Страсти по Северу
Исследовательское судно «Академик Федоров». Фото: polarpost.ru

Исследовательское судно «Академик Федоров». Фото: polarpost.ru

Геополитический контроль над Арктикой позволит России сохранить лидерство в добыче углеводородов

Арктика не первое десятилетие служит территорией, где сталкиваются политические и экономические интересы многих стран, и проблемы, связанные с разграничением арктических территорий, год от года ощущаются все острее. Статус национальных границ в регионе до сих пор не является четко определенным. Если исходить из норм международного права, то протяженность континентального шельфа государств, имеющих морские границы, ограничена так называемой «исключительной экономической зоной» — 200 морских миль от берега. Однако принятая в 1982 году Конвенция ООН по морскому праву предусматривает иную возможность —если какая-либо из стран, имеющих выход к Северному Ледовитому океану, сумеет доказать, что океанический шельф является продолжением ее континентальной платформы, этот участок шельфа будет признан ее собственностью.

Холодная война

Пять главных государств, спорящих о границах в Заполярье — это Россия, Норвегия, Дания, США и Канада, а один из основных поводов для раздора – нефтеносный шельф. Участок поверхности планеты, ограниченный Полярным кругом, невелик — он занимает примерно 6% от общей поверхности Земли, однако здесь могут скрываться до 20% неразведанных извлекаемых запасов углеводородов — в частности, примерно 13% мировых неразведанных запасов нефти и до 30% — природного газа.

С 2001 года Россия претендует на богатый углеводородами участок шельфа, включающий хребет Ломоносова и поднятие Менделеева, утверждая, что этот участок является геологическим продолжением Сибирской континентальной платформы. Ранее заявка отклонялась под предлогом недостатка информации о том, действительно ли указанные районы являются продолжением континентального шельфа России. Чтобы подтвердить свои права на эту часть Арктики, наша страна в течение десяти с лишним лет проводила сейсмические и геолого-геофизические исследования в Северном Ледовитом океане. По итогам этой работы пересмотренная заявка была представлена в Комиссию по границам континентального шельфа ООН в августе 2015 года.

Отметим, что эта территориальная претензия нашей страны категорически отвергается Канадой, настаивающей, что хребет Ломоносова в Арктике является продолжением ее континентальной платформы. Недовольны этой претензией и другие страны, имеющие выход к Северному Ледовитому океану. Запад остро воспринимает возросшую активность нашей страны в Заполярье: так, экспедиция «Арктика-2007» и поход в 2010 году исследовательского судна «Академик Федоров» и атомного ледокола «Ямал» в район Северного полюса были осуждены США и Канадой едва не с таким же пылом, как впоследствии — присоединение Крыма. Ведь именно благодаря этим исследованиям России удалось собрать данные, позволившие обосновать новую заявку на расширение экономической зоны. Впрочем, подобные споры далеко не уникальны — например, та же Канада уже много лет дискутирует с США о морской границе по морю Бофорта. Некоторые споры со временем удается завершить компромиссом: например, в сентябре 2010 года были урегулированы трения между Россией и Норвегией по вопросу о разграничения морских пространств в Баренцевом море.

В борьбе за Арктику фигурируют давно набившие оскомину аргументы, прикрывающие вполне меркантильные интересы, — так, США, имеющие выход к Северному Ледовитому океану лишь благодаря Аляске и не балующие себя иллюзией, что им когда-либо удастся получить права на сколько-нибудь крупный участок сектор Арктики, настаивают на международном использовании ресурсов региона и предлагают напрямую допустить к добыче этих ресурсов транснациональные корпорации. Стоит ли говорить, что Россия — последняя страна, которой была бы выгодна такая интернационализация: ведь именно в российском сегменте Арктики расположены крупнейшие запасы природного газа. Что касается нефти, то, согласно подсчетам Министерства природных ресурсов и экологии РФ, ее запасы, скрытые на территории российского сектора Арктики, составляют до 586 миллиардов баррелей. Для сравнения: нефтяные запасы Саудовской Аравии равняются примерно 260 миллиардов баррелей. И это еще не все: в Арктике существуют крупные залежи угля, редких и драгоценных металлов, а также алмазов.

Арктические нефть и газ еще недавно рассматривались российским правительством как весьма перспективные способы повысить доходы бюджета. Однако из-за низких цен на углеводороды российские нефтегазовые компании сократили инвестиции в освоение месторождений Арктики, и идея добычи на шельфе временно потеряла свою привлекательность. Слишком велики риски, связанные с суровым климатом и неразвитой инфраструктурой. И все же нет сомнений, что арктические углеводороды со временем превратятся в надежный источник благосостояния России, чья важность будет расти по мере сокращения разведанных запасов нефти и газа во всем мире. Освоение шельфа даст и мощный толчок развитию некоторых других отраслей отечественной экономики – например, кораблестроения.

