«Меч» в спину врагу: подвиг николаевского десанта
Высадка десанта около Николаевского морского порта. Фото: russia-reborn.ru

Высадка десанта около Николаевского морского порта. Фото: russia-reborn.ru

26 марта 1944 года в порту Николаева высадился отряд Константина Ольшанского, все бойцы которого стали Героями Советского Союза

За подвиги, совершенные в годы Великой Отечественной войны, высшей награды СССР — звания Героя Советского Союза — были удостоены в общей сложности 11 739 человек: бойцы и командиры Красной Армии, партизаны, подпольщики и мирные граждане, взрослые и дети, мужчины и женщины. Но история присвоения этого высшего звания знает всего три случая, когда его был удостоен весь личный состав одного подразделения. Первыми были легендарные 28 панфиловцев, стоявшие насмерть у разъезда Дубосеково в ноябре 1941 года. Вторыми — повторившие их подвиг в марте 1943 года под Харьковом бойцы взвода лейтенанта Петра Широнина: в общей сложности 25 человек. А третий случай стал самым массовым присвоением звания Героя Советского Союза военнослужащим одного подразделения. Награждены были участники знаменитого десанта старшего лейтенанта Константина Ольшанского, высадившиеся в ночь на 26 марта 1944 года в порту Николаева — 55 матросов, старшин и офицеров из состава 384-го отдельного батальона морской пехоты.

Высадка десанта в николаевском морском порту состоялась в день начала Одесской наступательной операции войск 3-го Украинского фронта и Черноморского флота. Взятие Николаева было стратегически важной задачей: нельзя было оставить в тылу наступающих войск город, который гитлеровцы спешно превращали в крепость. Но весенняя распутица мешала сосредоточить войска в непосредственной близости от города, а без этого невозможен был внезапный удар, который позволил бы овладеть Николаевом с наименьшими потерями.

Чтобы спровоцировать немцев и отвлечь их от сухопутной обороны, командование 28 армии, которая наступала на Николаев, решилось на отчаянный шаг: высадить в порту десант. Эту задачу поручили 384-му отдельному батальону морской пехоты, входившему в состав Одесской военно-морской базы. А комбат майор Федор Котанов, в свою очередь, назначил командиром десанта одного из своих ротных — 29-летнего старшего лейтенанта Константина Ольшанского. Выбор этого офицера, чей позывной «Меч» превратился фактически в прозвище (его роту, чаще других бравшуюся за выполнение самых сложных задач, так и называли — «меч батальона»), был совершенно оправданным. Кадровый военный моряк, призванный на службу в 1936 году и закончивший ускоренные курсы младших лейтенантов уже в начале войны, Ольшанский участвовал в обороне Севастополя (за что получил медаль «За оборону Севастополя») и Ейска, после чего не вернулся на корабли, а попросил оставить его в морской пехоте. В августе 1943 года он участвовал в освобождении Таганрога в качестве начальника штаба десантного отряда, и по итогам тех боев 5 сентября был награжден орденом Красной Звезды. А в сентябре Ольшанский вел на штурм немецких позиций под Мариуполем первые ряды морских пехотинцев, за что уже 19 сентября 1943 года был награжден редким даже в сухопутных войсках орденом Александра Невского.

Поскольку высадка десанта в Николаевском порту была делом опасным и трудным, командир батальона приказал включить в состав первой партии десантников только добровольцев. Желание изъявили многие, но Константин Ольшанский выбрал только полсотни бойцов. Замполитом отряда вызвался быть капитан Алексей Головлев — секретарь батальонной парторганизации, начальником штаба — лейтенант Григорий Волошко. Взводными командирами стали младшие лейтенанты Василий Корда и Владимир Чумаченко.

По данным разведки, причалы и многие здания Николаевского порта были заминированы немцами, не исключавшими возможности десанта. Поэтому в состав отряда включили и десятерых саперов из 57-го отдельного инженерно-сапёрного батальона 28-й армии. Отправились с десантниками и два связистов с мощной армейской рацией: одним из них был капитан Борис Монастырских — начальник радиостанции командующего 28-й армии, и уже по этому можно судить, какое значение командарм придавал десанту Ольшанского.

Картина «Десант Ольшанского»

Картина «Десант Ольшанского» из собрания Николаевского музея

Первая попытка отправиться в сторону порта на выделенных армейскими саперами мостовых понтонных блоках (найти в короткий срок достаточное количество лодок они не смогли) окончилась неудачей — блоки перевернулись у берега, поскольку совершенно не рассчитаны на перевозку людей. Тогда моряки попросили о помощи местных жителей, у которых и раздобыли семь латаных-перелатаных лодок, которые те прятали от немцев, притапливая на мелководье. Насколько они были пригодны к использованию, можно судить по такому факту: через час после отплытия Константин Ольшанский был вынужден высадить на берег и отправить назад местных рыбаков и понтонеров, которые сидели на веслах, поскольку в одной из лодок провалилось дно, и оставшиеся шесть заняли бойцы десанта.

