Демоны и ангелы, Иван Ауслендер, Взвод
Демоны и ангелы, Иван Ауслендер, Взвод

Что читать этой осенью. О значительных книгах этого года

Лето считается мертвым сезоном для литературы, но с его окончанием дела идут в ускоренном темпе – и в политике, и в искусстве. В числе книжных новинок, выходящих этой летом-осенью в России, несколько новых отечественных романов и публицистика, гремящая не первый месяц в социальных сетях.

Среди них мгновенно зарекомендовавшие себя «Взвод» Захара Прилепина и «Иван Аслендер» Германа Садулаева (последний вошел в шорт-лист престижной литературной премии «Ясная поляна»). Не менее нужной к прочтению книгой, уже вышедшей в конце августа, стоит отметить новый политический роман писателя Игорь Молотов «Демоны и ангелы российской политики».. С него мы и начнем.

Игорь Молотов «Демоны и ангелы российской политики 90-х»

Год назад много говорили о книге человека из дождя Михаила Зыгаря «Вся кремлёвская рать. Краткая история современной России». Так вот – это очень пошлая с примитивным посылом книга. Конспирология сплетен из модных столичных кафешек. Если есть желание узнать что-то более достоверное и вразумительное о политике современной России в лицах – то книга Игоря Молотова «Демоны и ангелы» как раз то, что надо. Стопроцентный бестселлер. Читается, на самом деле, как захватывающий авантюрный роман, дающий вполне реалистичное представление о нравах эпохи.

Политический триллер. Интуитивно ощущаются переклички с балабановским фильмом «Жмурки». Но, возможно, в силу того, что точно передана атмосфера времени. Не всех героев сразу узнаешь за толщей грима, их новое обличие поражает, но приглядевшись, понимаешь, что это и есть реальный портрет, а всё остальное личины, которыми прикрывалось истинная суть. Время было ряженое, подлое и лживое. Да и не время вовсе – безвременье. Воронка пустоты, засасывающая многих и многих.

Сам Молотов охарактеризовал своих «Демонов и ангелов» «трэш-романом в лицах», главное в его историософской концепции – «русский термидор», который расправился «с лихим временем в 2003 году».

«По сути это трэш-роман в лицах, потому что нет круче романа, чем наша недавняя история и ее персонажи. Промотав это ленту через все 400 страниц читатель поймет почему все сложилось именно так, а не по другому. А краски по-прежнему не стали тусклыми. Девяностые – это кровоточащая рана, альма-матерь режима реакции, который начал свой отсчет с 2003 года (арест Ходорковского – ред.)», - добавляет Молотов.

Захар Прилепин «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы»

Новая книга Захара Прилепина, автора романа «Обитель», лауреата премий «Национальный бестселлер» и «Большая книга» выходит в издательстве АСТ. 11 биографий писателей Золотого века - от Державина и Дениса Давыдова до Чаадаева и Пушкина, портреты сквозь завесу порохового дыма — вот, в двух словах, содержание этого тома.

В новую книгу «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы» вошли одиннадцать биографий писателей и поэтов, умевших держать в руке не только перо, но и оружие. Они сражались на Бородинском поле в 1812-м и вступали победителями в Париж, подавляли пугачёвский бунт и восстание в Польше, аннексировали Финляндию, воевали со Швецией, ехали служить на Кавказ… Корнет, поручик, штабс-капитан, майор, полковник, генерал-лейтенант, адмирал: классики русской литературы.

«Ряд моих оппонентов по литературно публицистической деятельности, например, Николай Карлович Сванидзе, говорил: "У тебя, Прилепин, "войнобесие" - ты слишком много думаешь и говоришь о войне, а русские писатели и поэты так себя никогда не вели". Я разозлился, "набрал" 11 писателей и поэтов - от Державина и Пушкина, которые стремились на войну, воевали», - сказал Прилепин.

Писатель добавил, что в книге, кроме Пушкина (который не был военным), речь идет о десяти профессиональных офицерах-литераторах, которые воевали на самых разных войнах: Кавказской, Финской, Русско-турецкой.

«Книга не художественная, а философски-публицистически-автобиографическая. Она порождена событиями последних лет - Крым, Донбасс, Сирия», - сказал писатель.

Книга «Взвод. Офицеры и ополченцы русской литературы» является настоящим экспериментом. Её герои – люди, перед которыми не стоял выбор, как перед современной российской интеллигенцией. Прилепин подробно описывает, как либеральные иллюзии разрушались вместе с человеческими судьбами. Автор досконально, на основе различных документов разных эпох, рассказывает предысторию «золотого века» русской литературы.

Герман Садулаев. «Иван Ауслендер»

Мнение, что российские писатели предпочитают играть с прошлым, а не описывать настоящее, вроде бы стало общим местом, - пишет в рецензии на эту книгу Елена Макеенко, - Поэтому когда главный герой романа уже на первых страницах собирается выступить на митинге за честные выборы, невольно оживляешься. Новый роман Германа Садулаева действительно обращается буквально ко вчерашнему дню. Но только затем, чтобы сказать, что вчерашний день вообще не имеет для него никакого значения.

«Иван Ауслендер — университетский преподаватель санскрита и любитель социальной философии. Ему явно не хватает харизмы, студенты им не интересуются, поэтому приглашение выступить на митинге за честные выборы в Петербурге он считает очень лестным предложением, хотя и знает, что его зовут всего лишь заменить более яркого коллегу, который отказался. На волне протестной моды Ауслендер становится местной знаменитостью, но когда дело доходит до встречи с «космонавтами», санскритолог бросает революцию.

Потом он перестает быть преподавателем. Становится предпринимателем, но тоже быстро заканчивает карьеру. Потом отправляется в путешествие. А дальше ему предстоит рискованная медицинская операция, и она вот-вот начнется, но перед этим к Ауслендеру приходит смутно знакомая бывшая студентка. Она рассказывает, что Ауслендер — гуру, у него есть ученики, они собрали его статьи и речи в книгу «Шри Ауслендер. Веданта», а еще написали свои статьи и речи, и теперь в сущности неважно, есть на свете Ауслендер или его не будет. И весь оставшийся роман утекает по волнам индуизма в область чистой абстракции, где нет места сюжету, герою и читателю...»

Если бы у Германа Садулаева не было такого приметного имени, можно было бы предположить, что это не один писатель, а два. Первый — автор книг «Я — чеченец!», «Шалинский рейд» и очерков политической истории Чечни; второй — «социальный фантаст», пичкавший в романах «AD» и «Таблетка» офисных работников мифологией и затейливой философией вслед за Виктором Пелевиным. «Иван Ауслендер» — роман Садулаева третьего типа.

В нем есть мелкие автобиографические зацепки и ничем не прикрытая, уже даже не постмодернистская, а, кажется, прямая интенция кое-что объяснить людям об устройстве жизни. Реагировать на нее можно по-разному, и, пожалуй, перебирать возможные реакции здесь не стоит. Но в каком-то смысле это и есть ответ на вопрос, почему российским писателям сегодня плохо дается современная действительность.

Слишком много соблазнов для прямого высказывания. Пусть даже завернутого в пальмовые листья индуизма»

100 часов астрономии в свободном доступе Далее в рубрике 100 часов астрономии в свободном доступеТрадиционная акция «100 часов астрономии» проходит в Московском Планетарии Читайте в рубрике «Культура» РодченкOFFИсточник: вопрос ликвидации информатора WADA будет решен спецслужбами в ближайшее время РодченкOFF

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»