Морфин, голодовки, поджоги и другие способы выразить свой протест, находясь в тюрьме
Репродукция картины неизвестного автора «Мужская тюрьма Карийской каторги (Забайкалье). Район реки Кары» из коллекции Государственного исторического музея. Фото: Михаил Филимонов / РИА Новости

Репродукция картины неизвестного автора «Мужская тюрьма Карийской каторги (Забайкалье). Район реки Кары» из коллекции Государственного исторического музея. Фото: Михаил Филимонов / РИА Новости

«Русская планета» вспоминает заключенных, которым задолго до Надежды Толоконниковой удавалось привлечь внимание общества к своим проблемам и требованиям

Ровно 124 года назад — 7 ноября 1889 года — политзаключенные Карийской каторги приняли смертельную дозу морфия, протестуя против унижений, которым подвергала их администрация. РП вспоминает самые громкие выступления заключенных — как мирные, так и действенные.

Карийская трагедия

7 ноября 1889 года произошло массовое самоубийство политзаключенных на Карийской каторге. Незадолго до этого осужденная участница «Народной воли» Надежда Сигида попыталась дать пощечину жандармскому офицеру, за что была переведена в уголовную тюрьму. Согласно действовавшей в то время на каторге инструкции приамурского генерал-губернатора Андрея Корфа, к политическим заключенным разрешалось применять телесные наказания; таким образом, они приравнивались к уголовникам. 7 ноября Сигида получила сто ударов розгами. Ее подруги и единомышленницы Мария Ковалевская, Мария Калюжная и Надежда Смирницкая, державшие до этого 16-дневную голодовку в знак протеста против издевательств того же жандарма, ночью вместе с Сигидой приняли смертельную дозу морфия. Через пять дней в мужской тюрьме попытались отравиться еще 16 политических заключенных, но у опия, который они приняли, истек срок годности; после повторных попыток скончались двое. После того как об инциденте стало известно в столице, политическая тюрьма в Усть-Каре была расформирована, а применение телесных наказаний к женщинам — запрещено.

Воркутинское восстание

После смерти Сталина в 1953 году заключенные ГУЛАГа ожидали массовой амнистии, однако их надежды сбылись лишь отчасти — осужденные на срок свыше пяти лет и «политические» не подлежали освобождению. В июне заключенные Речного лагеря близ Воркуты впервые отказались выходить на работу, не подчинившись администрации — так началось легендарное «Воркутинское восстание». К концу июля бастовали уже больше 15 тысяч зеков из шести лагерных отделений. 31 июля администрациям отделений, уже выявившим и отсеявшим организаторов и активных участников акции неповиновения, угрозами и «разъяснительными беседами» удалось убедить большинство заключенных вернуться в шахты. Не подчинилось только лагерное отделение № 10. Около 400 бастующих выгнали надзирателей из жилой зоны, вооружившись отломанными от забора досками; по восставшим начали стрелять из пулемета. По официальным данным, 42 заключенных были убиты и 135 ранены. К длительным срокам заключения были приговорены 14 организаторов выступлений, 280 активных участников — переведены в тюрьмы, 883 человека были изолированы от других заключенных.

Массовые беспорядки в колониях под Тольятти

На этот раз поводом к волнениям осужденных стали несбывшиеся ожидания, связанные с именем другого вождя — в 1970 году амнистии ждали в честь 100-летнего юбилея Ленина. Вечером 21 мая 1970 года заключенные исправительно-трудовых колоний УВД Куйбышевского облисполкома освободили своих товарищей из штрафных изоляторов и подожгли несколько построек. С крыш бараков были сорваны четыре печные трубы, которые разобрали на кирпичи для обороны. Продолжая громить изоляторы и поджигать освобожденные помещения, заключенные нашли склад с алкогольными напитками и незамедлительно выпили их, после чего прорвались в соседнюю колонию и убили там контролера ШИЗО. К полуночи число бунтующих достигло 500, горели помещения медицинского пункта и столовой, а также администрации и складов. Когда началась спецоперация по прекращению беспорядков, заключенные сами разошлись по оставшимся баракам. Судебное разбирательство длилось больше года, трое организаторов были приговорены к расстрелу, 29 участников получили сроки от 2 до 15 лет.

