«Показать историю с позиции Церкви»
На открытии выставки присутствовали Президент РФ В. Путин, председатель Правительства РФ Д. Медведев, Патриарх Кирилл, мэр Москвы С. Собянин. Пояснения давал председатель Патриаршего совета по культуре епископ Егорьевский Тихон. Фото пресс-службы Московской Патриархии

На открытии выставки присутствовали Президент РФ В. Путин, председатель Правительства РФ Д. Медведев, Патриарх Кирилл, мэр Москвы С. Собянин. Пояснения давал председатель Патриаршего совета по культуре епископ Егорьевский Тихон. Фото пресс-службы Московской Патриархии

Историк Павел Кузенков о выставке «Россия — Моя история. 1945-2016 гг.» и о том периоде, который она охватывает

В Москве проходит мультимедийная экспозиция «Россия — Моя история. 1945-2016 гг.». Она является завершающая в цикле исторических выставок «Россия — Моя история». Три предыдущие экспозиции: «Рюриковичи», «Романовы», «1917-1945. От великих потрясений к Великой Победе» — сегодня представлены в Историческом парке «Россия — Моя история» в 57-м павильоне ВДНХ.

Один из авторов выставки, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Церкви исторического факультета МГУ, Павел Владимирович Кузенков любезно согласился ответить на вопросы «Русской Планеты» об этой выставке.

- Россия в XX веке прошла через Первую Мировую, октябрьский переворот, Гражданскую, репрессии, Великую Отечественную войну. Как русскому народу удалось выжить после тяжелейших испытаний?

- Русский народ прошёл через испытания XX века с огромными демографическими, культурными, экономическими и общественно-политическими потерями. Если в начале XX века Русский Мир выступал в качестве одной из самых многочисленных и бурно развивающихся цивилизаций планеты, то сегодня мы можем констатировать, что Россия значительно уступает своим главным геополитическим конкурентам — США, Европейскому Союзу, Китаю. Но русский народ не просто выжил. Он сохранил свою цивилизационную идентичность и силы для возрождения и своей государственности, и своей традиционной культуры.

Единственная сила, которая позволила нашему народу сохраниться, это его духовные корни, уходящие в тысячелетнюю глубь русской истории. Именно там, во временах святого Владимира и Ярослава Мудрого, Александра Невского и Дмитрия Донского, Ивана Грозного, Минина и Пожарского, Петра Великого, Суворова и Кутузова, Нахимова и Ушакова и иных героев истории Отечества черпали свои силы наши предки в самую лихую годину испытаний.

Даже «безбожное» советское государство было вынуждено прибегать к этим примерам для собственного спасения. Но самым ярким примером сохранения традиции стала судьба Православной Церкви. Оказавшись практически вне закона, она сумела выстоять в годы гонений, явив изумленному миру, уже забывшему о Христе, сонм мучеников и исповедников. И затем одержала, как и в древние времена, духовную победу над боровшимся с ней могучим государством. Вернувшись к своим христианским истокам, русский народ обрел силу преодолеть тяжелейший кризис выхода из коммунистической эпохи и ныне имеет все возможности для утверждения своего собственного цивилизационного выбора.

Историк Павел Кузенков

- Внешняя жизнь Церкви сегодня – это строительство и реставрация храмов и монастырей, возможность духовенства выступать на самых разных площадках, осуществляются совместные проекты с государством, как эта выставка. Как можно охарактеризовать жизнь Церкви в 1945-1985 годах?

- Это была прежде всего эпоха вызревания будущего бурного возрождения. В годы Великой Отечественной войны советское государство оказалось вынужденным признать в Церкви великую духовную силу, имеющую и важное общественно-политическое значение. Гонения были смягчены. Именно в послевоенные годы в церковной среде вызревали семена духовного роста, необходимого для покаяния и преодоления того идеологического наваждения, в котором оказался русский народ. К Церкви тянулись интеллигенты, писатели, даже некоторые бывшие коммунистические политики, на склоне лет вдруг ощутившие страшный духовный ваккум.

Хрущёв, самоуверенно обещавший «показать последнего попа по телевизору», поднял новую волну гонений. Казалось, в Церкви остались только старушки, и дни её сочтены. Но «сила Божия в немощи совершается» — и в 1988 году, когда Горбачёв решил на государственном уровне отметить 1000-летие Крещения Руси, произошло непредвиденное.

