Настоящая история первой победы русских морских летчиков
Военно-морской авианосец «Адмирал Кузнецов». Фото: warfiles.ru

Военно-морской авианосец «Адмирал Кузнецов». Фото: warfiles.ru

17 июля 1916 года — день рождения морской авиации России

С 1996 года морская авиация Военно-морского флота России отмечает свой официальный день рождения 17 июля — эту дату главком российского ВМФ установил своим приказом № 253 от 15 июля 1996 года «О введении годовых праздников и профессиональных дней по специальности». Поводом к нему, как гласит официальный интернет-портал Минобороны России, стали события 17 июля 1916 года, когда четыре гидросамолета русского флота вступили в бой с четырьмя германскими гидропланами — и одержали победу. И вот уже десять лет морская авиация и все, кто с нею связан, отмечают свой профессиональный праздник… не в тот день!

В реальности воздушный бой, о котором идет речь, состоялся на 13 дней раньше — 4 июля (21 июня по старому стилю) 1916 года, а дата в приказе, видимо, появилась потому, что при его подготовке кто-то посчитал, что день 4 июля указан по старому стилю. Причем несовпадение дат — не единственное «темное место» в официальной истории Дня морской авиации России: в популярном изложении она не приводит ни имен летчиков, ни детальных обстоятельств схватки. Но десятый официальный день рождения русской морской авиации и вековой юбилей знаменитого воздушного боя — достаточный повод для того, чтобы восстановить справедливость и достоверно описать события столетней давности в небе над Рижским заливом.

Начать, пожалуй, стоит с краткой истории появления в русском флоте собственной авиации. 2 июня 1912 года начальник Морского генерального штаба вице-адмирал Александр Ливен распорядился о формировании инфраструктуры авиационных частей в 1913 году. Через два месяца, 6 августа 1912 года, в Гребном порту на Васильевском острове отслужили торжественный молебен по случаю спуска на воду первого гидроплана: так начала свою работу Опытная авиационная станция — первая официальная авиачасть Балтийского флота. Через три года начала работу Петроградская Офицерская школа морской авиации: 18 мая 1915 года начальник Морского генерального штаба вице-адмирал Александр Русин распорядился о ее создании, и уже 28 июля на дамбе Гутуевского острова в присутствии Великого князя Александра Михайловича отслужили торжественный молебен по случаю открытия школы.

Поздней осенью того же года школа, чтобы не прерывать занятий на зиму, открывает Каспийское отделение в Баку, занятия в котором начались 22 ноября. Именно Бакинское отделение дало путевку в морское небо всем четверым летчикам, участвовавшим в воздушном бою 4 июля 1916 года — подпоручику Александру Извекову, мичману Геннадию Карцову, лейтенанту Сергею Петрову и мичману Борису Щепотьеву. Все четверо получили звания морских летчиков зимой-весной 1916 года и отправились на Балтику, где и были зачислены в штат авиаотряда, самолеты которого базировались на первом российском авианосце — гидроавиатранспорте «Орлица».

Об этом удивительном корабле стоит рассказать чуть подробнее. Конечно, авианосцем в полном смысле слова он не был, поскольку не имел палубной авиации, а был оснащен гидропланами. Перед взлетом их выгоняли из ангаров и с помощью лебедки опускали на воду, откуда они и поднимались в воздух — а после приводнения весь процесс проходил в обратном порядке. Само же судно было построено в 1903 году в Англии, получило имя «Вологда», позднее было переименовано в «Императрицу Александру», а после того как в 1915 году Морское ведомство приобрело его, чтобы превратить в гидроавиатранспорт, было зачислено в военный флот под именем «Орлица». Первоначально авиакрыло «Орлицы» состояло из четырех французских гидропланов FBA (пятый в разобранном виде хранился в трюме), а в мае 1916 года корабль вернулся из Рижского залива в Петроград, где его перевооружили отечественными гидропланами М-9 конструкции Дмитрия Григоровича. Эти летающие лодки, оснащенные 150-сильными двигателями и имевшие экипаж из двух человек — пилота и стрелка, — в то время были одними из лучших гидросамолетов в мире. М-9 был настоящей флотской «рабочей лошадкой», способной выполнять функции истребителя, разведчика и даже бомбардировщика (самолет поднимал на борт до 100 кг бомб), надежной в эксплуатации и простой в пилотировании. Правда, у М-9 были невысокая скорость — всего 110 км/ч — и слабая вооруженность: единственный пулемет стрелял только вперед, а против атаки сзади аэроплан был беззащитен. И все же до 1917 года М-9 были серьезным противником для германских гидропланов типа Friedrichshafen FF.33 — более скоростных и более приспособленных к воздушному бою тех лет: сидевший позади пилота стрелок имел возможность кругового обстрела.

Весь вопрос был лишь в том, чье мастерство окажется выше, а мужество — крепче. И, как показали июльские воздушные бои 1916 года, преимущество было на стороне русских летчиков. Первое воздушное сражение того лета, в котором участвовали гидропланы из состава авиакрыла «Орлицы», состоялось 2 июля (19 июня по старому стилю). Вел этот бой лейтенант Сергей Петров — тот самый, что повторно прославится двумя днями позднее. Согласно донесениям того времени он вылетел на перехват двух немецких гидропланов, пытавшихся атаковать линкор «Слава», обстреливавший германские батареи на берегу Рижского залива. В результате схватки один немец был сбит (пули попали ему в радиатор), а второй сумел оторваться от преследования и уйти.

