Первенец Адмиралтейских верфей
Адмиралтейство. Гравюра. Фото: coolreferat.com

Адмиралтейство. Гравюра. Фото: coolreferat.com

29 апреля 1706 года на воду был спущен 18-пушечный прам, ставший первым кораблем, построенным корабелами Санкт-Петербурга

Основывая новую российскую столицу на берегах не слишком гостеприимной для русских Балтики, Петр Первый видел будущий город не просто как центр политической жизни. Прежде всего он закладывал в окрестностях Заячьего острова центр будущего военного влияния на побережье Балтийского моря и по всей Северной Европе. И потому ему жизненно необходим был новый город как крупная военно-морская база. А какая же база в те годы могла существовать без собственных кораблестроительных мощностей?! Вот потому первым промышленным предприятием Санкт-Петербурга и стала Адмиралтейская верфь. В «Журнале путешествий Петра I (1696 –1709 гг.)» об этом событии сказано коротко и емко: «1704, ноября. В 5-й день заложили Адмиралтейский дом и были в остерии и веселились...». А уже через полгода, 29 апреля (10 мая по новому стилю) 1706 года, со стапелей новой верфи сошел первый корабль — 18-пушечный прам, то есть плоскодонная парусно-гребная плавучая батарея. Он получил имя Arcanne, что в переводе с французского означает «красный мел» — плотницкий припас, которым корабелы размечали древесину при постройке кораблей. А всего за 310 лет, прошедших с того дня, со стапелей Адмиралтейской верфи, продолжающей работать на оборону России и по сей день, сошли более 2600 кораблей и судов различного класса и назначения. И среди них немало легендарных и знаменитых!

Необходимость создания верфи непосредственно на Балтике была очевидной и насущной. Конечно, к этому времени уже вовсю работали Сясьская (первая верфь Балтийского флота, заложенная Петром I при впадении реки Сясь в Ладожеское озеро 22 января 1702 года по старому стилю) и Олонецкая верфи (заложена в конце 1703 года). Но построенные там корабли и малые суда приходилось со слишком уж большими трудностями переводить в Балтийское море. Сама Ладога никогда не отличалась тихим нравом, да и обилие мелей и порогов на Неве не добавляло радости лоцманам и экипажам. А обстановка на Балтике накалялась с каждым днем, и было очевидно, что без появления балтийской верфи с возможностью выводить корабли сразу в Финский залив России не обойтись никак.

То, что новая верфь должна стать неотъемлемой частью нового города, для Петра было настолько же очевидным, насколько и то обстоятельство, что ее нужно строить под прикрытием возводимой крепости Святых Петра и Павла. Но эти рассуждения все равно не слишком облегчили будущему первому русскому императору выбор конкретного места. Он лично провел целую неделю, обходя на шлюпке в сопровождении петербургского губернатора Александра Меньшикова невскую дельту, пока наконец не остановился на низком берегу слева от стрелки Большой и Малой Невы, чуть южнее Петропавловской крепости. Таким же личным участием русского царя отмечена и работа над проектом Адмиралтейского дома, как тогда называлась верфь: на чертеже стоит его собственноручная подпись.

Хотя основную защиту верфи в случае нападения врага (а оно было вполне реальным, ведь Россия вовсю вела в это время Северную войну со Швецией) должна была обеспечить Петропавловская крепость, Петр Алексеевич и сам Адмиралтейский дом спроектировал как небольшую крепость. Все постройки, где шли работы над новыми кораблями, окружал достаточно высокий земляной вал с пятью бастионами и прорытым внизу рвом, заполненным водой. А со стороны берега за верфью простиралась эспланада — открытый луг, который не давал нападающим никаких шансов незаметно накопить силы и подготовить нападение.

С такой защитой можно было начинать масштабное строительство кораблей, в которых так нуждался новорожденный русский флот. Поэтому еще до того, как официально было закончено строительство Адмиралтейского дома, в конце 1704 года на десяти стапелях новой верфи заложили первые корабли. А через год адмиралтейские корабелы уже заканчивали работы на неполных трех десятках судов: строились два бомбардирских корабля, два прама и 24 бота. И наконец, 29 апреля 1706 года первый из прамов, Arcanne, Aпостройкой которого руководил Выбе Геренс — корабельный мастер из Голландии, с которым Петр I познакомился еще в пору своего Великого посольства, был спущен на воду. 23 мая за ним последовал и его собрат, названный Arcke des Verbonnes.

