Как расстреляли Белый дом
Как расстреляли Белый дом

5 октября 1993 года завершилось историческое противостояние между президентом и парламентом, раз и навсегда изменившее Россию

У кого-то это вызовет смех, а у кого-то слезы! Но в обозримом будущем мы, действительно, можем не увидеть на экранах наших телевизоров фильм «Берегись автомобиля». Проект закона о запрете сцен, иллюстрирующих нарушение правил дорожного движения, уже созрел! Произошло это в чьей-то подчеркнуто мудрой голове с мандатом.

Еще классная идея — лишать гражданства террористов. Лучше всего делать это посмертно, как в апреле 2017 года, когда в санкт-петербургском метро прогремел взрыв. Террористы особенно бояться утратить гражданство, теряя жизнь!

Где же та точка, когда шоу-бизнес перекочевал в народные избранники и дал миру неимоверное количество одаренных людей, успешно конкурирующих с передачей «Пусть говорят»?

Давайте вспомним октябрьские дни 1993 года. Рухнула подтачиваемая демократическими преобразованиями великая страна под названием СССР. На бронетранспортер передовых идей, опираясь на могучие руки окружения, залез Борис Николаевич Ельцин, а в небеса взвился триколор.

И понеслось! Руководители новой России, пришедшие к власти, оказались не настолько дружны, как это могло показаться в самом начале. Чересчур быстро они разделились на два лагеря. Во главе одного стоял Борис Ельцин. По другую сторону «грелись у костра», в котором догорали обломки Советского Союза, его заместитель вице-президент России Александр Руцкой и последний председатель Верховного Совета Российской Федерации Руслан Хасбулатов.

Ельцин был всё еще Ельциным, а не тем уставшим человеком, который передал власть 31 декабря 1999 года в очень надежные, натренированные на занятиях дзюдо руки. Но и Руслан Имранович Хасбулатов с его завораживающей флегматичностью был самим собой. Скооперировавшись с Александром Руцким, Руслан Хасбулатов создал второй центр силы в стране, который все больше и чаще оппонировал действующему главе государства. Верховный Совет (не в пример нынешней Госдуме) имел нешуточные полномочия.

Какой была жизнь в стране? Денежные знаки обесценивались в геометрической прогрессии. Россию образца 1992 и 1993 года «лихорадило не по-детски». Пока президент и парламент «мерялись полномочиями» и категорически не хотели находить общий язык, народ нищал, на окраинах активизировались бандформирования, начинались войны, конца и края которым не будет видно вплоть до начала следующего столетия.

Летом 1993 года Ельцин направился в Подмосковье, чтобы заручиться поддержкой расположенных в регионе командиров частей. А уже 1 сентября он отправил своего «заместителя» Александра Руцкого в отставку. Спустя 20 дней он подпишет исторический документ — легендарный Указ № 1400.

Ровно в 8 часов вечера на телевизионных экранах началась трансляция записанного ранее обращения президента, который констатировал, что Россия переживает глубочайший кризис государственности. В ходе его выступления Съезд народных депутатов и Верховный Совет были названы главными противниками прогрессивных реформ в стране, государственными институтами, игнорирующими волю народа России, выраженную на апрельском референдуме 1993.

Напомню, что главный вопрос референдума, о котором шла речь, был в какой-то степени риторический: «Доверяете ли Вы президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?». А кому было еще доверять, стоя у разбитого корыта в тот момент?

Помните ли вы «отскакивающее от зубов»: «Да-Да-Нет-Да!»  — такой была формулировка ответов, которую должны были дать сторонники ельцинской политики. Впрочем, Борис Николаевич неоднократно заявлял, что сам проголосовал иначе: поставил 4 «да», то есть, ответил утвердительно на вопрос «Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской Федерации?».

В пылкой речи Бориса Ельцина, транслировавшийся в записи в 20:00 21 сентября 1993 года, говорилось о необходимости преодоления «паралича государственной власти». Было много сказано об узурпации народными избранниками исполнительной и даже судебной функции. И, конечно, единственным способом «разрулить» сложившуюся ситуацию, по мнению Б.Н. Ельцина был незамедлительный роспуск Съезда народных депутатов и Верховного Совета с последующими выборами нового парламента России…

Ровно через два часа, в 22.00, состоялось внеочередное заседание президиума Верховного Совета, на котором… действия президента были квалифицированы, как коварный государственный переворот.

Заручившись поддержкой председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, парламентарии оперативно наносили «контрудар». Действия главы государства были признаны нарушающими Конституцию России аж 12 раз. Это послужило поводом для вынесения «судебно-парламентского вердикта» о необходимости отрешения Ельцина от власти. 

