Звездный день балтийского «Волка»
Подводная лодка «Волк». Фото:military.wikia.com

Подводная лодка «Волк». Фото:military.wikia.com

17 мая 1916 года русская подлодка сумела потопить сразу три германских судна, перекрыв результат всего Балтфлота

История отечественного подводного флота знает не один пример того, как в единственном боевом походе субмарина становилась рекордсменом, а ее капитан — легендой. Самый знаменитый пример — подлодка С-13 под командованием капитана 3-го ранга Александра Маринеско. Зимой 1945 года она в течение двух недель потопила два немецких транспорта — «Вильгельм Густлофф» и «Штойбен», и сразу же стала рекордсменом по суммарному тоннажу уничтоженных судов. Но если о победе Маринеско и его лодки известно многим и многое, то о другой лодке и другом командире, сумевшим на 29 лет раньше сделать то же самое — нет. А между тем, 17 мая (по новому стилю) 1916 года подлодка «Волк» под командованием старшего лейтенанта Ивана Мессера, стала самой результативной на Балтийском флоте всего за один день, уничтожив сразу три германских транспорта!

О везучести самой лодки и ее экипажа ходили самые настоящие легенды: в том же 1916 году она четырежды оказывалась на волосок от гибели. Первый раз это случилось на следующий день после блестящей победы 17 мая. Заметив огни приближающегося парохода, лодка пошла на сближение с ним, и только в последний момент сигнальщик увидел огни миноносца, несущегося с кормы. Спасло «Волка» только стремительное погружение: уходившая на глубину субмарина едва разминулась с торпедой, выпущенной с миноносца и прошедшей прямо перед носом у «Волка», торпедисты которого даже услышали шум ее винтов. Второй раз удача улыбнулась «Волку» 10 июня 1916 года, когда наблюдатель на мостике удивился, заметив чайку, которая летела, не двигая крыльями. Вглядевшись, матрос опознал аэроплан, и субмарина вновь успела вовремя нырнуть, так что все семь сброшенных на нее бомб разорвались над нею — так близко, что их осколки потом вынимали из палубного настила. Через девять дней «Волк» едва увернулся от внезапно пошедшего на таран парохода и вернулся на базу со смятыми перископами, но без других серьезных повреждений. А 8 июля по пути домой лодка налетела на германскую гальваническую мину, которая оказалась неисправной: несмотря на сильный удар при столкновении, от которого смялись два ударника мины, она так и не сработала…

Все эти истории лишь закрепили за «Волком» славу любимчика фортуны. Но начало этой легенде было положено не за счет удачи, а за счет усилий офицеров и моряков «Волка». И тем ценнее эта победа, если вспомнить, что экипаж на лодке был необстрелянный: тогда, в мае 1916-го, лодка вышла в свой первый боевой поход после принятия в строй Балтийского флота.

«Волка» заложили на стапелях Балтийского завода в Санкт-Петербурге 15 сентября 1913 года — почти за год до начала Первой мировой войны. Он стал четвертой и последней лодкой в первой серии субмарин типа «Барс» — самого удачного российского проекта того времени. Поскольку лодки этого типа были новыми, времени на их постройку ушло немало: «Волк» был спущен на воду только 25 октября 1915 года, а вступила в строй еще через полгода, 14 апреля 1916 года. Впрочем, это пошло на пользу лодке: к этому времени на вооружение русского флота была принята торпеда нового образца — 45-15, гораздо более мощная, надежная и дальнобойная, чем прежние образцы. Именно такими торпедами и вооружались подлодки типа «Барс»: чтобы стрелять ими, лодки имели по два трубчатых торпедных аппарата в носу и в корме и по четыре наружных решетчатых торпедных аппарата на палубе. Плюс к тому, на вооружении конкретно «Волка» стояла еще и артиллерия: два орудия — калибра 75 и 57 мм — и пулемет.

Командиром новой лодки, которую Балтийский флот принял в апреле 1916 года, был назначен потомственный моряк — Иван Владимирович Мессер, четвертый, младший сын вице-адмирала Владимира Павловича Мессера, имевшего репутацию опытнейшего морехода и строгого и принципиального начальника. Выпускник Морского корпуса, Иван Мессер в 1903 году начал офицерскую службу в звании мичмана, в 1909-1910 годах прошел переподготовку в Учебном отряде подводного плавания в Либаве (нынешней Лиепае), давшем России немало будущих легенд русского подплава Первой мировой; в частности, однокашниками Мессера были Александр Гарсоев и Иван Бровцын. К апрелю 1916 года Иван Мессер был уже опытным подводником: за его спиной была служба помощником командира на подлодках «Пескарь», «Аллигатор» и «Белуга», а потом — командование той же «Белугой» и подлодкой «Кайман». Именно на ней Мессер добился своего первого успеха, в октябре 1915 года захватив в проливе Оландсгаф германский пароход «Шталек» и приведя его в Мариехамн, где в то время базировались русские подлодки.

Подводная лодка «Волк» в Ревеле у борта плавбазы «Тосно»

Подводная лодка «Волк» в Ревеле у борта плавбазы «Тосно». Фото: deepstorm.ru

В первый поход Иван Мессер повел свою новую лодку в новом звании: за восемь дней до того, как «Волк» вступил в строй Балтфлота, его капитан надел погоны старшего лейтенанта. При этом команду лодки практически полностью сформировали из моряков, не имевших боевого опыта. Среди них был и лейтенант Вадим Подерни — впоследствии известнейший подводник, пропагандист подводного плавания. В тот поход он шел вахтенным офицером «Волка», и именно ему мы обязаны возможностью из первых рук узнать историю победного для лодки дня 17 мая. Лейтенант Подерни, выступая под псевдонимом «лейтенант Веди», подробно рассказал о них в своей книге «На подводной лодке в 1916 году», в которой он, видимо, секретности ради, переименовал лодку в «Волчицу».

