Забытые «киборги»
Украинские военнослужащие в деревне Пески рядом с аэропортом Донецка, 27 октября 2014 года. Фото: Анастасия Власова / EPA / ТАСС

Украинские военнослужащие в деревне Пески рядом с аэропортом Донецка, 27 октября 2014 года. Фото: Анастасия Власова / EPA / ТАСС

Родственники погибших на Юго-Востоке украинских силовиков вынуждены через суд доказывать сам факт участия их близких в боевых действиях.

Власти обещали и военным, и добровольцам, участвующим в боях с «ополченцами» самопровозглашенных ДНР и ЛНР немало — от выплат по тысяче гривен в день и льгот при оплате коммунальных услуг до бесплатного лечения, протезирования и даже жилья вне очереди. Но, по словам представителей Вооруженных сил Украины (ВСУ), с которыми общались корреспонденты «Русской планеты», даже тем, кто получил ранения, приходится доказывать в судах сам факт своего участия в боевых действиях.

В суды вынуждены обращаться и родственникам погибших.  По их мнению, чиновники нередко используют любую юридическую лазейку, чтобы попросту игнорировать жертв войны на Юго-Востоке.

Официально Антитеррористическая операция в Луганской и Донецкой областях началась 14 апреля. Но только 20 августа кабинет министров утвердил «Порядок предоставления статуса участника боевых действий тем, кто защищал независимость, суверенитет, территориальную целостность Украины и принимал непосредственное участие в антитеррористической операции, обеспечении ее проведения».

Военнослужащий Национальной гвардии Украины на блокпосту на въезде в Мариуполь, 9 ноября 2014 года. Фото: Степан Петренко / ТАСС

Военнослужащий Национальной гвардии Украины на блокпосту на въезде в Мариуполь, 9 ноября 2014 года. Фото: Степан Петренко / ТАСС

Согласно этому документу, статус участника боевых действий предоставляется военным (резервистам и военнообязанным), офицерам и бойцам Национальной гвардии, СБУ, внешней разведки, погранслужбы, Госспецтрансслужбы, сотрудникам МВД, Госохраны, Госспецсвязи, ГСЧС (аналог российского МЧС), Государственной пенитенциарной службы и военизированных формирований, которые «защищали независимость, целостность и суверенитет» Украины.

Под определение «военизированные формирование» попадают добровольческие батальоны. Именно их статус чаще всего оказывается неопределенным. Некоторые подразделения в итоге перешли в подчинение МВД и Минобороны, некоторые так и не получили официального статуса.

В списках не значится

3 октября в аэропорту Донецка погиб 19-летний боец одного из добровольческих батальонов Святослав Горбенко. «Сын с первых дней был на Майдане, — рассказал "Русской планете "отец погибшего Сергей Горбенко. — Он учился на филолога в киевском Университете имени Шевченко и всегда был в гуще событий. Летом он проходил учения, а в сентябре отправился в Донецк».

Государственная служба по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции, по словам отца, отказалась признать Святослава участником боевых действий. Объяснили — предоставление такого статуса после смерти не предусмотрено. «Как же так? — недоумевает отец. — Ведь мой сын месяц находился в самой "горячей точке" — в донецком аэропорту. Там же и погиб и теперь для государства он не участник?» По словам отца, он обращался в военкомат, там ему посочувствовали и вежливо объяснили — батальон, в котором служил сын, у них не числится.

«Нас отправили в собес по месту прописки, — рассказывает о своих мытарствах отец. — Там потребовали акт судмедэкспертизы. Там черным по белому написано, что смерть наступила из-за ранения в шею — у сына была перебита трахея и сонная артерия. Но чиновники требуют от нас еще протокол заседания военно-докторской комиссии. Только эта комиссия определяет, было ли получено ранение вследствие военных действий, или сыну просто на улице перебили шею».

Также у родителей просят справку об исключении сына из списков личного состава части, чтобы подтвердить его гибель. Такую справку должен выдавать военкомат, но поскольку батальон не легализован, то Горбенко отказали.

Украинские СМИ много писали о боях в аэропорту Донецка, о воющих там добровольцах. Сам президент Украины Петр Порошенко называл их «киборгами». Всего в зоне АТО находится около двух тысяч добровольцев.

Вдовья победа

Первую судебную победу над государственным аппаратом одержала вдова добровольца из Днепропетровска Александра Петрушова Ольга. «Мой муж отправился на фронт еще в апреле, — рассказала Ольга РП. — А погиб 12 августа. Двое детей остались без отца».