Добыча газа в Арктике на острове Мелкёйа, Норвегия. Фото: ndla.no

Дорога, которую мы выбираем

Интернационализация: этот аргумент фигурирует и в заявлениях стран-конкурентов России и по другим вопросам: так, США, Канада, Норвегия и Дания настаивают на международном использовании Северного морского пути, который сейчас контролирует Россия. Эта транспортная артерия, представляющая собой кратчайший морской путь между Европейской частью России и Дальним Востоком, обладает огромным стратегическим значением: ведь два альтернативных пути между Атлантическим и Тихим океанами — через Суэцкий или через Панамский каналы — обладают намного большей протяженностью. Например, расстояние по Северному морскому пути из Мурманска в Иокогаму в 2 с лишним раза короче, чем расстояние между теми же самыми пунктами по пути через Суэцкий канал, вокруг Африки и Юго-Восточной Азии. Сейчас Северный морской путь обслуживает порты Арктики и крупных рек Сибири: по нему доставляют топливо, продовольствие и различное оборудование, везут на экспорт лес и природные ископаемые. Северный морской путь является и ключом к природным богатствам Арктики, поскольку те же нефть и газ удобнее всего транспортировать в порты именно с его помощью. Несмотря на трудность навигации во льдах, этот путь свободен от пошлин и защищен от пиратов.

Именно этим обусловлен интерес западных держав к его «интернационализации». Не последнюю роль играет и то, что из-за глобального потепления все более обширная часть Заполярья становится свободной ото льдов, что облегчает плавание по Северному морскому пути. Правда, экологические аргументы легко превращаются в аргументы в нечестном споре: в конце двухтысячных западные экологи массово предрекали, что из-за таяния льдов Заполярье ждет экологическая катастрофа, с которой страны могут справиться только вместе – а значит, интернационализация жизненно необходима ради спасения природной среды. Наиболее ретивые даже предрекали, что к 2013 году Арктика полностью освободится от ледяного покрова — как мы видим, этого не произошло: льдом по-прежнему покрыты две трети территории за Северным полярным кругом.

Судя по всему, в ближайшие десятилетия Арктика превратится в один из ключевых регионов мира, вокруг которого развернется нешуточная борьба. Примечательно, что ввязаться в дискуссию о границах в Арктике спешат даже те страны, которые не имеют выхода к Северному ледовитому океану — например, Великобритания, претендующая на богатую углеводородами территорию радиусом более 200 морских миль. Еще удивительнее попытки проникнуть в Арктику таких стран, как Южная Корея и Китай. Последний ведет переговоры с Исландией о покупке 300 кв. км ее островной территории, которая позволила бы нашему южному соседу вкусить благ интернационализации Северного морского пути.

Исход «Северной войны» предугадать сложно, но нет сомнений, что Арктика в ближайшее время станет полем острого соперничества между Россией и странами Запада — не станем забывать, что большинство наших конкурентов в Заполярье являются членами НАТО. Углеводородные ресурсы и транспортные артерии, облегчающие процессы их добычи и доставки, — слишком лакомые куски, которые России предстоит защитить от постоянно растущего числа желающих.

Железнодорожный на грани экологической катастрофы Далее в рубрике Железнодорожный на грани экологической катастрофыВ городскую канализацию сливаются жидкие бытовые отходы неизвестного происхождения. Общественники бьют тревогу

Комментарии

12 февраля 2016, 10:25
Соперничать за Арктику будут те, у кого хватит сил и средств ее осваивать и отстаивать в ней свои интересы. Вот у России все для этого есть - и силы, и средства, и опыт. А у кого все это имеется еще? Думаю, мало у кого
19 апреля 2016, 23:18
Северный морской путь (СМП) представляет собой единственную широтную магистраль, которая связывает все арктические и субарктические регионы России, оказывая существенное влияние на развитие всего российского Крайнего Севера. Вместе с многочисленными реками, впадающими в Северный Ледовитый океан, СМП формирует единую транспортную систему, обслуживающую основные промышленные комплексы арктических и субарктических регионов, такие, как горно-металлургический и горно-химический комплекс Кольского полуострова, Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс, Норильский промышленный район, добывающая промышленность Якутии и т.д. Особого значения Северный морской путь достиг в 70-80 годы прошлого века, когда объем перевозок достигал более 4 млн т. (например, только в 1987 г. было перевезено 6.6 млн т.).
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»