Ради пятидесяти жизней: история первой русской радиограммы
Александр Попов (справа). Радиомастерская в Кронштадте. Фото: minsvyaz.ru

Александр Попов (справа). Радиомастерская в Кронштадте. Фото: minsvyaz.ru

6 февраля 1900 года в эфир ушел приказ команде ледокола «Ермак» выйти в море для спасения унесенных на льдине рыбаков

Вторая половина 1990-х в Ленинградской области знаменита регулярными сообщениями о том, что в воды Финского залива унесло очередную льдину с очередными рыбаками, отправившимися на лов корюшки. МЧС России тратило колоссальные деньги и силы на проведение спасательных операций, которые иногда проводились по две в сутки. И никто не задумывался — да вряд ли задумывается и сейчас! — над тем, что каждая такая ситуация в деталях повторяла события вековой давности, вызвавшие к жизни первую в России радиограмму. Она была передана 6 февраля (по новому стилю) 1900 года с береговой радиостанции на острове Кутсало (окрестности города Котка) на остров Гогланд и адресовалась командиру первого русского ледокола «Ермак». А суть ее сводилась все к тому же: попали в беду и ждали помощи полсотни рыбаков, унесенных на льдине …

Ледокол «Ермак». Художник — Г. Челак

Эта дата — 3 февраля 1900 года — всегда оставалась в тени своей «старшей сестры», дня 7 мая 1895 года, вошедшего в российскую историю как День радио. Той весной выдающийся русский ученый и изобретатель радиотехники Александр Попов впервые продемонстрировал практическую радиопередачу на расстояние нескольких десятков метров во дворе Санкт-Петербургского университета. Изобретением, сулящим колоссальные выгоды в условиях, когда проводной телеграф в принципе неприменим, тут же заинтересовались военные, прежде всего — военные моряки. Что и неудивительно: с 1890 года Попов преподавал в кронштадтском Минном офицерском классе — кузнице инженеров-электротехников военно-морского флота. Так что первые практические опыты по организации радиосвязи изобретатель нового вида коммуникации проводил уже на военных кораблях. И ради них же вскоре был призван создать первую в России постоянно действующую линию радиосвязи.

Поводом для ее создания стало ЧП с новейшим русским боевым кораблем — броненосцем береговой обороны «Генерал-адмирал Апраксин». Построенный в Британии, корабль в сентябре 1899 года совершил переход к месту службы на Балтику, в Кронштадт, а 12 (25) ноября отправился в Либаву (так в то время называлась Лиепая, одна из баз русского ВМФ) к достроечной стенке Либавской верфи. Но до места назначения не дошел: в третьем часу ночи во время шторма, сопровождавшегося снежной бурей, вахтенная команда броненосца приняла огонь маяка за бортовые огни встречного судна, и командир корабля принял решение совершить маневр уклонения. Это была роковая ошибка: во время маневрирования броненосец налетел на камни у юго-восточного берега острова Гогланд в Финском заливе.

Сняться с камней кораблю не удалось ни самостоятельно, ни с помощью других судов Балтфлота, прибывших ему на помощь. Оказалось, что в носовые отсеки корабля довольно глубоко вошла часть подводной скалы, которую предстояло удалять по частям: взорвать ее целиком по понятной причине не было возможности. Такие работы требовали значительного времени, а значит, нужно было налаживать постоянную связь с Кронштадтом и Санкт-Петербургом. Оттуда в сторону Гогланда шла проводная телеграфная линия, но она заканчивалась в финском городе Котка на расстоянии 26,5 миль от сидевшего на камнях броненосца.

Тут-то высокопоставленным морским чиновникам  — председателю Морского технического комитета вице-адмиралу Ивану Дикову и исполняющему обязанности главного инспектора минного дела контр-адмиралу Константину Остелецкому — и пришла в голову гениальная идея: использовать для этой цели новшество физика Попова. 10 декабря докладная записка с этим предложением легла на стол управляющему Морским министерством вице-адмиралу Павлу Тыртову. «Попробовать можно, согласен», — такую резолюцию наложил на докладную Тыртов, тем самым дав старт строительству первой в России радиотелеграфной линии Котка-Гогланд. Общее руководство ее прокладкой осуществлял сам Александр Попов вместе со своим ближайшим помощником Петром Рыбкиным. А непосредственно командовали привлеченными к работам моряками два выпускника Минного офицерского класса, хорошо знакомых с Поповым и его работами: помощник главного инспектора минного дела капитан второго ранга Иероним (иногда указывался как Героним) Залевский и лейтенант Александр Реммерт.

