Приказа умирать не было
Хироо Онода во время сдачи в плен, 1974 год. Фото: intermedia.ge

Хироо Онода во время сдачи в плен, 1974 год. Фото: intermedia.ge

В возрасте 91 года умер Хироо Онода, почти 30 лет сражавшийся на Филиппинах после 1945 года; «Русская планета» напоминает о других эпизодах боевых действий после капитуляции Японии

В Токио в возрасте 91 года скончался один из самых знаменитых японских ветеранов Второй мировой войны — Хироо Онода. Как пишет «Асахи симбун», в прошлом году японец заболел пневмонией, в середине декабря он попал в больницу и 16 января умер. Он не дожил до своего 92-летия два месяца.

Для японцев Онода был национальным героем. Его встречали толпы, размахивавшие огромными флагами. В его честь проводили праздничные парады и выступали государственные служащие. Отвечая на вопросы журналистов, о чем он думал все годы, проведенные в джунглях, партизан говорил, что не размышлял ни о чем, кроме выполнения своего долга.

«Для этого солдата долг оказался выше личных чувств. Этот человек показал нам, что в жизни есть нечто гораздо большее, чем просто материальный достаток и корыстные устремления. В этой истории существует духовный аспект, о котором мы, кажется, совсем забыли», — цитирует The New York Times некролог Оноды в японской газете «Майнити симбун».

Онода был самым известным, но далеко не единственным солдатом японской армии, продолжившим сопротивление после 1945 года. Еще двое военных сложили оружие только в 1989 году, правда, сражаясь уже на стороне борцов с колониализмом.

Дважды погибшая группа Оноды

Хироо Онода родился 19 марта 1922 года на острове Хонсю в семье учительницы и журналиста.

В 1942 году его призвали в армию. До 1945 года будущий партизан получал военное образование в различных учебных заведениях японских вооруженных сил, а затем стал офицером разведки. Его готовили, в том числе, к тому, что он будет находиться без связи с командованием, в то время как противник будет использовать приемы пропаганды и массовой дезинформации, например распространять ложные сведения о капитуляции Японии и окончании войны.

Онода не успел доучиться — в звании лейтенанта его отправили на фронт, где поручали возглавить спецотряд. Офицер и его подчиненные должны были провести серию диверсионных операций в тылу противника на Филиппинах, на острове Лубанг. Генерал-лейтенант Сидзуо Екояма перед отправкой отдал Оноде приказ «продолжать борьбу с противником любыми силами».

«Самоубийство категорически запрещается! Держись три-пять лет. Я обязательно приду за тобой. Продолжай борьбу, пока еще жив хотя бы один солдат, даже если придется питаться плодами пальм. Повторяю, самоубийство строго запрещено!» — говорил его начальник.

Норио Судзуки и Хироо Онода. Фото: intermedia.ge

Норио Судзуки и Хироо Онода. Фото: intermedia.ge

Позже в интервью ABC News в 2010 году Онода скажет, что именно этот приказ помог ему продержаться столько времени в джунглях. «Каждый японский солдат готов к смерти, но будучи офицером разведки, я был обязан руководить партизанской борьбой и не умирать. Я оставался офицером, и я получил приказ. Было бы позором его не выполнить», — сказал он.

Когда войска США без труда разбили японцев на Лубанге, Онода со своим отрядом бежал в горы. Там солдаты обустроили базу в джунглях. В отряде Оноды оставалось всего трое бойцов — рядовой первого класса Юити Акацу, рядовой высшего класса Кинсити Кодзука и капрал Сеити Симадо. Для пропитания бойцы охотились на диких буйволов и собирали кокосы. Партизаны воровали у жителей острова рис, называя свои действия реквизицией. Из-за отсутствия связи с группой войны японские власти объявили ее членов погибшими.

Власти Японии вновь вспомнили о группе Оноды после того, как в 1950 году Акацу сдался филиппинской полиции. Так японские военные узнали, что трое их солдат все еще живы и продолжают сражаться.

