Как воссоздавался военный флот России на Тихом океане
Эскадренный миноносец «Бравый» в составе Тихоокеанской флотилии. Фото: wikipedia.org

Эскадренный миноносец «Бравый» в составе Тихоокеанской флотилии. Фото: wikipedia.org

21 апреля 1932 года вышел первый приказ, определивший структуру и состав Морских сил Дальнего Востока — будущего Краснознаменного Тихоокеанского флота

Формальной датой основания Тихоокеанского флота России, крупнейшего на сегодняшний день оперативно-тактического объединения отечественного ВМФ, считается 21 (10 по старому стилю) мая 1731 года. В этот день указом Сената была учреждена Охотская военная флотилия и определено место ее базирования — вновь создаваемый Охотский военный порт. Эта дата была установлена приказом главкома ВМФ России от 15 апреля 1999 года в качестве дня рождения ТОФ. По иронии судьбы тот приказ практически совпал с другой, неформальной датой основания Тихоокеанского флота — 21 апреля: в этот день в 1932 году был издан приказ №1 по Морским силам Дальнего Востока.

Если ненадолго вернуться к событиям XVIII века, определившим историю Тихоокеанского флота, то можно заметить, что первые настоящие боевые суда на Дальнем Востоке появились только в 1799 году, когда по приказу императора Павла I в Охотск отправилось три фрегата и три малых корабля — первенцы постоянно действующей военной флотилии. После обороны Петропавловска-Камчатского флот на Тихом океане стал всемирно известной военной силой, а в результате Русско-японской войны 1904–1905 годов, увы, фактически перестал существовать: к началу Первой мировой в состав Сибирской военной флотилии входило всего два крейсера, 8 эсминцев, 17 миноносцев и 13 подводных лодок. Но и от тех к 1922 году, когда советская власть впервые взялась за создание Морских сил Дальнего Востока, оставалось всего ничего: все корабли были далеко не новыми, и надолго их не хватило. Поэтому в 1926 году соединение было расформировано, и лишь спустя пять лет Москва вновь вернулась к идее восстановить военный флот на Тихом океане. Но на сей раз это было реальное стратегическое решение, которое привело в итоге к созданию одного из самых сильных флотов мира.

Крейсер «Жемчуг» в составе Сибирской флотилии

Крейсер «Жемчуг» в составе Сибирской флотилии. Фото: wikipedia.org

Окончательное решение о том, что на Тихом океане военно-морской флот не просто необходим, а требуется немедленно, чтобы не допустить оккупации советского Дальнего Востока, было принято в конце лета 1931 года. Основанием для этого стал визит военной комиссии во главе с наркомом обороны Климентом Ворошиловым во Владивосток, из которого первый красный маршал привез однозначный и неутешительный вывод: «Захват Владивостока является простой экспедицией, которая может быть поручена любому подставному авантюристу».

Когда 18 сентября 1931-го японская Квантунская армия вторглась в Китай и на восточных границах СССР появилось контролируемое из Токио государство Манчжоу-Го, слова наркома стали восприниматься как пророческие. И 25 февраля 1932 года Реввоенсовет принял «План мероприятий по сформированию МСДВ», то есть Морских сил Дальнего Востока. Придумывать для Тихоокеанского флота новое название не стали — обошлись знакомым с 1922 года. Тем более что это наименование соответствовало принятой системе наименования флотов в СССР того периода: точно так же именовались морские силы на Балтике и Черном море.

Командующего новым формированием назначили 15 марта 1932 года. Им стал действующий начальник Морских сил Балтийского моря, выпускник Морского кадетского корпуса (окончил в 1913 году с отличием), участник Первой мировой и Гражданской войн Михаил Викторов. Назначение закономерное: в кратчайшее время подготовить достаточное число моряков, прежде всего командиров, способных сформировать практически с нуля новый флот, было невозможно, и требовалось откомандировать на Дальний Восток специалистов из Кронштадта и Севастополя. А делать это было удобнее всего, когда их зовет за собой авторитетный командир — ну, если не считать, конечно, возможностей политических (а компартия и комсомол немедленно объявили призыв коммунистов и комсомольцев на новый флот).

Первым приказом нового командующего Морскими силами Дальнего Востока, изданным 21 апреля 1932 года, были объявлены соединения, части, корабли и учреждения нового флота. Согласно документу, подписанному Викторовым, в состав МСДВ были включены: бригада заграждения и траления (состоявшая из минных заградителей «Ставрополь», «Томск» и «Эривань»), сторожевой корабль «Красный вымпел», подразделения береговой обороны — 9-я артиллерийская бригада и 12-й полк ПВО и военно-воздушных сил — 19-я тяжелая авиабригада и 111-я эскадрилья дальних разведчиков. Кроме них, в состав нового формирования вошел Владивостокский военный порт, а местами базирования стали остров Русский и владивостокские бухты Золотой Рог и Улисс.

На бумаге все выглядело грозно и солидно, но «в металле» все было куда более плачевно. Минзаг «Ставрополь» (позднее переименованный в «Ворошиловск») был бывшим транспортным пароходом «Котик», некогда купленным для полярной экспедиции Григория Седова. «Томск» и «Эривань» представляли собой торговые транспорты, которые к моменту выхода приказа еще даже не были переданы в ведение Рабоче-крестьянского красного флота и только заходили на переоборудование. А сторожевик «Красный вымпел» построили в 1910 году как яхту для нужд камчатского губернатора и только в 1922 году по большой бедности переклассифицировали в боевой корабль.

