Европейский прогресс возник от войн и конкуренции
«Битва под Лейпцигом» Александра Зауервейда.

«Битва под Лейпцигом» Александра Зауервейда.

Конфликты в одинаковой степени способствовали технологическому развитию в Европе и Азии

На русский язык перевели книгу американского социолога Джека Голдстоуна «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500–1850». Для ученого ответ на вопрос, вынесенный в заглавие, становится поводом разобраться в классических и новых концепциях развития человеческих обществ. Но в результате вместо скучного теоретического труда получилась увлекательная сага о превращении отсталой западной окраины Евразии в самую могущественную часть света, технологии и благосостояние населения которой будут служить примером для остального человечества.

«Русская планета» с разрешения «Издательства Института Гайдара» публикует фрагмент книги Джека Голдстоуна «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500–1850», посвященный сравнению роли азиатских и европейских войн в технологическом прогрессе.

Одним из явных различий между историей европейских государств и крупнейших цивилизаций Азии является отсутствие крупных империй в Европе, в особенности в период с 1500 по 1800 год. Хотя различные европейские монархи стремились установить свою власть по всей Европе, Британия, Франция, Германия и Испания (крупнейшие страны Западной Европы) не контролировались каким-то одним правителем. В 1800–1815 годах Наполеон был близок к этому — он (или его родственники) контролировал Италию, Испанию и Францию, однако был разбит сначала в России, а затем союзом британских, русских и немецких войск. В отсутствие доминирующей державы, способной установить порядок, Европу постоянно сотрясали войны между государствами на протяжении большей части XVI–XIX столетий (на самом деле — вплоть до 1945 года).

И наоборот, в XVI–XIX веках большая часть Северной Африки и Ближнего Востока находилась под управлением Османской империи, большая часть Индии — империи Моголов, а весь Китай управлялся империями Мин и Цин. Эти империи безраздельно господствовали в подвластных им регионах и вводили единое правление на территориях с населением, равным либо превосходящим по численности всю Западную Европу.

Обложка книги «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500-1850».

Обложка книги «Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500-1850»

Ряд ведущих европейских исследователей, таких как Эрик Джонс и Дэвид Лэндс, предположили, что наличие множества конкурирующих государств сделало Европу более открытой для инноваций. Эти исследователи отмечали, что в группах соперничающих государств — со времен древнегреческих городов-государств до итальянских государств эпохи Возрождения и государств доиндустриальной Европы — необычайно динамично развиваются искусство, политика и военная технология. Конкуренция между государствами заставляла правителей улучшать военную организацию и технику и идти на уступки своим подданным, снижая налоги для получения их поддержки. Кроме того, даже если в системе конкурирующих государств один правитель подавлял новые идеи, они могли развиваться в других странах.

В отличие от этого, как утверждают исследователи, в крупной объединенной империи правитель больше заботится о том, как сохранить контроль над существующей империей, чем о том, как отражать угрозы со стороны конкурентов. Методы поддержания жесткого контроля, в частности, насаждение строгой религиозной ортодоксии и духа повиновения правителю либо обложение высокими налогами для поддержания деспотического государства, — были важнее, чем открытие новых путей увеличения экономического благосостояния или усовершенствования вооруженных сил. Даже если ценная идея возникала или просачивалась из-за границы, в крупной империи она могла попросту раствориться, не имея никаких шансов на развитие.

Но хотя теория и выглядит привлекательно, в сущности, было бы чрезмерным и ошибочным упрощением утверждать, что, начиная с XVI века, в Европе существовала система соперничающих государств, а в Азии целые империи развивались без конкуренции. Правильнее было бы сказать, что в Азии существовало несколько государств, которые были крупнее любого европейского. Если мы посмотрим на карту Азии начала XVII века, когда империи Мин, Моголов и османов уже сложились, мы увидим, что и Азия была разделена на целый ряд государств.

Государства Азии часто вели военные действия. Персы вторглись в империю Моголов и разорили их столицу Дели в XVIII веке. Моголы также неоднократно вели войну против маратхской конфедерации. Османы периодически воевали с австрийцами, русскими и поляками. В Китае маньчжуры завоевали империю Мин в середине XVII века, основав свою собственную династию Цин. Затем императоры Цин провели сто лет в войнах с конкурирующими королевствами в Центральной Азии, ведя за собой вооруженные огнестрельным оружием армии и опираясь на невероятно развитую логистическую систему, протянувшуюся на тысячи километров через горы и пустыни.

Гравюра с изображением Великой китайской стены, XVII век. Фото: Британская библиотека

Гравюра с изображением Великой китайской стены, XVII век. Фото: Британская библиотека

Небольшие государства также оказывались серьезными противниками. Вьетнамцы вели многочисленные войны с Китаем и неоднократно вторгались в Камбоджу. В сущности, небольшие государства Индокитая — Аннам, Тонкин, Чампа и Кхмер (Камбоджа) — веками непрерывно с XII по XX век воевали друг с другом, например, в период с 1771 по 1845 год. Аннам, Таиланд (тогдашний Сиам), Китай и Камбоджа вели войны между собой на протяжении 44 лет.