За время своего существования отряд совершил более ста нападений на американскую радарную базу, филиппинских чиновников и полицейских. Партизаны убили 30 человек и ранили более сотни военных и гражданских лиц.

В 1954 году отряд Оноды теряет рядового Симада. Его убивают натолкнувшиеся на партизан полицейские. Этот инцидент заставляет власти Филиппин допустить к поиску диверсантов японскую комиссию. Поиски безуспешно идут в течение нескольких лет. В конце мая 1969 года японское правительство вторично объявляет группу Оноды погибшей и посмертно награждает солдат.

Найти Оноду, панду и снежного человека

В сентябре 1972 года еще одного подчиненного Оноды — Кодзуку, воровавшего рис, — убивают полицейские. Властям Филиппин и Японии становится ясно, что группа диверсантов жива и активна, по крайней мере, жив сам Онода. Спустя месяц после гибели Кодзуки Токио отправляет делегацию из членов разведывательной комиссии по спасению японских солдат, а также родственников погибшего и Оноды. Но поиски вновь не дают результатов.

Офицер разведки продолжает скрываться в лесу. Ему удалось заполучить радио и он слушает мировые новости, а также читает японские газеты и журналы, которые оставляли в джунглях члены поисковых японских комиссий.

Он знал о Летних Олимпийских играх в Токио в 1964 году, «японском экономическом чуде» и поражении своей страны во Второй мировой войне. Верить в последнее он отказывался, памятуя об усвоенном в офицерской школе.

Онода думал, что японское правительство контролируется США, а император с подчиненными бежал в Маньчжурию. Из-за этого он воспринимал начавшуюся Корейскую войну как контрнаступление японцев, а вьетнамскую считал успешной кампанией Императорской армии Японии против американцев.

Онода ждал, что США вот-вот объявит о капитуляции, и отказывался верить в поражение своей страны даже тогда, когда ему об этом рассказал японский студент Норио Судзуки, который 20 февраля 1974 года нашел его в джунглях Лубанга.

Отправившийся в путешествие Судзуки ставил перед собой три цели: увидеть Оноду, панду и снежного человека — именно в этой последовательности. Учитывая то, что путешественник погиб в 1986 году в Гималаях, неизвестно, смог ли он исполнить последнюю мечту.

Судзуки рассказывал диверсанту о современной Японии, но тот все равно отказывался сдаться, боясь нарушить приказ генерал-лейтенанта Сидзуо Екоямы.

Екояма к тому моменту успел отсидеть восемь лет в филиппинской тюрьме за военные преступления, получить помилование и вернуться на родину. В 1961 году генерал умер и отменить свой приказ уже никак не мог.

Японские власти, обеспокоенные свежими фотографиями Оноды, которые сделал Судзуки, связались с бывшим майором Императорской армии Есими Танигути, который был непосредственным командиром Оноды и после окончания войны работал в книжном магазине. В старом мундире уже несуществующей армии Танигути прилетел на остров и приказал Оноде сложить оружие.

Остров Лубанг. Фото: Majed Rasheed / Flickr

Фото: Majed Rasheed / Flickr

Партизан сдался филиппинским войскам в полном военном обмундировании, имея на руках исправную винтовку, 500 патронов к ней, несколько ручных гранат и самурайский меч. Меч он передал командиру американской радарной базы в знак капитуляции. Власти Филиппин помиловали Оноду и разрешили вернуться домой.

«Моя тридцатилетняя война»

После возвращения Оноду осмотрели врачами, которые назвали его состояние «удивительно хорошим». Бывшему партизану назначили военную пенсию, и он подписал контракт в сумме 160 тысяч долларов на издание автобиографической книги «Не сдаваться: Моя тридцатилетняя война».

По возвращении Онода получил в качестве подарка от Кабинета министров Японии 1 млн иен, но пожертвовал их святилищу Ясукуни в Токио, где почитаются души воинов, погибших за Японию в XIX—XX веках (в том числе те, кого в бывших колониях страны считают военными преступниками).