Ослабление цензуры вызвало эффект прорыва плотины. Охваченные жаждой духовного просвещения, познания, люди — часто с высшим образованием, с богатым жизненным опытом — устремились в Церковь. А с крахом коммунизма в России наступила бурная эпоха настоящего религиозного возрождения.

- В X-XIX веках Церковь вносила огромный вклад в становление российской государственности, развитие общества, культуры и искусства. После 1917 года от участия в жизни страны ее отстранили. Тем не менее, страна развивалась, удалось воплотить в жизнь масштабные проекты: полет в космос, освоение целины, БАМ, различные ГЭС и т.п. Может роль Церкви осталась в прошлом, и мы сегодня преувеличиваем ее значение?

- Наследие церковной традиции в эти годы ещё только предстоит изучить. Оно, несмоненно, сохранялось: все лидеры Советской России были крещены в дестве, многие — как Сталин, Микоян, Дзержинский — даже готовились к духовной карьере. А вот что говорил о коммунистах Никита Хрущёв: «Я считал, что нас всех связывает нечто возвышенное и святое. Каждый участник нашего движения был для меня вроде апостола, который во имя идеи готов пойти на любые жертвы».

Уже давно отмечено сходство христианских идеалов с идеалами коммунизма. Как известно, коммунистические идеи зародились в Западной Европе, в кругу людей не просто нерусских, но испытывавших к России глубокую неприязнь. И в том, что эти идеи прижились не в Германии, Франции или Англии, а именно на русской почве, проявилось огромное влияние векового стремления православного русского народа к справедливости, всеобщему братству, проявилась его готовность жертвовать своим ради других, ради великих целей.

Коммунизм, конечно же, серьезнейшим образом извращал христианские ценности. Но он и играл на них, подменяя учение о любви к врагам доктриной классовой ненависти. Результат — известен. Не напрасно сказано апостолом: «Не всякому духу верьте, потому что много лжепророков» (1 Ин 4:1). Это не просто миллионы невинно убиенных и ещё большее число нравственно погибших душ.

Это страшное внутреннее опустошение, «идейный ожог», выразившийся в конституционном запрете на любую идеологию. Запрет этот в целом полезен — если под идеологией понимать манипулирование высшими ценностями. Но без возвышенных идей невозможно существование ни государства, ни общества. И здесь роль Церкви не просто огромна: она уникальна. Только религия может дать человеку такие идеи, которые нельзя запятнать и опорочить сиюминутными политическими, экономическими и какими угодно ещё корыстными интересами «века сего».

 - Как может Церковь помочь своему Отечеству в геополитической борьбе?

- Отчасти ответ на этот вопрос уже дан в предыдущем. Геополитическая борьба, говоря языком религии, есть суетный спор о мирском величии. Но с приходом Христа открылось в этой борьбе и особое измерение. Не зря апостолы, апологеты и святые отцы обращали свои проповеди к сильным мира сего, увещевая их обратиться ко Христу, Которому «дана всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28:16).

А это значит, что те государства, которые избирают веру во Христа, стремятся следовать Его учению, те народы, которые встают на путь покаяния и духовного исправления — таковые приобщаются и к божественной власти и силе. Другие же, не ведающие Христа или отступившие от Него, остаются игрушками в руках сатаны, которому, по попущению Божию, передана власть над «славою царств» (см. Лк 4:6).

Лукавый то возводит их на вершину богатства и могущества, то в один день низвергает на самое дно позора и унижения. Примерам таким в истории несть числа. Церковь, разумеется, не может обеспечить ни рост биржевых котировок, ни перевооружение армии, ни восстановление промышленности.

Но она способна — и это доказывают двадцать веков христианства — придать народам и государствам, а точнее — конкретным людям и правителям (ибо речь всегда идет о личностях, живых душах) ту нравственную стойкость, тот духовный закал, который является необходимым условием для торжества над всеми конкурентами и соперниками.

- Есть мнение, что происходит «сращивание» Церкви и государства. А если сравнивать с более благостными временами, в каком отношении мы находимся к идеалу симфонии «Церковь – государство»?

- Идеал «симфонии», соработничества Церкви и государства — одно из величайших сокровищ Православия. Государство заботится о народе через закон и силу, Церковь — с помощью увещеваний и молитв. Сформулировать и, главное, отстоять эту гармонию двух равновеликих и равночестных институтов, «приводящих в благоустроение все дела человеческие» (Юстиниан), было далеко не просто.

