Русские под Стамбулом
Портрет вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина. Художник Владимир Артыков

Портрет вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина. Художник Владимир Артыков

22 марта 1807 года взятием острова Тенедос в 14 милях от пролива Дарданеллы русская эскадра вице-адмирала Дмитрия Николаевича Сенявина фактически начала морскую блокаду турецкой столицы

Осенью 1805 года эскадра под командованием Сенявина приступила к сложному и опасному переходу из Балтики в Средиземное море. Ее задачей была борьба с французами в Адриатическом море, но с началом в 1806 году Русско-турецкой войны цели изменились. Теперь главные усилия русских моряков были прикованы к проливу Дарданеллы, соединяющему Мраморное и Эгейское моря. У входа в Дарданеллы Сенявин застал союзников — английскую эскадру вице-адмирала Дукворта, уже пытавшуюся пробиться через проливы к турецкой столице. Но в 1807 году, как и многим позже, в 1915-м, попытки англичан установить контроль над Дарданеллами закончились весьма печально. Поэтому английский адмирал весьма скептически отнесся к планам Сенявина о совместных действиях, указав, что, «где не имела успеха британская эскадра, вряд ли преуспеет какая другая». Однако, имея относительно небольшие силы (6 линейных кораблей и фрегат), русский адмирал и не собирался пробивать себе дорогу через Дарданеллы силой. Гораздо большие перспективы имела морская блокада пролива. Дело в том, что столица Порты находилась в полной зависимости от внешних поставок продовольствия, и прежде всего зерна из Смирны и других портов Малой Азии. Любое прекращение поставок неизбежно вело к социальной, а то и политической дестабилизации в турецкой столице. Кстати, проблема продовольственного снабжения Стамбула была одной из причин, по которой русское командование отказывалось от взятия города и в 1829-м, и в 1878-м, когда с военной точки зрения это было относительно несложно. Оставляя за скобками внешнеполитический фактор, зададимся вопросом:  а что потом делать  с 500-тысячным населением Стамбула, которое нужно кормить и удерживать в повиновении.

    Первым к Тенедосу подошел отряд кораблей под командованием контр-адмирала Грейга, запросившего у Сенявина подкреплений. Турецкий гарнизон отверг условия почетной капитуляции, поэтому 20 марта под прикрытием артиллерийского огня с кораблей были высажены три десантные партии общей численностью до 1600 человек. В открытом бою турки не смогли что-либо противопоставить русским пехотинцам, действовавшим в сомкнутом строю. Противник был выбит из двух небольших укреплений, а 22 марта капитулировала и цитадель. Потери русской стороны и союзных албанских стрелков составили 4 человека убитыми и 86 ранеными. Турецкие потери оцениваются в 400 человек, еще 1200 сдались в плен. Кроме того, были захвачены богатые трофеи. Чтобы не сковывать себя массой пленных, Сенявин приказал перевезти бывший гарнизон крепости и часть турецкого населения острова через пролив на побережье Малой Азии.

Овладение Тенедосом имело важное военное и внешнеполитическое значение. Помимо экономической блокады Стамбула, Сенявин становился практически полным хозяином северной части Архипелага. С военной точки зрения взятие Тенедоса волей-неволей  вынуждало турок приложить все усилия к снятию блокады. Таким образом, Сенявин делал необходимый ему морской бой с основными силами турецкого флота неизбежным. Как известно, противник предпринял две попытки прорваться к Тенедосу и уничтожить русскую базу на острове. В июне 1807-го турки даже сумели высадить десант и два дня штурмовали крепость с русским гарнизоном, но после разгрома турецкого флота в Афонском сражении осаждавшие сами стали заложниками ситуации и сложили оружие.

   Овладение островом сказалось и на других театрах военных действий. Французский посол в Стамбуле отмечал:  «Взятие острова Тенедоса русскими и движения сербов, которые, кажется, намерены присоединиться к армии Михельсона (русской армии на Дунайском театре военных действий), внушают Порте живейшее беспокойство». К сожалению, успешные операции в Дарданеллах пришлось свернуть в июне 1807-го, когда после подписания Тильзитского мира международная обстановка резко изменилась с началом Англо-русской войны 1807–1812 годов. 

А вместо сердца — пламенный мотор Далее в рубрике А вместо сердца — пламенный мотор22 марта 1942 года недалеко от линии фронта местные жители нашли умиравшего от голода и ран советского летчика — Алексея Маресьева — ставшего прототипом героя «Повести о настоящем человеке»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»