Позже японец признавался журналистам The New York Times, что чувствует себя чужим в Японии, разочаровался в материализме соотечественников и постоянных переменах. Ему не нравились токийские высотки и огромное количество автомобилей.

Как только Онода вернулся в Японию, он тут же привлек внимание всех средств массовой информации страны. Часть японской общественности, в основном ученые и журналисты, воспитанные в соответствии с новой политико-общественной парадигмой, отнеслись к личности бывшего офицера холодно.

Онода еще в аэропорту озадачил всех встречающих приветствием: «Слава Его Величеству Императору!» Коммунисты и социал-демократы заклеймили его «призраком милитаризма», а левая и левоцентристская пресса во главе с «Асахи симбун» и «Майнити симбун» начала кампанию по травле: утверждалось, что Онода в действительности знал о поражении Японии, но отказался капитулировать и «убивал сотни филиппинцев».

Ветеран удостоился личной аудиенции императора Сева, но отказался от этого приглашения, объяснив, что недостоин приема у Его Величества, поскольку никаких особых подвигов не совершал.

Бывший разведчик вскоре эмигрировал в Бразилию, где женился на японской учительнице и занялся разведением скота. Наряду с этим он организовал общество «Японцы Бразилии».

В 1984 году Онода с семьей вернулся на родину.

В Японии он основал школу выживания для молодого поколения. Его беспокоила деградация и криминализация японской молодежи, поэтому он решил помочь ей, используя опыт, который он приобрел в джунглях Лубанга.

На родине Онода боролся за сохранение традиционных японских ценностей, являлся членом японских правоцентристских организаций. Онода делал пожертвования школам, был награжден бразильской медалью Сантоса-Дюмона, получил звание почетного гражданина бразильского штата Мату-Гросу. В Японии правительство наградило его медалью «За заслуги перед обществом».

Накамура освобоженный

Хироо Онода не был единственным солдатом Императорской армии Японии, продолжавшим свою собственную войну. Чуть позже него — в декабре 1974 года — сдался рядовой Тэруо Накамура. Он был призван в 1943 году с Тайваня, его настоящее имя — Аттун Палалин. Он даже не говорил по-японски и ни разу не был на территории Японии. Во время войны его отправили на остров Моротай, который сейчас принадлежит Индонезии.

После капитуляции Японии Тэруо и другие члены его подразделения укрылись в джунглях. По каким-то причинам в 1954 году рядовой Накамура поссорился с остальными солдатами и решил продолжать борьбу самостоятельно. Он построил в труднодоступном районе острова хижину, где жил в одиночестве 20 лет. Жилище солдата заметил с воздуха индонезийский пилот в сентябре 1974-го. На подготовку операции по пленению рядового ушло несколько месяцев. 18 декабря его хижину окружили солдаты индонезийских войск, они пели «Кими га е» — гимн Японии — и размахивали флагами Императорской армии. Сдавшийся солдат передал индонезийцам винтовку в идеальном состоянии и пять патронов к ней.

После «спасения» Накамуры возник вопрос — гражданином какого государства он является? Тайвань давно перестал быть колонией Японии, а после гражданской войны в Китае перешел под контроль Китайской республики Гоминьдана. Власти Японии предложили рядовому гражданство, однако он предпочел вернуться на родину.

За все годы службы в рядах Императорской армии ему выплатили около 68 тысяч йен — около $1,1 тысячи в ценах 2014 года. Пресса была возмущена этой цифрой, и под давлением общественности власти выделили Накамуре 1 млн йен. Деньги не пошли на пользу ветерану — большую часть свалившегося на него богатства бывший солдат потратил на еду, выпивку и бетель (популярный в юго-восточной Азии жевательный табак). Накамура умер спустя четыре с половиной года после «спасения» от рака легких.

Последние солдаты Империи

После официальной капитуляции Японии за пределами страны оставались более трех миллионов военнослужащих императорской армии: два миллиона в Китае, 100 тысяч на Марианских островах, 72 тысячи — на Соломоновых островах, 14 тысяч — на Новой Гвинее.

