«Положить в основу государственного управления силу закона»
«Император Николай I награждает Сперанского за составление свода законов». Художник — А. Кившенко

«Император Николай I награждает Сперанского за составление свода законов». Художник — А. Кившенко

13 апреля 1830 года было впервые издано Полное собрание законов Российской империи

К началу царствования императора Николая I общее количество царских указов и иных законодательных актов, изданных с 1649 по 1826 год, достигло 53 239! Естественно, что разобраться в мешанине из 53 тысяч законоположений было очень непросто даже профессиональным юристам-«крючкотворам». Тем более что вся эта масса государственных законов, изданных за полтора с лишним века, не была сведена в единое собрание, а, наоборот, разбросана по разным архивам и правительственным учреждениям.

Еще Петр I в 1714 году впервые озаботился проблемой «кодификации», сведения в единый реестр всех законов. К началу XIX века русскими самодержцами было создано в общей сложности 17 комиссий по систематизации российского законодательства, за долгие полтора века ставшего запутанным и хаотичным.

Все годы царствования Александра I работала созданная еще Павлом I «Комиссия по составлению законов», активным участником которой был выдающийся государственный и общественный деятель начала XIX века Михаил Михайлович Сперанский. Комиссия провела большую работу по систематизации законов, но из-за войн с Наполеоном и сложных отношений Сперанского с Александром I ее работа так и не пришла к логическому завершению в виде единого свода российского законодательства.

Новый император Николай I, по свидетельству современников, отличался приверженностью к порядку, дисциплине и формализации во всех сферах жизни. И одной из первых задач, которой он озаботился в самом начале своего царствования, стало именно завершение систематизации законов Российской империи.

Ровно 190 лет назад в апреле 1826 года Николай I преобразовал «Комиссию по составлению законов» в новый государственный орган — Второе отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. О значимости этого органа говорит то, что, например, Третье отделение императорской канцелярии выполняло функции главной спецслужбы в сфере государственной безопасности.

Начальником (официально эта должность именовалась «Управляющий») Второго отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии стал профессор права и ректора Санкт-Петербургского университета Михаил Андреевич Балугьянский. Когда-то Михаил Балугьянский был одним из учителей молодого Великого князя Николая Павловича, будущего императора, и коронованный ученик на всю жизнь сохранил уважение к интеллекту своего педагога.

Любопытно, что Балугьянский родился за пределами России — он был закарпатским русином. Получив блестящее образование в Будапеште и Вене, он переехал в Россию, так как был сторонником идей общеславянского единства, славянского возрождения и единого русского народа «от Карпат до Камчатки».

Одним словом, создание свода законов Российской империи возглавил человек выдающийся. Тем более что его ближайшим помощником в этом нелегком деле стал не менее выдающийся Михаил Сперанский, получивший от Николая I должность заместителя управляющего Второго отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии. Обращаясь к двум главным тогда в России специалистам в области права, Николай I сказал, что «хочет положить в основу государственного строя и управления силу и строгость закона».

Фото: biwork.ru

Опираясь на труды прежних комиссий по кодификации, всего 12 чиновников, включая Сперанского и Балугьянского, за четыре года провели огромную работу по сбору, проверке и анализу всех законодательных актов с 1649 года. В докладе императору Николаю I они рассказывали: «Главнейшее было то, что не имелось общего собрания законов, они разбросаны во многих собраниях... Ни одно не полно, все ошибочны. Множество указов не напечатано, напечатанные растеряны. Нигде, даже в Архиве Правительствующего Сената, нет полного их собрания… При сличении указов, как письменных, так и печатных, встречаются разности, для разрешения коих необходимо сводить их с подлинниками».

По решению Сперанского, «единым корнем» российских законов признавалось Соборное уложение царя Алексея Михайловича, принятое в 1649 году. Все правовые акты, принятые до этого года, признавались недействительными, а потому не подлежали включению в Полное собрание законов Российской империи. Однако они представляли большой исторический интерес и тоже систематизировались работниками Второго отделения. В будущем планировалось издать эти документы в качестве самостоятельного сборника — «Собрания древнейших законов русского государства».

В процессе работы Сперанскому и Балугьянскому надо было отделить действующие нормативные акты от чрезвычайных указов и индивидуальных решений. В итоге такого юридического анализа из 53 тысяч законоположений в собрание действующих актов вошло лишь около 30 тысяч. Большая часть приходилась на время царствования Петра I (3107 законов), Екатерины II (5948) и Александра I (10822). Наименьшее количество законодательных актов, всего 192, относилось к периоду правления Петра III.

Составители собрания законов провели колоссальную работу. Однако собранные законы необходимо было не только систематизировать, но и издать большим тиражом, чтобы они стали доступны всем государственным служащим. Поэтому для публикации собрания законов в Петербурге была создана специальная типография, которая приступила к работе в мае 1828 года.

К 1 апреля (13 апреля по новому стилю) 1830 года были отпечатаны все 45 томов «Полного собрания законов Российской империи». Уникальное многотомное издание включало 30 920 узаконений (тома 1–40), хронологический указатель (том 41), алфавитный указатель (том 42), книгу штатов (тома 43 и 44) и книгу тарифов (том 45).

Впервые весь корпус действующих законов русских царей и императоров стал доступен и удобен в работе. Специальным рескриптом Николай I повелел снабдить 45 томами «Полного собрания законов Российской империи» все департаменты Сената, а также все губернские учреждения государственной власти по всей России.

Создатели полного собрания законов получили высокие награды. На одном из заседаний Государственного совета Николай I снял с себя и надел на Сперанского звезду ордена Святого апостола Андрея Первозванного, высшую награду Российской империи. Михаил Балугьянский получил другую, не менее редкую награду — орден Белого Орла, который имел самый подходящий для данного события девиз: «Рrо Fide, Rege et Lege» («За Веру, Царя и Закон»).

За что в Красной армии любили тульскую «Свету» Далее в рубрике За что в Красной армии любили тульскую «Свету»13 апреля 1940 года на вооружение в СССР приняли винтовку СВТ-40 — один из самых знаменитых образцов автоматического оружия Второй мировой

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»