Вот отрывок из этой книги, по которому можно судить, каким напряженным был тот день для экипажа «Волка»: «Последний привет товарищей, добрые пожелания командующего флотом, и мы выходим для следования в дальний путь, в чужие воды. «Волчица», так звали нашу подводную лодку, выходит на добычу. Что-то ожидает её, открывающую в этом году боевой сезон? Бросив последний взгляд на скрывающийся порт, мы как бы вступаем в мир иных переживаний. Все береговое отлетело. Весело стучали машины и радостно отзывались в нашем сердце. Каждый оборот винта приближал нас к желанной и долгожданной цели. <…> Когда мы легли на грунт, то, усевшись за стол, в ярко освещенной электрическим светом кают-компании, завели граммофон и принялись за чаепитие. Предстоящая операция нас волновала, и, несмотря на течение драгоценных часов отдыха, долго никто не ложился спать. Мы были накануне событий, и наше состояние духа я уподобил бы состоянию ученика перед выпускным экзаменом. И жутко, и весело! Еще бы! — мы первые в этом году отправляемся доказать немцам, что им придется считаться с русскими лодками. Что-то будет? Вместе с бравым и опытным командиром мы, новички (а таких было несколько среди офицеров), всячески обсуждали предстоящие возможности и поучались у него различным указаниям».

Рано утром 17 мая 1916 года «Волка» вошел в Норчепинскую бухту, где на выходе из шведских нейтральных вод лодка и устроила засаду. В то время главной задачей русских лодок считались атаки торговых судов, на которых из Швеции в Германию поставлялись железная руда и металл. Охота на них была делом непростым. Согласно строгим приказам из Петербурга, российские моряки действовали строго по призовому закону: всплывали, останавливали транспорты, определяли по документам принадлежность судна и характер груза, и если получали право потопить судно, давали экипажу возможность сесть в шлюпки. Германские же моряки шли на любые ухищрения, чтобы избежать такого досмотра: закрашивали знаки на трубах, не поднимали флаги, маскировали щитами силуэты судов и даже устанавливали на палубах орудия для обороны.

Именно такой замаскированный транспорт — немецкий пароход «Гера» — «Волк» и встретил первым. Вот как описывает остановку судна в своих воспоминаниях лейтенант Подерни: «— Немец! — слышится сверху. — Всплывай! Сразу на душе становится возбужденно-весело. У всех в глазах пробегает огонек. Вот уже открыт люк, в него на шесте просунут сигнал по международному своду, приказывающий купцу немедленно остановиться. «Бум, бум», — слышатся орудийные выстрелы, сотрясающие корпус лодки, — это мы подтверждаем свой сигнал угрозой. Внизу все кончено, и я вылезаю наверх. Невдалеке от нас, с застопоренной машиной, стоит громадный купец, и на корме у него развевается только что поднятый германский флаг. — Попался, голубчик! — радостно и взволнованно восклицает командир».

«Гере» позволили эвакуировать экипаж, взяли в плен капитана с судовыми документами и картами, и после этого «Волк» потопил пароход торпедой. Со второй целью, германским пароходом «Кольга», церемонились меньше: остановившись после предупредительных выстрелов, пароход внезапно бросился наутек, и его потопили, попав торпедой точно в середину корпуса — как говорят подводники, «под трубу». А пароход «Бианка», встреченный уже к вечеру, повел себя так же, как «Гера», и точно так же был потоплен после эвакуации экипажа и пленения капитана.

20 июля в четвертом боевом походе подлодка «Волк» потопила свой четвертый приз — груженный железной рудой транспорт «Дорита», став самой результативной подлодкой на Балтике за всю Первую мировую войну. Лодка благополучно пережила и ее, и обе революции — Февральскую и Октябрьскую, и знаменитый Ледовый поход Балтфлота и до 1925 года служила в качестве боевой. Потом она стала учебной и в этом качестве прослужила еще десять лет, пока в 1935 году не была списана и разделана на металл.

А ее легендарный командир Иван Мессер не сумел остаться в России. После 1918 года он, уволенный из русского флота, уехал с семьей в Архангельск и там вступил в Белую армию. Служил начальником Службы связи флотилии Северного Ледовитого океана, затем — начальником отряда ледокольных судов Северной флотилии и дослужился до звания капитана 1-го ранга. В 1920 году Иван Миллер с семьей, не дожидаясь, когда части Красной Армии войдут в Архангельск, эмигрировал — сначала в Сербию, а потом в США. Именно там, в городе Кливленде (штат Огайо) капитан 1-го ранка Иван Мессер, кавалер орденов Святой Анны 2-й, 3-й и 4-й степени, ордена Святого Станислава 2-й степени с мечами и ордена Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом, и умер 16 декабря 1952 года, незаслуженно преданный забвению на Родине.

Еще одна попытка России прорваться на Балтику Далее в рубрике Еще одна попытка России прорваться на Балтику17 мая 1656 года началась очередная русско-шведская война — отец будущего императора Петра первым попытался сделать то, что позже удастся его сыну

Комментарии

16 мая 2016, 09:51
Все-таки, везение экипажа подлодки больше обусловлено профессионализмом незаслуженно забытого потом капитана подводного судна.
17 мая 2016, 03:24
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»