Тысячи солдат и офицеров находились на отдаленных островах или в джунглях без возможности выйти на связь с командованием. Инциденты, связанные с перестрелками с такими «забытыми подразделениями», регулярно происходили во второй половине 40-х — начале 50-х годов.

Некоторые вооруженные группы и одиночки продолжали сражаться, поскольку были воспитаны в духе бусидо — фанатичной преданности императору. Для них война могла закончиться только доблестной смертью в бою с врагом. Еще часть офицеров не признавали легитимность подписанной 2 сентября 1945 года полной и безоговорочной капитуляции.

Спустя почти год после капитуляции, в середине 1946 года, только на Филиппинах находилось более четырех тысяч солдат японской армии, числившихся пропавшими без вести. 25 января 1946 года подразделение из 120 солдат вступило в бой в 240 километрах от Манилы. Японцы были вооружены стрелковым оружием и имели как минимум один пулемет. 72 человека из этого отряда погибли в столкновении с филиппинскими и американскими войсками, оставшиеся в живых сдались в плен.

В феврале того же года в ожесточенной перестрелке на острове Лубанг погибли восемь военнослужащих союзных войск: шестеро американцев и двое филиппинцев. Напавшее на них японское подразделение вышло из джунглей только спустя несколько месяцев, в апреле. Четыре десятка солдат и офицеров сдались властям, объяснив, что они не знали о том, что война закончилась.

В апреле 1947 года сдались еще семеро японских военнослужащих, прятавшихся на острове Палаван — они служили в минометном подразделении. Тогда же сложили оружие еще 15 человек, обнаруженных на самом крупном острове Филиппин — Лусоне. В январе 1948-го властям сдались 200 человек на острове Минданао.

Остров Гуадалканал был захвачен американцами еще в начале февраля 1943 года, но небольшие группы японцев продолжали сражаться еще несколько лет. Уже после войны местные жители находили останки японских солдат, умерших от голода.

Тэруо Накамура. Фото: Shihlun / Flickr

Тэруо Накамура. Фото: Shihlun / Flickr

Спустя четыре с половиной года после захвата острова был задержан японский военнослужащий — он попытался проникнуть в полицейский участок, чтобы украсть еду. С собой у него была бутылка воды, сломанный штык от австралийской винтовки и японская саперная лопатка.

Слухи о японских солдатах, которые живут где-то в джунглях, пользовались популярностью в тихоокеанском регионе и даже использовались местными властями и бизнесменами для привлечения туристов. Последний случай, когда мошенники пытались обмануть прессу с помощью легенды о «не сдающихся бойцах», произошел на Филиппинах. На острове Минданао были якобы обнаружены двое японских военных — 87-летний лейтенант Иосио Ямакава и 83-летний ефрейтор Судзуки Накаути. Газеты опубликовали их фотографии. На остров выехали трое сотрудников посольства Японии, но найти убедительные доказательства того, что эти солдаты действительно существовали, не удалось.

Новая война для старых вояк

Исследователи не сомневаются, что десятки, а возможно, и сотни военнослужащих, оставшихся в лесах и на отдаленных островах, так и не вышли к людям. Они погибали от болезней, травм или несчастных случаев, и маловероятно, что кто-то из них дожил до сегодняшнего дня.

Историки делят «не сдающихся» солдат Императорской армии на две большие категории. Первые продолжали воевать за родину, не зная о том, что война закончилась. Вторые либо не возвращались домой, предпочитая заводить семьи и жить там, где они воевали, либо присоединялись к группировкам, боровшимся с колонизаторами во Вьетнаме, принимали участие в гражданской войне в Китае. Таковых исследователи считают «ненастоящими не сдающимися».

После окончания Второй мировой войны около 140 тысяч японских солдат присоединились к коммунистической Красной армии в Китае или остались жить в районах, подконтрольных коммунистам. В конце 1948 года крупное подразделение японской армии, численность которого оценивают в 10—20 тысяч человек, оказалось на «нейтральной территории» в горах Маньчжурии между силами коммунистов и Гоминьдана. Бойцы этой группы воевали на два фронта и сложили оружие только несколько месяцев спустя.