Европейские историки иногда с гордостью указывают на замки и фортификационные укрепления, возводимые с эпохи Средневековья до эпохи Возрождения, и на дух воинственности европейских государств. Историки Китая и Японии, напротив, часто подчеркивают придворную куртуазность и культуру элит в этих обществах, в которых важнейшее место отводилось учению Конфуция, живописи, каллиграфии и поэзии. Но мы вряд ли сможем игнорировать воинственный дух этих азиатских обществ, которые в XVII веке не только завершили строительство Великой китайской стены (крепостные стены и фортификационные сооружения невообразимого в Европе масштаба), но и производили лучшие в мире сталь и мечи, создали самую утонченную (и по сей день знамениты этим) технику боевого искусства, содержали огромные армии, вооруженные огнестрельным оружием и артиллерией, построили крупнейший и мощнейший флот и разработали грандиозные сети коммуникаций и снабжения. В XIV веке китайский флот использовал массивные, трехпалубные военные корабли с чугунными башнями, в каждой из которых находилось более 200 человек. В одном из столкновений участвовали несколько тысяч судов и 400 тысяч солдат и матросов. Европа смогла вести войны подобного размаха только спустя много столетий. Просто и Китай, и Япония были достаточно сильны в военном отношении, чтобы удерживать европейцев в небольших, удаленных от столиц приграничных пунктах на протяжении 300 лет, пока военные суда на паровом ходу из Британии и Америки не прибыли к их берегам в XIX веке.

Следует также признать, что конкуренция между европейскими государствами обычно не благоприятствовала свободе и плюрализму — в сущности, подобная конкуренция привела большинство правителей к резкому развороту курса против плюрализма в пределах подвластных им территорий, что означало конец всем инновациям и свободе мысли. К концу XVII века монархи в католических землях — в особенности, Филипп IV в Испании, Фердинанд II в австрийской империи Габсбургов и Людовик XIV во Франции — изгнали протестантов и других инакомыслящих со своих территорий. Многие протестантские государства, как, например, кальвинистские Нидерланды и лютеранская Швеция, точно так же укрепляли свою религию в качестве официальной, поддерживаемой государством. В середине XVIII века лишь Дания, Пруссия и Британия поддерживали принцип веротерпимости, в отличие от более агрессивных и униформирующих религиозных практик в большинстве стран Европы.

«Храм Будды, Контон» рисунок Томаса Эллома, XVII век. Источник: archive.org

«Храм Будды, Контон» рисунок Томаса Эллома, XVII век. Источник: archive.org

Точно так же, как было бы неверно считать, что крупнейшие империи Азии всегда доминировали над своими соседями и были свободны от военной конкуренции, было бы ошибочно полагать, что они были закрыты для новых веяний и придерживались единообразных взглядов. В XV–XVIII веках число и разнообразие государств в Азии способствовало расцвету международного обмена товарами и идеями, пересекавшими границы и обогащавшими различные культуры Индии, Персии, Тибета, Центральной Азии, Индокитая, Юго-Восточной Азии, Китая, Кореи и Японии. Как и в Европе, здесь тоже имело место соперничество между различными конфессиями — главным образом, исламом, буддизмом, индуизмом и конфуцианством, — причем каждая из них имела множество разнообразных сект и ересей.

Конфуцианство, может, и стало более жестким и ортодоксальным в Китае при династии Цин, вытеснив буддизм, который преобладал в предшествующие столетия, но множество буддийских верований и практик прижились в странах Юго-Восточной Азии, Тибете и Японии. Османы оказывали поддержку все более ортодоксальной форме суннитского ислама в XVIII веке, но в независимой Персии (сегодняшнем Иране) процветала шиитская гетеродоксия, а различные суфийские и иные секты нашли приют в разных частях Ближнего Востока, Центральной и Южной Азии. Для Индии в эпоху правления Моголов было характерно сосуществование ислама и индуизма, а также процветание иных новых религий, например, сикхизма и различных школ индийской философии. Двор Моголов также покровительствовал развитию искусства и литературы, соперничая в этом с Италией эпохи Возрождения, что привело к появлению новых стилей художественного самовыражения.

Говоря вкратце, и в Европе, и в Азии были десятки конкурирующих государств. И там, и там множество государств находились в постоянном военном противостоянии, что позволяло расцветать самым различным убеждениям и религиям, несмотря на усилия отдельных правителей по насаждению религиозного единообразия в своих странах.

Голдстоун, Дж. Почему Европа? Возвышение Запада в мировой истории, 1500–1850 [Текст] / пер. с англ. М. Рудакова; под ред. И. Чубарова. — М.: Изд-во Института Гайдара, 2014.

Сетевой плюрализм Далее в рубрике Сетевой плюрализмСША «отпустили» ICANN, но свободный интернет будет пока только в Бразилии

Комментарии

28 апреля 2014, 08:52
Все правильно. Соперничество и конкуренция рождают адреналин, интерес и повышает уровень игры. Появляются новые лидеры, устанавливаются высшие планки.

К слову сейчас в России может наступить небывалый рывок вверх, учитывая то, что западные кормушки начинают закрываться и для того, что бы удержать уровень жизни, нужно мобилизовать все свои возможности. Сытое и довольное существование подобно животному, оно не ведет к прогрессу.
28 апреля 2014, 11:43
Только есть одна проблема,если в прошлом веке у нас был джелезный занавес и мы поднимали свою страну,то сейчас у нас рыночная экономика,завязанная с мировой очень сильно и некоторые санкции уже незаметно оказывают негативное влияние,хотя думаю это весьма удачно пока удается скрывать от большей части народа.
28 апреля 2014, 13:05
если бы наша система попала под санкции в 80-е было бы в стократ хуже, сейчас влияние бесспорно есть, но оно минимально, а простому обывателю, так просто незаметно
28 апреля 2014, 14:07
Яркий пример резкому скачку технологического развития во время холодной войны. Каких то несколько лет дали миру огромное количество высокотехнологичных разработок,покорение космоса,ядерные подлодки и так далее.
28 апреля 2014, 14:40
Вслед за прогрессом однозначно наступает регресс и деградация, что мы сейчас наблюдаем на примере Европы. И с каждым годом ситуация будет усугубляться. Нет уже в Европе никаких перспектив, цепляются они, как за соломинку, за тонущую Америку, и пойдут вместе с ней ко дну, если вовремя не очнутся.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»