Экибастузская забастовка

Забастовка заключенных в Песчанлаге в казахском городе Экибастуз была описана Александром Солженицыным в «Архипелаге ГУЛАГ». После отмены смертной казни и введения новой высшей меры — 25-летнего срока — многие заключенные оказались фактически осужденными пожизненно. Им было нечего терять, вследствие чего в лагерях началось физическое уничтожение стукачей-осведомителей. В 1951 году в лагерь прибыл этап осужденных украинских националистов, которых разместили в бараке усиленного режима (БУР). Там же находилось помещение, в котором, как было известно заключенным, пытали тех, кто отказывался от сотрудничества с администрацией. В январе 1952 года заключенные стихийно начали ломать забор вокруг БУРа оторванными от пола нарами. Они собирались облить камеру стукачей бензином и поджечь, но по бараку открыли огонь из пулеметов. В результате беспорядочной стрельбы был убит один человек и трое ранены. Бунт был подавлен с помощью автоматчиков и надзирателей, которые избивали арестантов железными трубами и дубинками. На следующий день большинство заключенных объявили голодовку и отказались выходить на работу, однако забастовка длилась всего несколько дней: в середине февраля ее зачинщики были этапированы в Горлаг и Степлаг.

Ирландская голодовка

В 1971 году осужденные члены Ирландской республиканской армии (ИРА) смогли добиться для себя статуса военнопленных, что означало распространение на них положений Женевской конвенции. Однако через пять лет британские власти снова приравняли их к обычным преступникам. Требуя вернуть политическим заключенным особый статус, 1 марта 1981 года объявил голодовку активист ИРА Бобби Сандз, в последующие недели к голодовке присоединились еще несколько членов ИРА и Ирландской национальной освободительной армии (ИНОА). Помимо права на помилование и свиданий с родственниками раз в неделю, голодающие требовали для себя ряда привилегий, а именно: не выполнять тюремные работы, носить собственную одежду, общаться с другими заключенными. Правительство, возглавляемое Маргарет Тэтчер, отказалось идти на какие-либо уступки. Бобби Сандз умер от истощения спустя 66 дней после начала голодовки, за ним последовали еще 9 заключенных, самые стойкие из которых продержались 71 день. Голодовка была прекращена в октябре 1981 года по просьбе родственников осужденных, на тот момент пищу не принимали 6 человек.

Суфражистки-хулиганки

Использовать голодовку как способ протеста первой из политзаключенных в ХХ веке начала британская суфражистка Марион Данлоп. В июне 1909 года она была арестована за надпись, нанесенную на стену Палаты общин, — активистка процитировала там параграф из Билля о правах. Как только Данлоп переступила порог тюрьмы, она отправила министру внутренних дел требование разместить ее в отделении для политзаключенных. Суфражистка заявила, что не будет есть до тех пор, пока ей не будут предоставлены особые права. Ее отпустили из тюрьмы на 91-м часу голодовки из-за плохого самочувствия. В сентябре того же года британское правительство для борьбы с голодающими ввело в тюрьмах принудительное кормление с помощью каучуковой трубки через рот или нос. Так как после успешного освобождения Данлоп голодовка стала чрезвычайно популярным способом протеста суфражисток, нововведение причинило им немало страданий.

Матери-самоубийцы

В октябре 2012 года в СМИ появилась информация, что 11 женщин, отбывающих наказание в Черноморской исправительной колонии № 74 в Одессе, вскрыли себе вены. Начальник колонии утверждала, что только троим женщинам пришлось накладывать швы, остальные ограничились неопасными царапинами и присоединились к акции «за компанию». Одна из участниц протеста, Анна Колодочка, решила объяснить причины своего поступка в открытом обращении. Как оказалось, инцидент произошел еще 5 июня. По словам заключенной, персонал колонии халатно относился к детям осужденных, не давал матерям с ними видеться (детдом находится на хроническом карантине) и не предоставлял необходимой медицинской помощи ВИЧ-инфицированным осужденным. Начальник пенитенциарной службы Украины в Одесской области позже заявлял журналистам, что он лично покупает детям курточки и игрушки. Также женщины жаловались на то, что им разрешают мыться только один раз в неделю, притом что работать им приходится с 6 утра до 10 вечера из-за огромных норм выработки. Они требовали увеличения нормы разрешенных телефонных разговоров (им позволялось говорить 5 минут раз в 10 дней) и отмены ограничений в одежде. В конце своего обращения Колодочка сообщала, что после того, как осужденные порезали руки, в колонии начались изменения: матерей пустили к детям, которых до этого 4 месяца держали на карантине, ВИЧ-инфицированным стали оказывать медпомощь, а список разрешенных вещей увеличился на две майки и одни спортштаны.

Комментарии

07 ноября 2013, 21:09
Очень интересное исследование, спасибо. А насчет передозировок морфия в знак протеста - есть мнение, что если бы у узников ГУЛАГа в сталинские времена имелся бы доступ к морфию, половина на реабилитации не дожили бы..
07 ноября 2013, 22:46
Не успели бы,половина это слишком много,что бы советские власти не приняли мер. Но попытки были бы несомненно.
12 ноября 2013, 22:23
Какая жесть, с тяжестью дочитал до конца, но очевидно что материала хватит еще не на один сборник Колымских рассказов(((
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»