Конец османского господства на Кавказе
Эпизод Русско-турецкой войны. Художник — В. Шукаев

Эпизод Русско-турецкой войны. Художник — В. Шукаев

26 апреля 1828 года началась русско-турецкая война, завершившаяся вхождением в состав России Черноморского побережья Кавказа и части Закавказья

Масштабность событий, которым посвящены многотомные издания,  не позволяет в небольшой статье коснуться всех политических. военных и социокультурных аспектов этой весьма сложной темы. Поэтому в данной работе сделана попытка остановиться на ряде специфических особенностей борьбы с численно превосходящим противником в крайне неблагоприятных с санитарной точки зрения регионах — на территории Румынии, Болгарии и Закавказья.

Как выглядело классическое полевое сражение в указанный период? В сражениях второй четверти XIX века продолжала господствовать линейная тактика. Так, при линейной системе построения пехота выстраивалась в длинные линии, позволявшие максимально использовать мощь ружейного огня. Это красиво выглядит в фильмах и на батальных полотнах, а реально стоять в полный рост, когда залпами ведется огонь и сферические пули выкашивают целые ряды, мог не каждый. Выход в таком случае был один — муштра, когда солдат выполнял все команды автоматически, какой бы ситуация ни была, а собственного офицера боялся больше, чем противника. При атаках кавалерии пехота срочно перестраивалась в прямоугольное каре, встречая противника ружейным огнем на средних дистанциях и штыками вплотную. В тоже время, каре — построение оборонительное и практически идеальная цель для артиллерии противника. По сути, успех сражения определялся умением полководца организовать грамотное взаимодействие собственной пехоты, кавалерии и артиллерии. Утрата командования или нарушение связи могло обернуться катастрофой. Естественно, все эти сложные манипуляции на поле боя были невозможны для турецких войск, только начинавших обретать черты регулярной армии. И если в полевом сражении турки не могли на равных противостоять русской армии даже при наличии заметного численного перевеса, то опорой Стамбула должна была стать система крепостей, осада которых неизбежно вела к огромным жертвам от болезней и лишений. Как будет показано ниже, главную опасность для наступающих русских войск представляла не полевая армия противника, а целый «букет» заболеваний, способных уничтожить десятки тысяч людей.

Одной из первых операций в мае-июне 1828 г. стало взятие Анапы. Поскольку основные силы Кавказского корпуса были сосредоточены в Закавказье, для взятия крепости был создан десантный отряд из состава 2— армии на Дунае. Общее руководство операцией возлагалось на князя А. С. Меншикова — человека, получившего еще при жизни множество противоположных оценок и как военного, и как дипломата. Русским войскам предстояла осада достаточно мощной для своего времени цитадели и отражение ударов черкесской конницы, периодически нападавшей на русский лагерь. В высадке десанта и поддержке его действий значительную роль сыграл Черноморский флот. Снабжение войск велось исключительно по морю. Борьба за Анапу отмечена и первым применением паровых судов русского флота. Так, при обстрелах крепости использовался пароход "Метеор". Мелководный рейд Анапы не позволял линейным кораблям вести эффективный обстрел, поэтому несколько тяжелых 36-фунтовых орудий были сняты с кораблей и установлены на берегу. После того как верки крепости были сбиты и дальнейшее сопротивление потеряло смысл, турки капитулировали. Большие потери при осаде Анапы русский десант понес от цинги, а это заболевание всегда в русской армии считалось «нежелательным», так как, прежде всего, свидетельствовало о плохом снабжении и питании войск, что бросало тень на командование. Поэтому если на чуму все можно было списать, то цингу старались по возможности не упоминать в документах и донесениях.

Еще одним театром военных действий стал бассейн Средиземного моря, где действовала эскадра Балтийского флота Помимо хорошо известного уничтожения турецко-египетского флота в Наваринской битве (еще до официального начала войны), на долю русских кораблей выпала 10-месячная блокада Дарданелл, которая впервые осуществлялась в зимний период. Среди героев борьбы в Средиземном море чаще вспоминают будущих адмиралов, П. С. Нахимова, В. А. Корнилова и В. И. Истомина, хотя ими явно список не исчерпывался. В боевых действиях на Средиземноморье участвовали Е. В. Путятин, И. Н. Бутаков, В. С. Завойко и многие другие.

Очень успешно развивались боевые действия в Закавказье, где небольшой по численности Кавказский корпус (не более 7-15 тыс. непосредственно на поле боя) наносил туркам одно поражение за другим, а турецкие крепости русские войска брали без долгих осад. Так пали Карс, Ахалцих, Ахалкалаки, а в кампанию 1829 г. и Эрзерум, взятие которого нашло отражение в произведении Александра Сергеевича Пушкина, бывшего свидетелем и участником этого события. Единственной кризисной ситуацией в Закавказье стала перспектива новой войны с Персией после убийства Грибоедова и разгрома русской миссии в Тегеране. Причем кровь тогда пролилась не только в столице Персии — был ряд военных столкновений в Талышском ханстве, которые быстро отрезвили Тегеран, и стороны пошли на компромисс.

