Победа при Рущуке
Главнокомандующий Михаил Кутузов перед войсками. Художник  С. В. Герасимов

Главнокомандующий Михаил Кутузов перед войсками. Художник С. В. Герасимов

4 июля 1811 года русские войска под руководством М.И. Кутузова разгромили турок у города Рущук на берегу Дуная

Восьмая русско-турецкая война к началу 1811 года шла уже пять лет. Наши войска, воевавшие с противником на берегах Дуная, именовались Дунайской или Молдавской армией. Назревание войны между Россией и наполеоновской Францией потребовало вывести пять из девяти русских дивизий Молдавской армии на север, к польской границе.

С Дуная ушли лучшие, проверенные в боях части русской армии, оставив против турок лишь 45-тысячное войско, значительно уступавшее по численности силам Османской империи.  В этих сложнейших условиях в апреле 1811 года в Бухарест прибыл новый главнокомандующий «Молдавской армией» генерал Михаил Илларионович Кутузов. Скорейшее окончание войны с Турцией становилось острейшей проблемой накануне уже неизбежного наполеоновского вторжения. Кутузову требовалось с меньшими по численности силами разгромить турок и закончить войну, чтобы высвободить русские резервы для борьбы с Наполеоном.

Отказавшись от всех наступательных действий, Кутузов вывел русские части из большинства занятых ранее турецких крепостей, сосредоточив войска на главных направлениях. Хорошо зная об ослаблении русских сил, османский главнокомандующий Лаз Азиз Ахмет-паша (одновременно он занимал и высший в Османской империи чиновничий пост Великого визиря) в июне 1811 года направил против Кутузова свое 60-тысячное войско.

Тогда Кутузов с 15-тысячным отрядом неожиданно выдвинулся навстречу основным силам турок, преградив им дорогу на правом берегу Дуная (на территории современной Болгарии) южнее городка Рущук. Тем самым русский полководец спровоцировал на себя атаку главных сил турецкой армии.

Наши войска расположились на высотах в 4–5 верстах к югу от Рущука. Пехота построилась в девять каре (квадраты плотного строя) в шахматном порядке: пять – в первой и четыре – во второй линии. Русская артиллерия, 114 орудий, разместилась в интервалах между пехотными каре, а наша конница (40 эскадронов драгунов, уланов и гусар и 13 казачьих сотен) составила третью линию боевого порядка за пехотинцами.

Генеральное наступление турок началось с рассветом 4 июля (22 июня старого стиля) 1811 года. Почти 30 тысяч османской конницы атаковали центр и правый фланг русских войск. Пять раз вражеские кавалеристы набрасывались на каре русской пехоты, но были отбиты картечью пушек, залпами и штыками.

Однако эти атаки носили отвлекающий характер — главный удар турки нанесли на левом фланге. В 9 утра здесь ударила их лучшая кавалерия – 10 тысяч «анатолийских спаги», всадников, набранных в Анатолии, центральной части Османской империи. На полном скаку они прорвались через каре нашей пехоты. Тогда навстречу им бросились Белорусский гусарский и Кинбурнский драгунский полки. Но в сабельной рубке турецкие кавалеристы за счет численного преимущества сумели прорваться дальше, чтобы выйти в тыл русским и отрезать им дорогу к отступлению.

И тут сказалась предусмотрительность Кутузова. Кони турецких «спаги» после атак и сабельных схваток уже устали, тогда как значительная часть русской кавалерии еще не участвовала в бою, сохранив силы своих лошадей. В то время именно это во многом решало успех кавалерийского боя.

Прорвавшуюся турецкую конницу контратаковала наша кавалерия – Ольвиопольский гусарский, Чугуевский уланский, Лифляндский драгунский и три донских казачьих полка.

Завязалась огромная кавалерийская сеча. Русские, сохраняя сомкнутый строй, постепенно теснили турок, лошади которых уже устали. Вскоре «спаги» не выдержали и бросились в бегство, стремясь укрыться за своей пехотой.

Тогда в общее контрнаступление перешла и русская пехота. Наши кавалеристы, пехотинцы и казаки атаковали турецкую армию и заставили её отступить с ближайших высот и отойти на 10 вёрст к укреплённому лагерю. Потери русских в битве 4 июля 1811 года составили 500 человек убитыми и ранеными, турки же потеряли около 4 тысяч человек и 13 знамен, ставших нашими трофеями.

Однако в тот день осторожный Кутузов отказался от продолжения наступления – турки всё ещё имели большое численное преимущество и неистраченные резервы. Наш главнокомандующий оказался не только хорошим тактиком, но и блестящим стратегом – одержав убедительную победу у Рущука, он неожиданно для противника приказал отойти на другой берег Дуная.

Турки сочли, что в битве у Рущука русские понесли слишком большие потери и не имеют сил для продолжения войны. Основные силы их армии, вслед за «отступившим» Кутузовым, переправились на северный берег Дуная и здесь оказались блокированы, попав в расставленную ловушку. Окруженные турки сопротивлялись до конца октября 1811 года, а потом, когда у них кончился порох и продовольствие, были вынуждены капитулировать.

В конце мая 1812 года Кутузов подписал с турками выгодный для нашей страны Бухарестский мир. Война с Турцией была с успехом завершена, позволив нашей армии летом 1812 года перебросить значительные воинские резервы для отражения наполеоновского вторжения.

Так победа, одержанная 4 июля 1811 года у Рущука, стала важным этапом на пути к общему успеху в той войне, освободившей силы России для решающей схватки с нашествием Наполеона.

Ил-18: первый турбовинтовой лайнер России Далее в рубрике Ил-18: первый турбовинтовой лайнер России4 июля 1957 года впервые отправился в полет первый отечественный послевоенный самолет, спроектированный сугубо для гражданской авиации

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»