Последними, кто сложил оружие, стали 77-летний Киёаки Танака и 71-летний Сигэюки Хасимото. Они сражались в отрядах малайских коммунистов. Изначально подпольная организация, в которую они вступили, называлась Антияпонская армия народов Малайи и боролась с японскими колонизаторами. Но после окончания Второй мировой она стала действовать против Великобритании, которая присоединила Малайзию к своей империи.

Еще во время первого этапа борьбы коммунисты вербовали в свои ряды дезертиров, а после подписания капитуляции Японии к ним присоединились и «не сдающиеся» — всего в этой группировке воевали не менее двухсот японцев.

В 60-х лидер коммунистов Лай Тек решил прекратить борьбу с британскими властями, поскольку Малайзия получила независимость. Лай Тек опасался, что бывшие японские солдаты, не расстававшиеся с оружием уже двадцать лет, не согласятся с его новой «миролюбивой» политикой, и приказал убить почти всех «не сдающихся» — жертвами чисток стали около ста бывших солдат императорской армии.

До 1989 года, когда группировка окончательно сложила оружие, дожили всего двое японцев. Пресса узнала о Киёаки Танаку и Сигэюки Хасимото только в январе 1990 года.

Казнить нельзя Далее в рубрике Казнить нельзя«Русская планета» об истории отмены смертной казни в России и других странах Читайте в рубрике «Некролог» На смерть Гейдара ДжемаляФилософ скончался в ночь на понедельник, оставив после себя неоценимое интеллектуальное наследие На смерть Гейдара Джемаля

Комментарии

18 января 2014, 12:06
На эту тему есть старый советский анекдот:

Дети в деревне играют. Солнце, птички поют. Вдруг, из леса появляется обвешанный гранатами дед. Лохматый, грязный, в рваном ватнике, ветки в бороде:
- Дети, немцы в деревне есть?
- Что ты дед, война уже 40 лет как кончилась!
- Да??? А я до сих пор поезда под откос пускаю ...
20 января 2014, 08:09
А ведь понимаешь, что такая потрясающая выдержка (30 лет одному партизанить в лесу пожирая мясо буйволов и убивая филиппинцев) может быть только следствием силы духа.

Статья сильная всем читать. Реальные мужики. Это вам не сопли Навального.
18 января 2014, 12:08
Ну и стойкий народ под этим Бусидо,что это за гипноз такой. Хотя какой гипноз может помочь выжить человеку 30 лет,только воля и острый ум.
18 января 2014, 12:27
Я бы назвал это острым психозом, не иначе. Очень удивлен кстати, что товарищ Хироо Онода смог начать цивилизованную жизнь после своей 30-летней войны и дожил до преклонных лет.
19 января 2014, 11:05
Высочайшей степени самодисциплина,я видел таких людей,которые понимая,что умирают не отказывались от своих идей и идеалов. В какой то мере каждый человек такой.
20 января 2014, 09:17
Думаю что назвать это цивилизованной жизнью все же можно было с большой натяжкой. Возможно он даже маньячил на старости лет втихаря...! )
19 января 2014, 17:10
Железный дед! У меня была такая же прабабка железная,жаль что они не познакомились,был бы железный союз.
19 января 2014, 23:51
Настоящий солдат. Держал строй и приказ до последнего пока начальство лично не приехало. Вот за таких людей армии низкий поклон
20 января 2014, 07:35
Такие люди один на миллион и конечно его хорошо прозомбировали во время обучения.
20 января 2014, 07:37
Интересно, а если бы в тот день перед отправкой генерал-лейтенант Сидзуо Екояма ничего бы не сказал Оноде, стал бы тот прыгать по джунглям столько лет?

не сомневаюсь, что стал бы, тут все дело в японсом менталитете, люди роботы
20 января 2014, 09:14
Может для кого-то он конечно и герой, но на мой взгляд - просто сумасшедший, свихнувшийся на почве глобального военного конфликта.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»