750 лет легендарной Раковорской битве
750 лет легендарной Раковорской битве

В одном из крупнейших сражений XIII века объединенные дружины северорусских княжеств нанесли поражение рыцарям Ливонского ордена и Датской Эстляндии

В середине XIII века в Евразии, по словам Льва Гумилева, доминировали две системы, в западной части «теократия папы Иннокентия IV, победившего заклятого врага папства императора Фридриха II и добившегося распадения Германской империи», в восточной – «монгольский улус потомков Чингиса, в 1260–1264 годах расколовшийся на части... А между этими гигантами возникли два маленьких этноса, которым принадлежало грядущее: Литва и Великороссия».

Этим двум будущим великим государствам приходилось воевать как между собой, так и отражать натиск общего врага, противостоять немецко-скандинавской агрессии, проходившей под эгидой римского понтифика. Среди русских правителей, отличившихся в борьбе с католической экспансией, особенно прославился князь Александр Ярославич – победитель рыцарей в битвах на Неве и Чудском озере.

Продолжателем славных дел Александра Невского стал Псковский князь Довмонт, он был этническим литовцем, но по ряду причины покинул Литву. В Пскове Довмонт принял крещение с именем Тимофей, и Псков стал для него новой родиной. Довмонт притушил последние угрозы, исходившие со стороны Литвы, находившейся по смерти литовского короля Миндовга в ослабленном состоянии, а в 1268 году присоединился к союзу русских князей, выступивших в поход против датского оплота в Эстонии.

Инициатором похода были новгородцы, торговлю которых сильно прижимали правители Колывани и Роковора (ныне эстонские города Таллин и Раквере), безосновательно облагая купцов Господина Великого Новгорода пошлинами и сбивая цены на русские товары.

В экспедиции принимали участие новгородская, переяславская, тверская и псковская дружины, общее число воинов по литовским данным доходило до 30 тысяч.

К походу войско подготовилось основательно, во-первых дипломатическими обещаниями не оказывать помощи Колывани и Раковору были связаны епископы и рыцари Ордена из Риги, Юрьева и Вильянди. Во-вторых, поскольку предстояло штурмовать замки, были изготовлены осадные орудия.

В конце января 1268 года войско вступило в ливонские владения датского короля Эрик V и в течение двух с лишним недель беспрепятственно продвигалось вглубь территории.

Первое же столкновение противников вылилось  в масштабную битву, католическая сторона словно поджидала приход русских. Порядка 25 тысяч рыцарей Датской Эстляндии и Ливонского ордена 18 февраля 1268 года, в субботу Масленицы, в 20 километрах от Роковорского замка, вступили в битву с русскими дружинами.

Отряды рыцарей, сгруппировавшись излюбленной «свиньей», клином ударили по русским полкам. Основной удар пришелся на новгородцев, находящихся в центре русского войска. В какой-то момент они дрогнули и рассыпали строй, погиб новгородский посадник и 13 бояр, а князь Юрий Андреевич с поля боя бежал. В этот момент Переяславский князь Дмитрий Александрович ударил по флангу клина, что позволило новгородцам перегруппироваться и продолжить сдерживать атаку. Через несколько часов сражения рыцари окончательно смяли центр русских, но преследовать их не смогли. В плен к немцам попал обоз с осадными приспособлениями.

Битву, завершившуюся с наступлением темноты, русские на военном совете решили продолжить утром. Однако противник понес существенные потери, около 12 тысяч человек, что составляет половину всего войска, поэтому рыцари отступили и укрылись за стенами Раковора. Поскольку осадные орудия и приспособления были захвачены врагом, штурм замка пришлось отменить. Псковская дружина совершила опустошительный рейд по территории своего давнего противника.

Все эти факторы – отступление рыцарей с поля боя и отказ от продолжения сражения, рейд князя Довмонта по Эстонии, следует считать безоговорочной победой русских.

Победа русских над латинянами в Раковорской битве произошла в то же десятилетие, когда никейские греки отбили Константинополь, вероломно захваченный участниками IV крестового похода. Как отмечает Гумилев, «колониальная экспансия под знаменем латинского креста захлебнулась и на севере, и на юге».

Иван Москвин – «живой человек, а не актер» Далее в рубрике Иван Москвин – «живой человек, а не актер»Имя гениального русского актера навсегда вписано в золотую книгу мирового сценического искусства

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»