же — в следующий. Около 500 заключенных работали непосредственно в шахте и еще больше на сопутствующих проектах — прокладке железной дороги от шахты в город, телефонных линий и так далее. Больше половины рабочих получали травмы, связанные с производством, слепли в результате отравления серным газом. Только за первые полгода функционирования шахты там погибли 42 человека.

Правительство не испытывало сентиментальных чувств по поводу тягот жизни арестантов. Секретарь Государственного совета и приближенное лицо Ито Хиробуми Канэко Кэнтаро, посланный в 1885 году на Хоккайдо с инспекцией, прямо заявил по итогам своей миссии: «Когда количество закоренелых преступников так велико, как сейчас, расходы государства на содержание тюрем возрастают беспримерно. Так что если мы направим заключенных на необходимые работы, а они будут не справляться с тяжелыми условиями и умирать, то снижение их количества можно рассматривать как положительную меру в деле уменьшения стоимости содержания тюрем».

Он мог быть вполне доволен реализацией своей зверской программы — между 1884 и 1894 годом в тюрьмах по всей Японии умерли около 44 тысяч человек.

В общей сложности в исправительных учреждениях Хоккайдо — Кабато, Сорати, Кусиро, Абасири и Токати — в 1893 году содержались 7230 человек; количество заключенных в различных временных трудовых лагерях на Хоккайдо оценивается еще в несколько тысяч. К тому моменту ими было построено около 700 километров дорог, мосты, линии электропередач и прочая инфраструктура, необходимая для заселения острова.

В условиях низкой плотности населения и отсутствия сложившихся управленческих структур тюрьмы на Хоккайдо часто становились административным и политическим центром местности. Например, директор тюрьмы Кабато Цукигата Киеси занимал также пост начальника почтовой службы этого региона, благодаря чему связь с центральным правительством осуществлялась через него. Местные жители ходили на прием к тюремному врачу, а отдельные помещения использовались в качестве школы для их детей.

Музей тюрьмы Абасари. Фото: пресс-служба музея

Музей тюрьмы Абасари. Фото: пресс-служба музея

Директор тюрьмы Сорати Ватанабэ Корэаки, обнаружив неудовлетворительное качество воды, организовал — тоже с использованием труда заключенных — поиски источника воды достойного качества и затем провел ее в деревню. Таким образом, в 1888 году деревня Итикисири была вторым после Йокогамы местом в Японии, где был проложен современный водовод. Из всех 2832 человек, населявших в то время деревню, больше половины, а именно 1630 человек, составляли заключенные.

Тюрьма в городе Абасири на северном побережье острова является своеобразным символом новой пенитенциарной системы и получила печальную известность в японской популярной культуре как место, куда явно лучше не попадать. Благодаря серии художественных фильмов про заключенных этого учреждения, название тюрьмы стало нарицательным, а с закрытием старого комплекса и созданием на ее месте музея Абасири превратился в один из туристических аттракционов Хоккайдо.

Своим появлением эта тюрьма была обязана необходимостью проложить дорогу от центрального города Саппоро до Охотского моря. Губернатор Хоккайдо Такэсиро Нагаяма, наблюдавший во время официального визита в Российскую империю процесс строительства Транссибирской магистрали и испытывавший сильные опасения в связи с русской угрозой, поручил в 1890 году строительство Центральной дороги начальнику тюрьмы Кусиро Охиноуэ Тэрутика. Тот лично провел инспекцию побережья Охотского моря острова и выбрал для стартового пункта деревню Абасири. Ответственным за этот проект был назначен молодой служащий тюрьмы Кусиро Арима Сиросукэ.