Бойцы 12-го батальона, прибывшие с юго-востока Украины, на церемонии встречи в Киеве, 6 декабря 2014 года. Фото: Максим Никитин / ТАСС

Бойцы 12-го батальона, прибывшие с юго-востока Украины, на церемонии встречи в Киеве, 6 декабря 2014 года. Фото: Максим Никитин / ТАСС

Женщина туту же столкнулась с бюрократической машиной — чиновники посылали ее за справками из одного ведомства в другое. Тогда адвокаты вдовы подали в суд.

Оказалось, что ее муж не получил никаких документов, которые объясняли бы его присутствие в зоне АТО. Поднялся шум в прессе, адвокаты нашли свидетелей. 19 декабря один из районных судов Днепропетровска признал факт участия Петрушова в боях. Теперь Ольга претендует на льготы, пенсию и другую материальную помощь.

Адвокат Ольги Юлия Пашковская надеется, что вердикт суда станет прецедентом и сможет помочь многим, оказавшимся в такой же ситуации. «Государственные структуры утверждают, что по закону нельзя присвоить статус участника боевых действий посмертно, — сообщила юрист РП. — Закон предусматривает несколько категорий, кому такой статус может быть предоставлен. Но нет такого закона, который бы это и запрещал».

Блуждающая АТО

Открещиваются чиновники не только от добровольцев, но и от тех, кто вполне официально участвовал в боях. По закону, статус участника боевых действий можно получить, пробыв в зоне АТО минимум 45 дней. Но многие военные в частных разговорах сетуют, что на самом деле командиры держат бойцов на передовой 40-42 дня и отправляют на несколько дней в тыл — для перерыва. Но даже если солдат все 45 дней честно отсидел под огнем — у государства и здесь находится лазейка. Ведь официальная территория АТО засекречена и постоянно меняется. «В случае возникновения споров по поводу статуса участников АТО, связанных с их местопроведением, гражданин самостоятельно должен подать запрос в СБУ или в суд», — объяснили в пресс-центре АТО.

Если солдат таки пробыл положенный срок и доказал, что служил в зоне АТО, его может ждать следующий сюрприз — наверху могут просто потерять оригиналы его документов.

С такой ситуаций столкнулась вдова погибшего подполковника ГУР МО Украины Вячеслава Галвы — Элина. «Муж погиб 26 августа под Новоазовском, — рассказала Элина  РП. — Но никаких льгот и пенсии мы еще не получили. Руководство батальона «Азов» и МВД не смогли найти оригинал рапорта о его назначении в батальон. Есть только копия. А значит мой муж — не участник боев и мне ничего не положено от государства. Я была шокирована — у мужа осталось двое детей от первого брака и двое наших с ним общих детей». Правда, благодаря вмешательству друзей погибшего офицера, шеф МВД Арсен Аваков пообещал взять вопрос на личный контроль.

Немало проблем и у раненых. По словам киевлянки Марины, которая не пожелала называть «Русской планете» свою фамилию, ее муж получил тяжелое ранение под Иловайском. Женщина напоминает, что по закону ему положено бесплатное лечение, протезирование, курортное лечение и другие медицинские услуги. Но в полевом госпитале медики написали: «ранение во время прохождения службы», так что никакой помощи при таком раскладе семье не светит.

Бои коммунального значения

Жительница Ивано-Франковска Мария тоже намерена подавать в суд, если ее супруга государство в ближайшее время не признает участником боевых действий. Ее муж Николай пока здоров и служит под Луганском, но в родном Ивано-Франковске его жена с двумя детьми не может получить положенные ей льготы на оплату коммунальных услуг.

Врач лечит украинского военнослужащего во временном военном госпитале недалеко от города Сватово Луганской области, 30 сентября 2014 года. Фото: Константин Гришин / EPA / ТАСС

Врач лечит украинского военнослужащего во временном военном госпитале недалеко от города Сватово Луганской области, 30 сентября 2014 года. Фото: Константин Гришин / EPA / ТАСС

«Я обратилась в ЖЭК, но мне велели принести справку из военкомата о том, что муж воюет в АТО и мне положены льготы, — рассказала женщина, попросив не называть ее фамилии. — Но в военкомате сказали, что такой справки не могут выдать — поскольку в военкомате не знают точно, где он, не перешел ли он вообще уже на другую сторону, не дезертировал ли. Я бы подождала, но мой муж с мая там находится и я с детьми сама оплачиваю коммуналку по полной. А статуса участника боевых действий у него до сих пор нет. Почему?»