Судья Валерий Зорькин (справа) в Верховном Совете

Исполнение обязанностей главы российского государства было возложено на вице-президента — Александра Руцкого.

Противостояние восходило на пик. «Парламент будет защищаться!» — заявил Руслан Хасбулатов. Следует отметить, что закон был на стороне Хасбулатова. Никаких правовых оснований распускать парламент у Ельцина не было, а его формулировки выглядели нелепо.

Ранним утром 22 сентября на очередной сессии ВС состоялось «веерное» принятие ряда «инновационных» постановлений. Назначались новые «силовые министры», «отправлялся в отставку» Виктор Черномырдин. Никому не видимый таймер отсчитывал последние дни и часы Верховного Совета. 

В здании парламента отключили все, что можно было отключить — электричество и связь – по умолчанию. Перестала поступать вода. Оказались заблокированными банковские счета. За ночь возле здания Белого дома вырос палаточный городок. Это был единственный случай в новейшей российской истории, когда по одну сторону оказались люди, которые в иных обстоятельствах не стали бы даже «сеять в одном поле»: коммунисты и национал-радикалы, либералы и бывшие отставники… 

Когда паны начинают драться чубы, как правило, трещат не у них, а у холопов — об этой простой истине свидетельствует русская народная поговорка. Речь о простых гражданах, которые были деморализованы задержками зарплаты, инфляцией, стремительным ростом социальной несправедливости и колоссальным разрывом между классом новых русских, кропотливо прибиравших к рукам народную собственность в стране, и русских старой формации – тех, чьи сбережения догорали в огне. 

Для защиты Верховного Совета в спешном порядке создавали оборонительные подразделения. Они формировались из числа добровольцев. В руки этим людям выдавалось оружие, которое числилось за подразделениями охраны Верховного Совета.

Тем временем, парламент опутывали заграждением из колючей проволоки. Его окружали военнослужащие внутренних войск и сотрудники милиции. 

По приказу свыше был прекращен допуск людей к зданию Верховного Совета. Запретили проезд транспортных средств, включая автомобили «Скорой помощи».

Ельцин держал ситуацию под контролем. Он вполне мог позволить себе ожидание. На улицах Москвы появились бронетранспортеры – «вестники демократии начала 90-х»! 

29 сентября власть выставила Хасбулатову и Руцкому ультиматум: «капитулировать» в срок до 4 октября. Это вызвало широчайший общественный резонанс! К защитникам палаточного городка пытались прорваться люди, которых жестоко разгонял ОМОН, нещадно избивая пытавшихся протестовать. 

В ситуацию, которая достигла запредельного накала, вмешался Патриарх Алексий II, призвавший сесть за стол переговоров. Была ли польза? — Да. В Белом доме дали-таки воду и свет. Но на улицах ситуация лавинообразно выходила из-под контроля. 

3 октября, в 14.00, на Октябрьской площади начался митинг, собравший более 10000 человек.

Щиты ОМОНа не смогли остановить людей. Цепь силовиков, окружавших Белый дом, была прорвана, когда кому-то из «парламентаристов» пришла в голову идея сесть за руль КамАЗа и включить заднюю передачу. Здание парламента деблокировали!

Около 16.00 Александр Руцкой, вспомнил заветы Ленина о необходимости взятия почты, телеграфа и телефона. Он обратился с балкона Белого дома и призвал людей к штурму мэрии, а затем – телевизионного центра «Останкино»!  

Не промолчал и Руслан Хасбулатов, благословивший аудиторию на активные действия. 

Отряды для захвата мэрии формировал не кто-нибудь, а генерал Альберт Макашов. 

Морально готовым к бою выдавалось «трофейное вооружение».

Мэрия была взята неожиданно быстро, охранявшие ее милиционеры ретировались через запасной выход.

Народ вперемешку с боевиками двигался в сторону телевизионного центра «Останкино». Некоторым людям, которых мы видим на фото, оставалось жить совсем немного. 

Именно в этот момент случилось главное событие, ставшее катализатором кровавой бойни. 

Обратите внимание на человека, вооруженного гранатометом. Через несколько минут или даже секунд он произведет выстрел, от которого по официальной версии погибнет рядовой Николай Ситников, охранявший телецентр и находившийся внутри здания. После этого силовики откроют шквальный огонь. Начнется самое настоящее побоище, которое унесет жизни 46 граждан России, еще 124 человека будут ранены.

В «кровавой бане» погибнут не только представители противоборствующих сторон, но и случайные прохожие. Под обстрелом окажутся даже медики «Скорой Помощи», примчавшиеся на вызовы.

