Александр Маринеско: как стать легендой за одиннадцать дней
«Атака подводной лодки С-13». Художник И. Родионов

«Атака подводной лодки С-13». Художник И. Родионов

10 февраля 1945 года подлодка С-13 потопила свой второй крупнейший транспорт — немецкий лайнер «Штойбен»

Александр Маринеско стал легендой при жизни, тогда же был предан забвению и вернулся из небытия лишь спустя десятилетия. Его фигура крайне противоречива, как и результаты его боевых походов. Он был уволен с Военно-морского флота после понижения в звании на две ступени — от капитана третьего ранга до старшего лейтенанта — и отставки с поста командира корабля, а спустя четверть века после смерти получил звание Героя Советского Союза. Из шести боевых походов, которые он выполнил в качестве командира подлодок в годы Великой Отечественной войны, четыре были безуспешными — но за один-единственный из них он добился звания самого результативного советского подводника.

Этот удивительный поход Александр Маринеско и его подлодка С-13 совершили в период с 9 января по 15 февраля 1945 года. Первым судном, которое лодка потопила 30 января, был лайнер-гигант «Вильгельм Густлофф» (25 484 брутто-регистровые тонны), а вторым, потопленным 10 февраля, — лайнер «Штойбен» (14 690 брутто-регистровых тонн). Гибель обоих лайнеров, превращенных в военные транспорты, стала настоящей трагедией для Германии. Эти суда, строившиеся как круизные пассажирские лайнеры, после начала войны переоборудовали под нужды немецких подводников: «Вильгельм Густлофф» стал сначала плавучей казармой, затем — учебным судном, а «Штойбен» — плавучей гостиницей для высших чинов кригсмарине. И только в самом конце войны, когда крах нацистской Германии стал неизбежен и очевиден, оба бывших лайнера задействовали в операции «Ганнибал»: спешной эвакуации немецких беженцев из Восточной Пруссии, куда уже входили войска Красной армии.

Именно это обстоятельство в послевоенные годы и позволило многим западным историкам и исследователям войны на море прямо или косвенно обвинить Александра Маринеско и весь экипаж С-13 в совершении военных преступлений. Дескать, советские подводники атаковали беззащитные госпитальные суда, на которых от ужасов красноармейского наступления спасались несчастные прусские беженцы. Правды здесь ровно половина: атаковали действительно советские подводники, а спасались действительно беженцы. Что же касается «беззащитности» и «госпитальности», то это совершенно не соответствует действительности. Как вспомогательные суда кригсмарине оба бывших лайнера — и «Густлофф», и «Штойбен» — имели военную камуфляжную окраску и бортовое вооружение: 37-миллиметровые зенитные пушки и зенитные пулеметы. То есть по всем условиям действовавших на то время международных правил ведения войны на море (которые, кстати, Германия нарушала гораздо чаще всех других воюющих стран) ни один из двух экс-лайнеров не мог считаться госпитальным судном или судном, перевозящим беженцев. Ведь ни один из них не имел нанесенного красного креста ни на борту, ни на палубе, оба шли в составе военного конвоя, оба были вооружены, и оба имели на борту действующих военнослужащих вермахта и кригсмарине.

Александр Маринеско

Александр Маринеско. Фото: wiki.wargaming.net

Впрочем, в ситуации со «Штойбеном» дело осложнялось еще и тем, что в момент обнаружения судна капитан С-13 был совершенно уверен, что нашел легкий крейсер «Эмден». Действительно, в их силуэтах немало схожего, особенно ночью и на большой дистанции. Оба двухтрубные, двухмачтовые крупные корабли, хотя при внимательном рассмотрении видно, что они не так уж и похожи. Но на внимательное рассматривание цели у подводника времени, как правило, немного. К тому же С-13 обнаружила не просто одиночный корабль, а целый конвой: помимо «Штойбена», в него входили миноносец T-196 и тральщик TF-10, и обнаружила с помощью гидроакустической аппаратуры. То есть Маринеско имел дело с тем, что на языке подводников называется «Цель групповая, идущая переменными ходами курсами, слежение осуществляется по гидроакустическим контактам».

Это сейчас всем известно, что в поле «зрения» акустиков С-13 попал вспомогательный корабль кригсмарине «Штойбен» (бывший лайнер «Мюнхен», после пожара в порту Нью-Йорка и восстановления в 1931 году переименованный в «Генерала фон Штойбена», а в ноябре 1938 года — в «Штойбен»), задействованный в операции «Ганнибал» и вышедший в свой последний рейс 9 февраля 1945 года из прусского порта Пиллау в Киль. Это сейчас опубликованы уточненные данные, что на его борту находились свыше 4000 человек, большинство из которых составляли раненые солдаты и офицеры вермахта — 2680 человек, а также около сотни здоровых солдат, почти три сотни военных медиков и санитаров и около тысячи беженцев. А тогда советские подводники слышали шум винтов и машин нескольких кораблей, шедших без ходовых огней и совершавших противолодочные маневры. По шуму и силуэту самого крупного из кораблей и был сделан вывод, что лодка нашла легкий крейсер «Эмден».

За такой лакомой целью — как-никак крейсер, пусть и учебный, водоизмещением более 6000 тонн! — капитан третьего ранга Маринеско и его команда следили 4,5 часа. Лишь без пяти час ночи 10 февраля 1945 года в районе южнее Стольпе-банки С-13, всплыв в надводное положение, залпом из двух торпедных аппаратов атаковала то, что ее экипаж считал крейсером «Эмден». Обе торпеды попали в цель, и через 15 минут судно затонуло. Впрочем, С-13 не присутствовала при последних минутах «Штойбена»: чтобы не подвергнуться такой же массированной и опасной атаке судов сопровождения, как после атаки «Вильгельма Густлоффа», Александр Маринеско приказал на полном ходу уходить от места атаки, убедившись лишь, что цель поражена. О том, что это был не «Эмден», а вспомогательный корабль «Штойбен», он узнал только после возвращения 15 февраля на базу в финский порт Турку. Местные газеты к этому времени уже опубликовали сообщение немецких СМИ о том, что потоплен транспорт «Штойбен», что спасти удалось лишь около 660 человек, а число погибших составляет от 1100 до 4200 человек. Как всегда, в суматохе срочной и поголовной эвакуации мало кто вел точный учет людей, поднявшихся на борт судов — участников операции «Ганнибал»…

За свой пятый боевой поход, который сделал его самым результативным подводником не только на Балтике, но и во всем советском ВМФ, капитан 3 ранга Александр Маринеско был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. Но командование базы подлодок в Турку, хорошо знавшее, что в этот поход Маринеско и его экипаж ушли фактически из-под трибунала — зарабатывать прощение подвигами (что делало С-13 не только единственной выжившей лодкой этого типа, но и единственной «штрафной» лодкой в СССР), это представление не поддержало. Вместо этого Маринеско 13 марта 1945 года получил орден Боевого Красного Знамени, и такой же награды 20 апреля 1945 года была удостоена его лодка. Только в 1990 году Александру Маринеско все-таки присвоили безусловно заслуженное им звание Героя Советского Союза — спустя 27 лет после смерти. Командир С-13, самой результативной советской подлодки, ушел из жизни в ноябре 1963 года, всего через два месяца после своего 50-летнего юбилея.

Врагу не сдается наш гордый «Варяг» Далее в рубрике Врагу не сдается наш гордый «Варяг»9 февраля 1904 года состоялся неравный бой крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» с японской эскадрой

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»