Опыт, который адмиралтейские корабелы получили за это время, постепенно дал им возможность замахнуться и на более крупные корабли — то, ради чего, собственно, и задумывался Адмиралтейский дом. Первым среди них стал 54-пушечный линейный корабль «Полтава», проект которого тоже разрабатывал лично Петр I при участии известного в будущем корабельного мастера Федосея Скляева. Работу над чертежами мастера закончили к концу ноября 1709 года, и 5 декабря корабль заложили на Адмиралтейской верфи. На воду он был спущен неполных три года спустя, 15 июня 1712-го, и два десятка лет честно прослужил на Балтике, дважды став флагманом, на котором держал свой флаг первый русский император.

54-пушечный линейный корабль «Полтава», 1712 г.

54-пушечный линейный корабль «Полтава», 1712 год. Фото: nort-udm.ru

В тот же год, когда на воду была спущена «Полтава», Адмиралтейский дом вынес строительство малоразмерных кораблей и судов на новое предприятие — Скампавейный двор (от названия одного из типов малых судов — скапмавеи, быстроходной галеры), а основное производство переориентировали на крупные линейные корабли. Неудивительно, что уже к концу 1715 года на верфях Главного Адмиралтейства одновременно строился десяток 60-90 пушечных кораблей. А в 1720 году верфь существенно увеличила производственные площади, которые теперь располагались по обе стороны от Адмиралтейского дома, и перестала быть крепостью, постепенно приобретая знакомые нам черты.

За первые сто с лишним лет активной работы Адмиралтейской верфи, с 1712 по 1825 год, на ней построили 256 крупных кораблей, большинство из которых составили гордость и славу Балтийского флота. Но постепенно крупное промышленное производство в самом центре русской столицы, бок о бок с Зимним дворцом перестало выглядеть логично, да и новые задачи по развитию русского флота требовали новых масштабов кораблестроения, которым старая верфь уже не соответствовала. Поэтому работы на прежнем месте понемногу свернули, перенеся на Ново-Адмиралтейский и Матисов острова, сохранив собственно здание Главного Адмиралтейства — то самое, с воротами, увенчанными шпилем, на верхушке которого красуется знаменитый кораблик, один из символов Петербурга.

На новом месте Адмиралтейские верфи заработали с прежней интенсивностью, быстро осваивая новые технологии и инженерные решения. Именно здесь во второй половине XIX века были построены такие ключевые для истории русского флота корабли, как броненосная батарея «Не тронь меня», круглый броненосец береговой обороны (прозванный на флоте «поповка» по фамилии изобретателя) «Новгород», первый в мире мореходный миноносец «Взрыв», корвет «Витязь» легендарный крейсер «Аврора» и крупнейший в истории отечественного кораблестроения линейный корабль «Гангут». Всего же, по данным самих Адмиралтейских верфей, со дня основания до 1917 года на них было построено более 1000 кораблей и судов, в том числе более 800 гребных и парусных, 25 броненосцев и 8 крейсеров 1-го ранга.

Оправившись от хаоса революционных лет, Адмиралтейские верфи активно участвовали в строительстве нового советского флота, в том числе готовя корабли для создания с нуля Северного и Тихоокеанского флотов. Среди них были и такие знаменитые проекты, как подлодки типа «Щука» и «Малютка», а также субмарины проектов «С» и «К», первые советские торпедные катера и морские охотники за подводными лодками. А в послевоенные годы известность Адмиралтейским верфям принесли такие проекты боевых кораблей, как крейсера типов «Чапаев» и «Свердлов», атомные многоцелевые подводные лодки проектов 671 и его модификаций. Здесь же был построен и первенец русского гражданского атомного флота — легендарный ледокол «Ленин».

Сегодня Адмиралтейские верфи по-прежнему остаются одним из крупнейших петербургских предприятий и одной из самых важных составляющих российской судостроительной отрасли, ведущих строительство как военных кораблей, так и гражданских судов. И каждый спущенный на воду корабль можно и нужно рассматривать как дальнего, но прямого потомка того, первого прама, который вспенил апрельскую холодную воду Невы 310 лет назад…

Все выше стремится полет наших птиц Далее в рубрике Все выше стремится полет наших птиц28 апреля 1961 года летчик-испытатель Георгий Константинович Мосолов на самолете МиГ-21Ф-13 установил абсолютный рекорд высоты полета

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»