В это время в Первопрестольную уже входили верные Ельцину войска Таманской и Кантемировской, а также Тульской десантной дивизий, готовые к штурму Белого дома. Поскребя по сусекам, президенту удалось собрать для молниеносной и братоубийственной гражданской войны около трех тысяч солдат. Чуть меньше, чем 1/10 от общей численности дивизий. 

Сохранив честь и достоинство, от выполнения прямого приказа о штурме Белого дома отказались офицеры «Альфы» и «Вымпела» (переподчинение последнего в структуру МВД произойдет только в декабре, спустя 2 месяца после октябрьских событий).

После такого «откровенного саботажа» зазвучали предложения «выбить» врага, засевшего в Белом доме, с помощью не только артиллерии — да что там! — авиации. Но даже у Ельцина, с учетом специфического состояния, в котором он находился регулярно, не хватило решимости сделать это. 

Штурм Белого дома начался рано утром, когда возле осажденной «цитадели» находились дезориентированные происходящим люди, численность которых достигала 2000 человек. 

Руководители манифестаций безучастно взирали на то, как выстрелами из бронетранспортеров сметают баррикады.

Всё напоминало работу несогласованного смертоносного «оркестра», в котором каждый пытался выполнить свой приказ свыше. Здесь были солдаты внутренних войск, подразделения Министерства обороны, люди из ФСО. Координация отсутствовала напрочь, что приводило к трагическим последствиям! Так солдаты, относившиеся к дивизии имени Ф.Э.Дзержинского («срочники» 18-20-ти лет) умудрились вступить в бой с подоспевшими десантниками, приняв их за противника. Результат? Жертвы с обеих сторон. Не обошлось в этой ситуации и без «пленных»!

Сопротивление Белого дома стихало, но… Примерно к 10.00 подошли танки. Их осколочно-фугасные снаряды стали «предфинальным аккордом» в этой симфонии скоротечной гражданской войны 1993 года.

Точку поставили другие. Около трех часов дня к зданию Белого дома на бронетранспортере подъехали офицеры  «Альфы» Министерства безопасности Российской Федерации (так в это время именовалась всем известная структура). Они взяли на себя функции переговорщиков, а также вызвались сопроводить и обеспечить безопасность депутатов Верховного Совета, если последние ответят согласием на предложение сдаться и покинуть Белый дом.

Лейтенант Геннадий Сергеев («Альфа») находился в отпуске, однако, явился к месту дислокации своего подразделения без проволочек. Взгляните на этот кадр!

Зашедший с тыльной стороны боец «Альфы» (сложно говорить, что это именно Геннадий Сергеев, но портретное сходство есть!) спасает женщину и ребенка. Он успеет это сделать, но через несколько мгновений по нему «сработает» снайпер.

Стреляли из Белого дома? Из другой точки? Сегодня это установить уже невозможно. Ранение окажется смертельным. И после гибели 29-летнего Геннадия Сергеева «Альфа» его командир Геннадий Зайцев закроет глаза погибшему лейтенанту и… выйдет в радиоэфир. Не дрогнувшим голосом он представится и пообещает ликвидировать силами своей группы тех, кто осмелится продолжать огонь.

Стрельба утихнет. А группа «Альфа» — бойцы которой проявили нечеловеческую выдержку — зайдет в Белый дом, так и не поддавшись на уготованную им провокацию.

Встретившись лицом к лицу с Хасбулатовым и Руцким, Зайцев открыто и честно пообещает им то, что он сможет пообещать — жизнь и личную безопасность. По крайней мере, до суда.  

В эти минуты, ровно 24 года назад, продолжался выход проигравших сражение народных депутатов и защитников Белого дома. Тех, кто успел сдаться спецназу, не тронули. Но людям, которых брали солдаты подразделений Министерства внутренних дел, говорят, пришлось несладко.

Большинство задержанных в этот же вечер отправили по домам. В Белом доме лютовали мародеры. На носу были новые выборы! Так заканчивалась история Верховного Совета и начиналась жизнь Государственной Думы Российской Федерации.

Мятежных парламентариев и бывшего вице-президента амнистировали через четыре месяца, в канун весны 1994 года.

Вот только мертвым амнистия не нужна. 

Орбитальная станция «Салют-7» Далее в рубрике Орбитальная станция «Салют-7»100 дней советских космонавтов, которые спасли мир от катастрофы Читайте в рубрике «История» О чем договорились Ксюша и ПутинДопустит ли Кремль Ксению Собчак к грядущей президентской гонке? О чем договорились Ксюша и Путин

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»