Александр Баев – один из пионеров исследований генома человека
Александр Баев – один из пионеров исследований генома человека

Ученый провел 17 лет в лагерях и 17 лет проработал в Академии наук

Александр Александрович Баев – советский ученый со сложной судьбой. Он родился 28 декабря 1903 года в Чите в семье адвоката. По смерти отца переехал с матерью в Казань к деду, владельцу небольшого судоремонтного и судостроительного завода.

Как вспоминает Александр Александрович, «семья деда жила по канонам русского патриархального быта, с уважением к властям, умеренной религиозностью и неукоснительным соблюдением русских народных традиций». После октябрьского переворота дедово имущество было национализировано.

На медицинский факультет Казанского университета из-за непролетарского происхождения поступить не удалось, поэтому пришлось поступать на естественное отделение физико-математического факультета, а потом переводиться на медицинский. Несмотря на сложнейший период в истории страны, преподавание в университете оставалось на высоком уровне.

Три с лишним года молодой специалист занимался медицинской практикой в деревне. Учился в аспирантуре на кафедре биохимии Казанского медицинского университета под руководством профессора Владимира Энгельгардта. Вместе с ним переехал в Москву для продолжения работы в лаборатории в Институте биохимии АН СССР. На основе лабораторных исследований (изучал предполагаемое циклическое поведение аминогруппы АТФ) написал кандидатскую диссертацию, которую защитить не успел – в апреле 1937 года был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности.

Дело «террористической организации молодых бухаринцев», которое своей целью ставило устранение Сталина, было полностью сфальсифицировано НКВД. Баев оказался в списке этой «террористической организации», как и все остальные, лишь потому, что слушал в университете лекции профессора генетики Василия Слепкова, младшего брата Александра Слепкова, оба они являлись сторонниками Николая Бухарина.

Баев выдержал многочисленные длительные допросы, никого не оговорил и не подписал никаких признательных бумаг, в итоге он получил 10 лет лагерей. В Соловецком лагере, куда он был отправлен для отбывания срока, Александр Александрович, свободное от работы время проводил в богатой библиотеке Соловецкого монастыря, самостоятельно, с помощью словарей и других заключенных, изучил английский, немецкий и французский языки.

Интересно, что сам Баев считал постигшее его испытание наказанием.

«Для меня было очевидно, что процессы, которые устраивались по указанию Сталина, были грубыми инсценировками. И понимая это, я молчал, у меня не было даже никакой внутренней реакции. И Соловецкая тюрьма – наказание вовсе не за мнимое участие в подпольной политической организации, а возмездие за уснувшую совесть. Мое пребывание приобретало оправдание».

В 1939 году заключенных переводят в Норильск, на стройку комбината. Баева, как человека с медицинским образованием, назначают на пост лагерного врача, затем врача больницы Норильского металлургического комбината. В Норильске он организовал курсы повышения квалификации для местных врачей и читал лекции на медицинские темы по радио для жителей города. Он становится лечащим врачом семьи Авраамия Завенягина, курирующего строительство комбината. Это обстоятельство уменьшило срок заключения на три года.

Вернуться в науку ему удалось благодаря настойчивости своего научного руководителя Владимира Энгельгардта.

Сталинские репрессии значительно приостановили развитие отечественной науки, многие гениальные и талантливые ученые подверглись репрессиям. Но ученые, оставшиеся на свободе, пытались вызволить своих коллег из лагерей.

Капица смог вызволить Ландау. Туполев - Королева. Курчатов - Тимофеева-Ресовского. А Баева вызволил Энгельгардт.

Баев дорабатывает и защищает кандидатскую диссертацию. В Москву и Ленинград въезд ему закрыт, он работает заведующим лабораторией биохимии Коми филиала АН СССР. Здесь ученый проработал всего полтора года, вскоре последовал повторный арест по прежнему обвинению и ссылка в Красноярский край. Мытарства закончились лишь со смертью Сталина.

В 1954 году он вернулся в Москву, здесь работал старшим научным сотрудником Института биохимии им. А.Н. Баха АН СССР. Продолжил исследования, начатые 1937 году, провел идентификацию продуктов распада АТФ при выключении дыхания и ресинтеза в аэробных условиях.

С 1959 года занялся изучением нуклеотидов клетки, вместе с коллегами расшифровал первичную структуру валиновой тРНК 1. За эти исследования Баеву в 1969 году была присуждена Государственная премия СССР — первая в стране премия в области молекулярной биологии.

В 1980 годы он первый обратился к новой области изучения структуры и функции генома человека. По его инициативе, а обращаться за поддержкой пришлось к самому Горбачёву, в 1989 году была создана программа «Геном человека». Научный совет по этой программе создал инфраструктуру и объединил исследования многих разрозненных групп. Исследования генома человека было продолжена и после смерти Баева.

Александр Александрович скончался на 91-м году жизни, 31 декабря 1994 года.

Битва при Эрестфере – первая крупная победа над шведами Далее в рубрике Битва при Эрестфере – первая крупная победа над шведами315 лет назад русская армия под командованием Шереметева разгромила шведский корпус во главе с генералом Шлиппенбахом

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»