Два дня спустя в воздушном бою участвовали уже все четыре самолета «Орлицы», противостоявшие трем «Фридрихсхафенам» FF.33 и одной летающей лодке «Бранденбург» FB. Причем на сей раз германские летающие лодки охотились не за линкором, а конкретно за русским авиатранспортом: немецкое командование по достоинству оценило возможности его гидросамолетов и пилотов, управляющих ими. Первым на перехват атакующего противника бросился барражировавший над кораблем-маткой самолет подпоручика Александра Извекова, который навязал встречный бой истребителям FF.33 — они явно оттянули на себя русского летчика, чтобы дать возможность поднимавшему до 200 кг бомб «Бранденбургу» добраться до «Орлицы». Но выполнить эту задачу германский гидроплан не сумел: на подлете его встретили три только что взлетевших русских самолета, за штурвалами которых сидели мичман Геннадий Карцов, лейтенант Сергей Петров и мичман Борис Щепотьев. Им удалось отогнать противника, который, впрочем, не слишком стремился рисковать — но на помощь своему боевому товарищу летчики опоздали. Неприятельские пули попали в бензобак М-9 подпоручика Извекова, самолет загорелся, рухнул в воду и пошел ко дну вместе с пилотом Александром Извековым и стрелком унтер-офицером Назаровым. Летчик-герой, как удалось выяснить исследователям, посмертно был удостоен ордена Святого Георгия IV степени: указ о награждении датирован 26 августа 1916 года.

Гидроплан М-9

Гидроплан М-9. Фото: spbstu.ru

Впрочем, и немцы не ушли без потерь: М-9 под управлением лейтенанта Петрова удалось сбить FF.33 с бортовым номером 666. Подбитый гидроплан резко пошел на снижение, попытался приводниться, но скапотировал, так что оба члена его экипажа оказались в воде. К этому времени «Бранденбург», так и не атаковавший «Орлицу», уже изо всех сил тянул в сторону берега, а следом за ним бросились и два оставшихся «Фридрихсхафена»: судя по всему, оба были подбиты, но сумели уйти от преследования. Впрочем, гнался за ними, и то недолго, только один М-9 — мичмана Карцова. Два других русских гидроплана приводнились, чтобы поднять из воды экипаж сбитого немецкого самолета — лейтенанта цур зее (соответствует званию обер-лейтенанта) фон Зибурга и обермата (унтер-офицера) Майера. Сам гидроплан, покачивавшийся на волнах кверху брюхом, поднимать не стали: матросы с миноносца «Охотник» сняли с него пулемет и приборы, после чего самолет потопили выстрелами с борта корабля.

Дальнейшая судьба трех выживших в том первом победном для русской морской авиации бою пилотов-однокашников, сослуживцев по авиакрылу «Орлицы», сложилась очень по-разному. Мичман Геннадий Карцов в декабре 1916 года был произведен в лейтенанты, после революции перешел на службу в Красный флот, но так до конца и не принял новую власть, стал участником Кронштадтского восстания 1921 года — и был расстрелян как мятежник 20 апреля того же года. Обладатель трех военных орденов — Святого Георгия IV степени (награжден 28 ноября 1916 года за бой 4 июля), Святого Станислава III степени, Святой Анны III степени — Сергей Петров дослужился до звания старшего лейтенанта, стал командиром отдельного корабельного отряда воздушной дивизии Балтийского флота, в конце 1917 года вернулся в Баку руководить школой морской авиации — и был по глупой случайности убит патрулем в конце зимы или начале весны 1918 года.

Мичман Борис Щепотьев стал единственным, кто пережил обе мировые войны, причем его судьба вполне достойна сюжета авантюрного романа. После революции он оказался военспецом в Красной армии и в 1918–1919 годах командовал 2-м морским истребительным авиаотрядом «Искра» на Северном фронте, а с августа 1919-го служил летчиком 3-го авиаотряда на Северо-Западном фронте. Именно там Щепотьев, который, по некоторым данным, состоял в подпольной офицерской организации, нашел возможность перелететь на ту сторону фронта — и воевал уже в Белой армии, получив за военные заслуги звание лейтенанта. После поражения белых Щепотьев поступил на службу в морскую авиацию эстонского ВМФ, дослужился до звания капитан-майора (капитан 3 ранга), после присоединения Эстонии к СССР ушел в отставку, 26 июня 1941 года был арестован, осужден и отправлен в Пермскую область, в Ныроблаг. Закалка морского летчика помогла Борису Щепотьеву выжить за колючей проволокой: он отбыл все присужденные ему десять лет заключения и вышел на свободу в 1951 году, поселившись в поселке Ныроб, где и жил до самой смерти в начале 1960-х.

…Конечно, реальная история воздушного боя 4 июля 1916 года, как оказалось, существенно отличается от той короткой лакированной истории, которую к 17 июля каждого года вспоминают ко Дню морской авиации России. Но если не считать неточности в датах, нужно признать, что повод для праздника был выбран вполне достойный — пусть и не самый очевидный. Мужество, летное мастерство и боевое братство морских летчиков Балтики, продемонстрированные в той схватке, не иссякли за минувший век, а нынешние представители морской авиации ВМФ России достойно продолжают их главное дело — охраняют небо над морскими рубежами страны.

Морское сражение при Гогланде Далее в рубрике Морское сражение при Гогланде17 июля 1788 года произошло Гогландское морское сражение. Русская эскадра под командованием адмирала Грейга сорвала планы шведского короля высадить десант для захвата Санкт-Петербурга

Комментарии

17 июля 2016, 21:13
Ну так и что - будут менять памятную дату на правильную, исправят ли хронолигическую неточность, или так и оставят все как есть?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»