Бывали периоды, когда государство грубо вмешивалось в дела Церкви. Бывало, когда сильная Церковь брала на себя функции деградировавшего государства, превращаясь в политческий институт. И то, и другое — крайне опасно. Политизация католической Церкви вызвала в Европе взрыв Протестантизма. «Огосударствление» Церкви в императорской России унизило и ослабило духовенство, и оно не пришло на помощь государству в 1917 году.

В наши дни, когда Православная Церковь законодательно отделена от государства, но при этом государство относится к ней с доброжелательным уважением, сложились особо благоприятные условия для восстановления той атмосферы «симфонии», которая сложилась во времена Константина Великого и святых отцов. Главное — четко понимать, что Церковь не может быть частью государства. Что государство не может брать на себя функции Церкви (в том числе и в области духовного воспитания). Наконец, что служители Церкви не должны искать похвалы и одобрения со стороны общества. «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир», — говорит Господь (Ин. 15:19).

- Что нужно сделать, чтобы уроки истории не забывались? С одной стороны объем знаний, в том числе исторических, увеличивается, с другой стороны, войны становятся все более жестокими и циничными, и каждая из них более кровавая, чем предыдущая.

- Уроки истории преподавать непросто. Мало знать имена и даты — надо еще и понимать, что же в действительности произошло и как избежать ошибок прошлого и повторить его успехи. И здесь парадокс заключается в том, что для того, чтобы ставить вопрос таким образом, нужно иметь систему оценочных координат. Проще говоря, пока мы не знаем, «что такое хорошо, а что такое плохо», мы не можем и извлекать уроки истории.

Именно поэтому так важно ставить во главу угла нравственные ценности, и именно на их основе изучать историю. Ведь именно из-за деградации этих самых ценностей, разрушения многовековой религиозной культуры и происходит то, что происходит: войны становятся всё более жестокими, политика — все более циничной, а экономика порождает не подлинные богатства, а финансовые «пузыри». История не поможет, если нет прочной духовной опоры. Но саму эту опору обрести помогает история.

- При создании выставки возникали ли споры между светскими и церковными историками? Первые говорили, давайте побольше Хрущева дадим, вторые, нет лучше Патриарха Алексия (Симанского)? По какому принципу происходило распределение объема?

- Наш проект тем и уникален, что он создается по инициативе Церкви, но для светских людей, для просветительских целей. Мы хотим не просто рассказывать о Церкви в истории. Наша задача — рассказать об истории с позиции Церкви.

Поэтому может показаться, что церковная жизнь как бы отходит на задний план. Но в действительности это не так. Просто мы не акцентируем внимание на разделении светского и церковного. Наоборот, хотелось показать, что духовные начала, традиционные христианские ценности глубоко пронизывали жизнь людей даже в советскую эпоху — хотя сама Церковь в это время была насильственно отстранена от образования и общественной жизни.

- Посещая уже оформленную выставку, и оценивая ее по прошествии времени, чтобы Вы в нее добавили?

- Формат выставки уникален в том отношении, что добавлять материалы в неё можно до бесконечности. Есть только одно ограничение: степень их усвояемости. Конечно, не всё из задуманного мы успели реализовать в экспонатах. В частности, подготовлен огромный материал по истории интеллектуальных исканий советской интеллигенции, по молодёжным субкультурам, имеются уникальные наработки по истории советской науки и техники, исследованиям космоса и т.п. Наконец, очень много материалов было подготовлено для нас министерствами и ведомствами для отражения современного положения дел в разных отраслях российской экономики.

Далеко не все они получили отражение на экспозиции: просто не хватило творческих сил. «Никто не обнимет необъятного», как говаривал Козьма Прутков. Но вскоре, когда выставка переедет в 57-й павильон на ВДНХ, я уверен, она заживет новой, «музейной» жизнью, будет непрерывно обновляться, улучшаться и дополняться. Ведь ее задача — стать интересным и увлекательным «живым учебником» истории для миллионов школьников, студентов и всех тех, кто интересуется историей нашего Отечества.

Михаил Пыляев – историк, краевед и театрал Далее в рубрике Михаил Пыляев – историк, краевед и театрал174 года назад родился Михаил Иванович Пыляев, русский журналист и писатель

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»