Самый главный сад России
Посещение Ботанического сада первыми лицами Российской империи, 1837 год. Фото: nikitasad.ru

Посещение Ботанического сада первыми лицами Российской империи, 1837 год. Фото: nikitasad.ru

22 июня 1811 года подписан «Указ об учреждении в Крыму Императорского казенного ботанического сада» — создан знаменитый Никитский ботанический сад в Ялте

Первым идею создания ботанических садов на южном берегу Крыма выдвинул отец-основатель Новороссии князь Григорий Потёмкин-Таврический. Спустя четверть века к этому замыслу вернулся знаменитый основатель Одессы, перешедший на русскую службу французский аристократ и генерал-губернатор Новороссийского края «дюк» (то есть герцог) Арман де Ришелье.

Эту идею тогда поддержал один из первых ботаников России и тоже перешедший на русскую службу иноземный аристократ — барон Фридрих Август Маршал фон Биберштейн. Впрочем, этот выходец из восточной Германии имел чин капитана русской армии и новое русское имя – Фёдор Кондратьевич Биберштейн. По поручению русских царей Павла I и Александра I обрусевший немец по имени Фёдор Кондратьевич занимался развитием шелководства и виноградарства в южных владениях Российской империи, создав создал целый ряд многотомных научных трудов о русской флоре.

Император Александр I одобрил ходатайство новороссийского генерал-губернатора и авторитетного ученого — 22 июня (10 июня по старому стилю) 1811 года он подписал «Указ об учреждении в Крыму Императорского казенного ботанического сада».

В том же году у деревни Никита (ныне поселок Ботаническое), неподалеку от Ялты, у местного помещика Смирнова царская казна выкупила 375 десятин (чуть более 400 гектаров) земли. Первым директором Императорского ботанического сада стал помощник Федора Кондратьевича Бибирштейна — Христиан Стевен. Выпускник петербургской Медико-хирургической академии, он был принявшим русское подданство шведом и с 1800 года, под руководством Бибирштейна, занимался вопросами шелководства и виноделия на юге России.

По замыслам русского царя и ученых новый ботанический сад в Крыму, помимо чисто научных задач, должен был изучать и вопрос «акклиматизации» тропических растений и различных фруктовых деревьев в целях их разведения на юге России. Этот вопрос был важен для экономики нашей страны, поэтому работы по созданию Императорского ботанического сада не прервала даже Отечественная война 1812 года. Первые посадки экзотических для России растений в Никитском ботаническом саду провели уже осенью того года, когда армия Наполеона сожгла Москву.

Уже через три года ботанический сад выпустил свой первый каталог растений, где числилось в реализации 95 сортов яблонь, 58 сортов груш, 6 ягодных и 15 декоративных пород. За следующие 14 лет неутомимой деятельности Христиан Стевен, прозванный впоследствии «Нестором русских ботаников», собрал в своем саду более 450 видов экзотических растений. При этом Стевен и его помощники много и с большим увлечением занимались и исследованиями дикорастущей, природной флоры Крымского полуострова.

Вторым директором Никитского ботанического сада в 1827 году стал Николай Андреевич Гартвис, дворянин из Прибалтики, ветеран войны против Наполеона, ушедший в отставку из-за боевых ран. Однако, помимо службы в артиллерии, штабс-капитан Гартвис всю жизнь увлекался разведением плодовых растений и роз. Этот свой интерес он в полной мере реализовал в Никитском ботаническом саду. За 20 лет, что Николай Гартвис был директором ботанического сада, коллекция дендрария увеличилась более чем в два раза, было создано уникальное собрание хвойных пород, включая гигантские секвойи из Калифорнии, кедры, кипарисы, пихты и сосны со всего мира.

В 1828 году в Никитском императорском саду была открыта особая школа для обучения практическому садоводству. В том же году здесь впервые посадили веерные пальмы, магнолии и платаны, а на землях урочища Магарач, заложили огромный виноградник и учредили Магарачское заведение виноградарства и виноделия — ныне Всероссийский национальный научно-исследовательский институт виноградарства и виноделия «Магарач», входящий в систему Российской академии наук ведущий центр виноделия в нашей стране.

Сегодня, в начале XXI века, «живая коллекция» Никитского ботанического сада насчитывает около 30 тысяч видов, гибридов и сортов растений практически всех стран мира. Например, здесь растет калифорнийский дуб, который в нашей стране больше нигде не встречается. Сад является крупнейшим в России хранилищем разнообразных плодовых культур — различных сортов персика, абрикоса, алычи, черешни, яблони, груши, айвы, инжира, граната, хурмы и других плодовых культур здесь насчитывается более 11 тысяч!

Здесь же собраны уникальные коллекции декоративных древесных и травянистых растений, насчитывающие более 6 тысяч видов, и богатейшие коллекции более 250 видов лекарственных и ароматических растений. Помимо научной работы, Никитский ботанический сад всегда выполнял и важную практическую функцию — трудами работников Никитского сада за годы его существования впервые введено в практику садоводства более 400 видов новых растений, а также выведено и передано в народное хозяйство более 800 сортов различных сельскохозяйственных культур.

Грозная крепость русского Кавказа Далее в рубрике Грозная крепость русского Кавказа22 июня 1818 года была основана крепость Грозная — будущий город Грозный

Комментарии

22 июня 2016, 10:39
Фёдор Кондратьевич Биберштейн, значится...? Ну-ну...)))
А вообще идея ботанических садов мне очень близка и симпатична, прекрасная идея...! Райские кущи, эдакий "Эдэм" в миниатюре, "макет рукотворного Рая на Земле"...!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»