И муж, и отец жительницы Тернополя Натальи Гресько-Старовской тоже воюют на Юго-Востоке. «Госсовет  принял решение по поводу льгот на оплату коммунальных услуг, — пишет в своем Facebook женщина. — Когда я пришла оформлять все документы, оказалось не все так красиво, как описано. Оказывается, льготы распространяются только на государственные ЖЭКи и никоим образом не на частные. Сами льготы распространяются только на квартплату и воду. Меня сразу же предупредили, что и в государственном ЖЭКе мои старания потерпят фиаско. Все дело в том, что льготы я оформляла на своего отца. Он собственник квартиры, но прописан в другой своей квартире. На основании отсутствия прописки женщине в льготах отказали. Многие другие военные-участники АТО, судя по их постам в соцсетях, жалуются на такие же отказы.

«Я со своей семьей прописан в воинской части, живем у моих родителей, — рассказал служащий ВСУ Анатолий, который, по его словам, служит в Лисичанске. — Никаких льгот семья оформить не может. Причина — нет прописки. Выписаться из воинской части я не могу — мы стоим в очереди на жилье. Супруга обращалась в суд, но адвокат посоветовал дождаться моего возвращения и подавать».

Ничему не обучили, потом «накрыло артиллерией»

По словам главы украинского офицерского собрания «Офицерский корпус», майор запаса Александра Тарана, те, кто шел воевать, — особенно в начале боевых действий на Юго-Востоке, — даже не были зачислены в подразделения.

«Даже неизвестно, сколько на самом деле, их там погибло. Доказать, теперь что-либо просто невозможно, — сказал «Русской планете» украинский офицер. — Я разговаривал с солдатами. Людей призвали по мобилизации, некоторых — так вообще звонком по телефону. Они приехали в лагеря, их там ничему не обучали, не вооружили нужным образом и повезли в боевые условия. А когда они туда приехали, их накрыли тяжелой артиллерией. Сейчас там ситуация немного улучшилась.  Но даже украинская власть признает, что подразделения, которые находятся там, — полузаконны. А учитывая, что сейчас урезаются все социальные расходы, шансы получить что-либо у воевавших и у родственников погибших, невелики».

По мнению Тарана, судьба тех, кто погибает в Донбассе, совершенно не интересует власти Украины. «У власти нет желания официально подтвердить, что эти люди были призваны для такой цели. Прежде всего, у власти нет денег, чтобы это узаконить. Но даже в этом никто не признается, — возмущается эксперт. — Думаю, дело даже не в желании сэкономить. Власти вообще не хотят замечать эту тему».

Таран рассказал, что пытался с коллегами подать по этому поводу обращение в Конституционный суд. «Чтобы Конституционный суд его рассмотрел, нужны подписи сорока депутатов Верховной Рады. Мы обратились к оппозиционным партиям, но они не захотели подписывать документ.  Выходит, что они все одинаковы — и тот, кто у власти, и кто в оппозиции. На волне патриотизма люди пошли воевать, даже не задумываясь куда, зачем и что будет дальше. А к ним относятся просто как к расходному материалу. В действительности они никому не нужны и не интересны».

Проблема чисто бюрократическая, считает военный аналитик, доцент Харьковского национального университета имени Каразина Вячеслав Целуйко.

«Ничего нового в этом нет. Такие же проблемы были и у тех, кто воевал в Чечне и Афгане. Получить статус и причитающиеся льготы им было также сложно», — сказал он РП: «Это исключительно нежелание чиновника на местах делать что-либо без личной выгоды. Условно говоря, банальное вымогательство. Они придумают тысячи причин, если им не занести взятку. Типичная болезнь постсоветских обществ», — уверен эксперт.

Колхозно-пушечное мясо

Достучаться со своими вопросами до министра или победить в судах удается немногим. На условиях анонимности один из военкомов Киева рассказал «Русской планете», что было дано неофициальное указание — мобилизовывать только из сел и небольших городков.

Раненый украинский солдат доставлен в киевский военный госпиталь перед отправкой на лечение в Германию, 23 августа 2014 года. Фото: Татьяна Зенкович / EPA / ТАСС

Раненый украинский солдат доставлен в киевский военный госпиталь перед отправкой на лечение в Германию, 23 августа 2014 года. Фото: Татьяна Зенкович / EPA / ТАСС

«Ключевым здесь является тот факт, что селянин спокойно переносит условия войны. Эти ребята, если в чистом поле заглохнет БТР, готовы сутки его ремонтировать на морозе и не жаловаться. Городские к этому просто не способны. Кроме того, люди из маленьких городков и сел не настолько знают правовые вопросы, чтобы затем качать права, как горожане», — пояснил военком.