Дорога до порта по Южному Бугу и прибрежными лиманам заняла почти пять часов, и к месту десант добрался уже на рассвете. После того, как моряки сняли часовых, а саперы разминировали проходы к элеватору и сам элеватор, а также элеваторную контору (их решили превратить в опорные точки обороны), отправлять армейцев назад было поздно. Так в составе десанта оказались и бойцы инженерных войск, имена которых даже не были внесены в списки отряда десантников…

Первую атаку на позиции десанта Константина Ольшанского немцы предприняли сразу после того, как выяснили, что в порту высадились советские бойцы. Причем, как позднее выяснилось из допросов пленных, гитлеровцы были уверены, что именно этот десант и является одной из главных ударных сил наступающей Красной Армии, а потому бросили против него существенные силы — три батальона пехоты при поддержке четырех танков и четырех орудий, а на последнем этапе — и огнеметчиков. В общей сложности за двое суток десантники выдержали и отразили 18 атак, уничтожив около 700 гитлеровцев, два танка и все орудия противника.

И заплатили за это дорогую цену: из 68 человек, считая моряков, саперов, радистов и проводника Андрея Андреева, в живых остались всего одиннадцать, пятеро из которых были даже не в состоянии передвигаться из-за тяжелых ранений и ожогов. Впрочем, обожжены были практически все, а тела многих погибших десантников были буквально обуглены: немцы, стремясь выбить десант из руин занятых им зданий, сжигали все на своем пути. Из офицеров отряда не выжил ни один: старший лейтенант Константин Ольшанский продолжал командовать, уже будучи тяжело раненым, а другие командиры погибли, не отойдя ни на шаг от своих подчиненных.

Легенда гласит, что, когда о подвиге десантников Константина Ольшанского стало известно Иосифу Сталину, он потребовал, чтобы все участники десанта были удостоены звания Героя Советского Союза, а поскольку в суматохе широкомасштабного наступления никак не удавалось установить имена 12 армейцев, списки представленных к награждению все не могли составить. И когда Верховный главнокомандующий в сердцах обвинил моряков в том, что они затягивают награждение, адмирал Кузнецов вышел из положения, включив в наградной список 12 человек из состава ВМФ, не имевших отношения к десанту, но заслуживших, по его мнению, высокое звание. Косвенно эту версию подтверждает текст указа от 20 апреля 1945 года о присвоении звания Героя Советского Союза «офицерскому, старшинскому и рядовому составу Военно-Морского Флота». В нем сказано: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство присвоить звания ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА с вручением ордена ЛЕНИНА и медали «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА» — и нет ни слова ни о Николаеве, ни о 384-м отдельном батальоне морской пехоты. Но все 55 бойцов и командиров из отряда старшего лейтенанта Константина Ольшанского, включая и его самого, в этом указе присутствуют — как и еще 12 моряков, не имевших к нему никакого отношения.

За семьдесят лет, прошедших со дня подвига десантников-ольшанцев, удалось установить только четыре имени армейцев, вместе с моряками принявших бой в Николаевском порту. Имена еще восьми до сих пор неизвестны — но, возможно, когда-нибудь поисковики и историки найдут и их. И возможно, тогда будет восстановлена справедливость и в отношении наград этим людям: ведь они в те два кровавых дня совершили такой же подвиг, как и сражавшиеся бок о бок с ними моряки, а значит, не меньше их достойны высшего звания. Ведь удостоился же его единственный невоенный человек в десанте — проводник Андрей Андреев, которому пусть и спустя 20 лет после гибели, в 1965 году, но все же присвоили звание Героя Советского Союза.

Кругосветное плавание атомных подлодок Далее в рубрике Кругосветное плавание атомных подлодок26 марта 1966 года отряд советских атомных подводных лодок с успехом завершил поход, который стал первым в мире групповым кругосветным плаванием под водой

Комментарии

26 марта 2016, 14:15
Вот где сила народа. Только представители сильных народов способны на такие подвиги. А вот интересно американские СУПЕРМЕНЫ были бы способны на такой подвиг? Или у них дальше кинотеатров дела не идут...
26 марта 2016, 14:19
Обама с пулеметом бежит на толпу фрицев, а Керри с гранатой ползет под танк... Ржу не могу...)))
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»