«Штурм крепости Ахалцых». Художник — Януарий Судохольский

Если борьба в Закавказье шла исключительно успешно, то на Дунайском театре военных действий русское наступление было остановлено у стен турецких крепостей. Большие потери и в целом недостаток войск, вынудили русское командование сосредоточить основные усилия под стенами Варны. После взятия крепости в октябре 1828 г. дальнейшее наступление было признано нецелесообразным и огромные массы войск в условиях осенней распутицы, бросая обозы, были вынуждены отходить на зимние квартиры. Из примерно 100-тысячной русской армии на Дунае к началу войны не более 3 тыс. чел погибли в сражениях, а 23 тыс умерли от болезней, еще более 40 тыс. оказались в госпиталях, где, по воспоминаниям В. И. Даля, «снежок порошил в окна и ветерок подувал». Часто упоминается о наличии чумы в кампании 1828 г. на Балканах, но документального подтверждения этому нет. Настоящая чума началась многим позже в августе-сентябре 1829 г., когда уже вовсю шли мирные переговоры. Чума болезнь на тот момент трудноизлечимая (23 тыс. погибших из 33 тыс. заболевших в 1829 г.) и в этом случае медикам разрешалось не оказывать помощи и не посещать больных, поэтому, по словам доктора Х Витта, «для врача здесь гораздо легче и удобнее объявить, что эта болезнь есть чума, нежели чем трудными исследованиями и доводами убедить в обратном».

Решающее и наиболее масштабное сражение войны развернулось 11 июня 1829 г. под Кулевчей.  Причем обе стороны не знали состава и численности войск противника и втягивались в бой последовательно.  Благодаря стойкости пехоты и хорошей подготовке артиллеристов, русские войска сумели внести перелом в ход битвы. После победы под Кулевчей путь через Балканы оказался открыт. В отличие от зимнего перехода в войне 1877-78 гг., в 1829 г. русские войска шли через прибрежные перевалы, опираясь на поддержку флота. Появление русской армии на Адрианопольском направлении повергло Стамбул в шок. Русские войска могли легко перерезать водопроводы огромного города, и взятие турецкой столицы было бы неизбежным. Однако, сопоставив все военные и политические издержки, в Петербурге решили отказаться от подобных крайних мер. И 14 сентября 1829 г. был подписан мирный договор.

По условиям Адрианопольского мира Турция передавала России Черноморское побережье Кавказа от устья Кубани (значительная часть вод реки впадала на тот момент в Черное, а не Азовское море) до укрепления Св. Николая. В Закавказье к России отходили Ахалцих и Ахалкалаки. Кроме того, в пользу Петербурга был решен вопрос о принадлежности островов в дельте Дуная, обеспечивающий контроль над речным судоходством.

Войну 1828-29 гг. сложно назвать кровопролитной для русской армии, тем не менее, по количеству потерь она сопоставима с 1812 г. или Крымской войной. Так, если потери убитыми и умершими от ран без учета милиционных частей не превышали 10 тыс. чел., то от болезней за всю войну погибло более 120 тыс. русских солдат и офицеров. Потери турецкой армии точно неизвестны и определить их фактически невозможно. Полковник А. Веригин в 40-е годы XIX века предположил, что турки потеряли убитыми 20 тыс. человек, а умершими от болезней вдвое больше. Этот расчет, затем перешедший в значительное число современных работ по истории и демографии, очень сомнителен, так как получается, что на одного убитого у турок было два умерших от болезней, в то время как у русской армии это соотношение 1 к 12. Скученность турецких войск в крепостях, еще более низкий уровень медицинского дела позволяет предположить, что умерших от болезней у противника было гораздо больше.

В память о русско-турецкой войне 1828-29 гг. была учреждена серебряная медаль, которой отмечались все русские солдаты и офицеры-участники кампании. Всего было более 100 тыс. награждений, а сама награда послужила прототипом другой медали — уже за войну 1877-78 гг. Из архитектурных памятников, посвященных войне, следует отметить Московские ворота в Петербурге. События, происходившие на Балканах и в Закавказье, нашли отражение в произведениях Пушкина, Бестужева-Марлинского и многих других авторов.

Уникальная кладовая русского искусства Далее в рубрике Уникальная кладовая русского искусства25 апреля 1895 года был основан Русский музей в Санкт-Петербурге

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»