С целью возведения временной тюрьмы туда были направлены в 1890 году первые 50 заключенных из тюрьмы Кусиро, затем их число пополнялось каждый месяц. Первоначально место их содержания называлось «Абасири сюто гайякусе» — «Внешнее место содержания (или просто лагерь) заключенных в Абасири». Около трети заключенных отбывали пожизненное наказание, а остальные имели сроки не меньше 12 лет каторжных работ. Однако нельзя говорить о преобладании среди них закоренелых преступников и бандитов. Японский уголовный кодекс предусматривал такие наказания не только за тяжелые насильственные преступления, но и за политические и антигосударственные. Жертвами политических репрессий стали, в частности, многие представители «Движения за народные права» (Минкэн ундо).

Прибывшие арестанты по завершении строительства тюрьмы тут же приступили к дорожным работам в авральном режиме, который в немалой степени был обусловлен перипетиями русско-японских отношений.

29 апреля 1891 года произошел печально знаменитый инцидент в Оцу — покушение на жизнь цесаревича Николая Александровича, совершенное полицейским Сандзо Цуда. Цесаревич, как известно, выжил, а Цуду приговорили к пожизненному заключению (он был назначен отбывать его в Кусиро, где умер от пневмонии в том же 1891 году). И хотя проблема вроде бы была улажена дипломатическими методами, а не военными, многие в Японии опасались, что Россия вот-вот может совершить нападение на их страну.

Арима решил, что необходимо как можно скорее завершить строительство дороги, несмотря ни на какие преграды. К работе принуждали практически круглосуточно, условия были крайне тяжелыми. Летом из-за дождей наблюдалась вспышка болезни бери-бери, осенью и зимой заключенные страдали от холода. Дорога длиной в 163 километра в итоге была проложена в рекордные сроки — за восемь месяцев, — но стоила жизни 211 заключенным, или шестой части всех работников; большинство из них были похоронены там же.

В пересчете на тысячу человек эти цифры соответствуют — при всех возможных оговорках — показателям смертности в самый тяжелый период в ГУЛАГе (1938 год — 91 человек на тысячу, 1942 год — 176 человек на тысячу).

Этот трагический инцидент охладил пыл руководства, и Арима сам стал регулярно писать правительству о необходимости наложения запрета на использование принудительного труда заключенных, по крайне мере вне территории тюрьмы. В 1894 году парламент Японии удовлетворил эту просьбу, но дальнейшее промышленное развитие Хоккайдо требовало большого количества дешевой рабочей силы, что привело к появлению заслуживающего отдельного рассмотрения феномена «такобэя ро:до:» — принуждения к труду в рабских условиях обычных наемных работников.

Проповедь раздора Далее в рубрике Проповедь раздораТри страны Персидского залива отозвали послов из Катара из-за «разжигающей» молитвы богослова Читайте в рубрике «История» Семеро пойдут, Сибирь возьмут!Каникулы в Историю. Серия пятая. Семеро пойдут, Сибирь возьмут!

Комментарии

06 марта 2014, 11:12
Какие все-таки циничные и злобные ублюдки сидели в то время в правительстве Японии. Да у них вся тамошняя инфраструктура на костях и крови построена. Неудивительно, что в последнее время их преследует какой-то злой рок. Карма, братцы..
06 марта 2014, 15:04
Ну а когда же по-вашему карма настигнет американцев, которые уже почти весь мир кровью обагрили?
12 марта 2014, 00:38
А вы не переживайте, американцев скоро уже совсем не будет, в стране останутся одни латиносы и негры)
06 марта 2014, 11:15
Во времена самураев много было преступников,не было четко развитого уклада жизни и тотального контроля безопасности,вот что дает нам прогресс-возможность быть в безопасности,мы ставим себе двери,заборы,нанимаем охрану-все это дает нам цивилизация и прогресс.
06 марта 2014, 15:59
Японцы 19 и первой половины 20 века были жуткими нацами и снобами, читал описание как япы смотрели на русских военнопленных после войны 1904 года. говорят были очень удивлены, когда выяснили что наши умеют разговаривать, думали чисто дикари, хотя сами травой питались и ели кошек
07 марта 2014, 09:44
Хоккайдо оказывается многострадальный остров и люди на нем,я такого не знал нарее,спасибо за статью,очень понравилась.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»