Все это означало одно: чтобы создать полноценный флот на Тихом океане, нужны особые, ранее не предпринимавшиеся усилия и совершенно новые решения. И в Москве их сумели найти. Прежде всего, решено было сделать ставку на маломерный и подводный флот, причем для ускорения процесса корабли закладывали на судостроительных заводах в Ленинграде и Николаеве, а оттуда по железной дороге перебрасывали во Владивосток. Именно так 11 мая 1932 года в распоряжение МСДВ прибыли первые 12 торпедных катеров типа Ш-4, построенных ленинградскими корабелами. Это были первые корабли специальной военной постройки, вошедшие в состав нового флота. А менее чем через месяц торпедные катера уже вышли в море на рекогносцировку и слаживание экипажей. Кстати, личный состав для новых кораблей прибывал зачастую вместе с ними: это были офицеры и моряки из Кронштадта и Севастополя.

Следующим крупным прибавлением в составе Морских сил Дальнего Востока стали 12 подводных лодок типа «Щ» V серии. Их заложили на Балтийском заводе еще в декабре 1931 года, то есть даже до того, как решение о создании флота на Тихом океане было оформлено документально. Строили лодки с колоссальным напряжением всех сил и средств и потому справились с задачей достаточно быстро: уже 1 июня 1932 года первый эшелон с секциями подводной лодки типа «Щ» отправился из Ленинграда во Владивосток. Технологически вопрос достройки лодок решался просто: на владивостокском Дальзаводе (в дальнейшем завод №202) и на Хабаровском судомеханическом заводе (№368) из доставленных по железной дороге секций и набора оборудования субмарины собирали заново и спускали на воду. Справиться со сдачей флоту всех 12 лодок типа «Щ» удалось всего за пять месяцев, с 1 июня по 7 октября. 23 сентября 1933 года на первых двух тихоокеанских лодках Щ-11 «Карась» и Щ-12 «Лещ» (позднее переименованы в Щ-101 и Щ-102) подняли военно-морские флаги, а к концу сентября 1934-го вступила в строй вся дюжина лодок этого типа.

К этому времени во Владивостоке уже вовсю шла работа по подготовке к сдаче флоту второй серии подводных лодок — типа «М». На Дальний Восток отправилось 28 субмарин этого типа — практически вся серия VI, с которой началась история «Малюток». Первые лодки типа «М», которые можно было перевозить по железной дороге почти целиком, сняв только рубку и оборудование, отправились из Николаева во Владивосток 1 декабря 1933 года и прибыли на месте 6 января 1934-го. Через три с небольшим месяца, 28 апреля в состав МСДВ вошли две первые «Малютки» — М-1 и М-2, а последняя, 28-я лодка этой серии — М-28 — в августе 1935 года вошла в состав уже Тихоокеанского флота, в который Морские силы Дальнего Востока были переименованы 11 января 1935 года.

Прирастали дальневосточные военно-морские силы и новыми надводными кораблями. В 1931–1935 годах в Ленинграде и Николаеве для Дальнего Востока было заложено шесть сторожевиков типа «Ураган», получивших имена «Метель», «Вьюга», «Гром», «Бурун», «Молния» и «Зарница». Как и подлодки, их после строительства разбирали на секции, которые отправляли во Владивосток по железной дороге, затем вновь собирали и спускали на воду. В 1936 году Северным морским путем во Владивосток перешли несколько кораблей Балтийского и Черноморского флотов. И к этому же времени начали работать на полную мощность дальневосточные судостроительные заводы.

К 1939 году в составе ТОФ насчитывалось более 100 кораблей и подводных лодок, в том числе и 13 новейших субмарин типа «С». Кстати, именно на Тихом океане подлодки впервые в истории отечественного ВМФ стали основной ударной силой отдельно взятого флота. А к началу войны с Японией в 1945 году Тихоокеанский флот был уже вполне грозной силой: в его составе ходили два крейсера, лидер, 12 эсминцев, 19 сторожевых кораблей, 10 минных заградителей, 78 подводных лодок и свыше 300 более мелких боевых кораблей. Причем командные кадры для них готовили уже не только в Ленинграде и Севастополе, но и на месте: с 1937 года этим занималось Тихоокеанское военно-морское училище имени адмирала С.О. Макарова во Владивостоке.

Кадры эти потом ярко проявляли себя не только на дальневосточном, но и на всех других морских театрах военных действий. Так, например, будущий адмирал, главком ВМФ Сергей Горшков после перевода в состав МСДВ стал штурманом минзага «Томск», а затем и флагманским штурманом всей бригады заграждения и траления. В той же бригаде на должности флагманского минера служил будущий главком Северного флота в годы Великой Отечественной войны и послевоенный командующий Балтфлотом Арсений Головко. А адмирал Николай Кузнецов, ставший самым молодым наркомом ВМФ в Советском Союзе, был переведен в Москву из Владивостока в марте 1939 года, после того как побыл сначала заместителем, а потом и командующим Тихоокеанским флотом.

Взятие Наварина — первая крупная русская победа на Средиземном море Далее в рубрике Взятие Наварина — первая крупная русская победа на Средиземном море21 апреля 1770 года русский десантный отряд под командованием Ивана Абрамовича Ганнибала овладел крепостью Наварин

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»