В глубинке скрываются от мобилизации очень редко. «Сын пошел воевать, хоть и не хотел, — говорит  «Русской планете» Мария Аверина из поселка Побугское Кировоградской области. — А как он здесь будет жить потом, если в нашем городке все друг друга знают? Сын соседки пошел, одноклассники пошли, а он будет за маминой юбкой прятаться? Так его потом люди камнями закидают».

Многие жители сел сознаются, что не знают, как должна проходить мобилизация и что положено от государства тем, кто воюет в АТО. Многие селяне просто боятся об этом говорить.

«Голова сельсовета пошел по «неугодным» ему людям»

«В нашу деревню летом приехал военком, пошел в сельсовет, сказал главе сельсовета, чтобы через неделю собрал 20 человек, — расплакалась в разговоре с корреспондентами «Русской планеты» мама призывника в одной из деревень Черкасской области. — Голова сельсовета пошел по «неугодным» ему людям, с которыми ранее конфликтовал. Ко мне пришел и сообщил, что у меня двое сыновей — одного нужно забрать. Сказал, чтобы сама выбирала. Мы посоветовались, решили, что у старшего семья и дети, а у младшего еще нет. Так младший отправился на фронт. До сих пор там…». О том, что по закону ее сыну должны были принести повестку, женщина даже не слышала.

С 20 января Минобороны обещает провести очередную мобилизацию — в четыре этапа. На этот раз на фронт решили отправить еще 50 тысяч человек. «Мы будем призывать офицеров и военных специалистов запаса, — уверяют в пресс-службе Минобороны. — Все они обязательно пройдут обучение и военную подготовку и только после этого будут отправлены на Юго-Восток».

Юристы и общественные активисты уверяют, что в таком случае страну накроет волна судебных исков по поводу мобилизации.

Житель черкасского города Умань Александр Приходько — офицер запаса. Обещает идти в суд в случае призыва. «У меня здесь семья, больная мама, дом, бизнес — я не могу скитаться по далеким краям, прячась от государства, — объясняет мужчина «Русской планете». — Для меня единственный выход — искать защиты в суде. Воевать я однозначно не хочу — я не трус, просто не понимаю, за что и для кого. Если у нас АТО — пусть этим занимаются специальные подразделения. Я, кстати, исправный налогоплательщик. И они содержатся за мои деньги. Почему я должен делать их работу? Я даже не обучен борьбе с террористами. А если у нас гражданская война, я тем более не пойду, я не зверь, чтобы стрелять в своих же граждан. Если на нас напали, то пусть правительство вводит военное положение — пойдем все вместе, мобилизуем всю страну, все производства и за месяц-второй победим. Президент объясняет, что если объявить военное положение, нам кредитов не дадут — ничего, два месяца пережили бы без кредитов, а харчей у нас вдоволь. Очень неприятно наблюдать, как солдаты месяцами сидят в окопах, а правительство дербанит деньги вместе с олигархами».

Лидер движения «Антивойна», депутат днепропетровского облсовета Виктория Шилова считает, что и прежние, и предстоящая мобилизация противоречат Конституции. «У нас нет ни чрезвычайного положения, ни военного, — сказала Шилова РП. — Так какая может быть мобилизация? Если на Востоке идет антитеррористическая операция — это в компетенции милиции и СБУ. Ведь это их прямая обязанность — проводить антитеррористические операции».

По мнению Шиловой, у подающих иски против насильного призыва в армию есть все шансы их выиграть, поэтому государство делает ставку на людей бедных, не знакомых с судебной системой и с собственными правами.

Шилова вообще не исключает, что нынешние политики у власти долго не продержатся. «Что будет с нынешними участниками АТО, погибшими и пострадавшими там после смены власти, пока непонятно. Из героев они могут превратиться в военных преступников», — предполагает Шилова.

Комплекс военно-промышленной неполноценности Далее в рубрике Комплекс военно-промышленной неполноценностиС какими проблемами столкнулась оборонная промышленность Украины

Комментарии

30 декабря 2014, 02:32
Текст был удален модератором, так как нарушает правила комментирования
30 декабря 2014, 11:58
Хоть у кого-то на Украине еще мозги работают правильно. Молодец этот отставник Приходько, уважаю за жизненную позицию, сразу видно, что своим умом мужик живет. И Виктория Шилова мне знакома, замечательная женщина, активистка и просто красавица. Побольше бы таких адекватных людей - и очень скоро остановилось бы это безумное кровопролитие.
12 января 2015, 16:15
Да откуда у них деньги на выплаты? Разворовано все, поэтому все обещания- развод на ровном месте.
14 января 2015, 12:45
жалко их, зомбированных, а по сути - невиновных людей украины.... Но что поделать, президент США им теперь друг, он же их и втягивает в братоубийство....
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»