Строителей радиопередающей линии разделили на две группы. Первая, под командованием лейтенанта Реммерта и Попова, которых сопровождали шестеро кронштадтских телеграфистов, отправилась в Котку, точнее, в окрестности этого города, где на небольшом островке Кутсало начала возводить передающую радиостанцию. Вторая группа, которой руководили капитан второго ранга Залевский и Рыбкин, вместе с тремя телеграфистами отплыла на Гогланд. Вот как описал свое участие в этих работах сам Петр Рыбкин: «В четверг 13 января мы выехали из Ревеля и на «Ермаке» в пятницу пришли к острову Гогланд. Всю дорогу шли по сплошному льду без всякой задержки. Шли малым ходом. Ночью останавливались. Здесь мы устроились прекрасно. Живем на «Ермаке»... Завтра у нас кончаются подготовительные работы и тогда начнутся наши опыты. Всю подготовительную работу ведет капитан 2-го ранга Иероним Игнатьевич Залевский, а я пока свободен: занимаюсь фотографией и понемногу подготовляюсь к опытам... Наши работы продолжатся еще около 10 дней, и я раньше 27 января не попаду в Петербург... Предварительные опыты наши очень удачны. Я уже получил от Александра Степановича несколько телеграмм. Между нами расстояние 40 верст. Теперь осталось закончить только постоянную установку и тогда вернемся домой» (Текст письма Рыбкина к матери цитируется по материалам сайта, посвященного ученому. — РП)

Работы растянулись несколько больше, чем планировал Петр Рыбкин: только 6 февраля 1900 года удалось наладить устойчивую связь Гогланда с Коткой. Станция, которую строил Александр Попов, начала передачи еще 16 января, но принять их на гогландской, построенной в километре от сидящего на камнях броненосца, смогли только через две недели. И первой же радиограммой, которую собственноручно передал на Гогланд изобретатель радио и которую лично принял и записал его помощник, была радиограмма от товарища управляющего Морским министерством вице-адмирала Федора Авелана. Она гласила: «Командиру «Ермака». Около Лавенсаари оторвало льдину с рыбаками. Окажите помощь. Авелан». Расшифровав азбуку Морзе, которой пользовались первые радисты, Рыбкин передал радиограмму Иерониму Залевскому, а тот, в свою очередь, лично вручил ее командиру стоявшего на якоре у Гогланда ледокола — капитану второго ранга Михаилу Васильеву. Тот немедленно отдал приказ разводить пары на корабле, и вскоре «Ермак» уже выходил в море — начиналась первая в мире спасательная операция с участием ледокола. Поздно вечером в тот же день корабль вернулся к Гогланду, доставив на берег спасенных рыбаков.

С этого дня первая в России постоянная линия радиосвязи работала бесперебойно до самого конца операции по вызволению броненосца «Генерал-адмирал Апраксин» 11 (24) апреля 1900 года. За 84 дня были переданы 440 радиограмм. Самая длинная из них состояла из 108 слов, а в общей сложности за два с половиной месяца по радио передали 6363 слова. «С установкой сообщения по беспроволочному телеграфу между Гогландом и Коткой на расстоянии 26,5 миль можно считать опыты с этим способом сигнализирования законченными, и Морской технический комитет полагает, что наступило время вводить беспроволочный телеграф на судах нашего флота, о чем и представляет на благоусмотрение Вашего превосходительства», — с такими словами еще до окончания работы линии, 19 марта 1900 года обратился председатель Морского технического комитета вице-адмирал Иван Диков к управляющему Морским министерством вице-адмиралу Петру Тыртову. И тот поддержал это мнение. В том же 1900 году в Кронштадте при непосредственном участии Александра Попова создается радиомастерская, которая в течение двух первых лет своей работы изготовила 12 корабельных радиостанций, а в течение двух следующих — еще 36. Русский флот одним из первых в мире переходил на новый вид связи, пользуясь им в первую очередь для решения своей главной задачи: оказания защиты и помощи тем, кто в них нуждается.

Возвращение Трапезунда Далее в рубрике Возвращение Трапезунда5 февраля 1916 года русская армия начала масштабную операцию, целью которой было овладение Трапезундом

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»