Правозащитный «междусобойчик»
Валентина Череватенко. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Валентина Череватенко. Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ

Миссия по защите прав человека в России полностью дискредитирована

Экспертом формирующейся рабочей группы Совета по правам человека (СПЧ) по мониторингу соблюдения Минска-2 стала Валентина Череватенко, правозащитная деятельность которой недавно привлекла внимание правоохранительных органов. В отношении данной персоны Следственный комитет РФ ведет проверку на предмет нарушения законодательства о регистрации НКО как иностранного агента (ст. 330.1 УК).

Череватенко возглавляет учрежденную в 1993 году в Новочеркасске некоммерческую организацию Союз «Женщины Дона» и одноименный фонд. На сайте НКО не указан список спонсоров и маячит информация с реквизитами для перечисления пожертвований. Однако проект «Мы и наш город» осуществляется при финансовой поддержке Европейской комиссии, а в числе друзей значится небезызвестный иностранный агент «Мемориал». С 2014 года Череватенко борется против включения «Женщин Дона» в реестр иноагентов. На защиту Череватенко мгновенно встали Human Rights Watch и Amnesty International, которые очень любят давать настоятельные рекомендации властям РФ.

В годовом отчете деятельности «Женщин Дона», который направляется в Минюст, указано, что в 2015 году организация израсходовала 792 597 рублей. При этом из-за рубежа были перечислены только 7 276 рублей. Самое интересное, что 785 321 рубль «Женщин Дона» получили не откуда-нибудь, а из федерального бюджета Российской Федерации. То есть, если верить официальному отчету организации, то государственные власти сами являются главными спонсорами иноагента, поддерживая правозащитников с крайне сомнительным резюме.

Букет для Савченко

Подобный парадокс мы можем наблюдать не только в финансовой, но и в политической плоскости. Глава «Женщин Дона» Валентина Череватенко стала приглашенным экспертом в рабочей группе, которая займется контролем за соблюдением Минских соглашений. Назначение правозащитницы можно объяснить большим стажем работы, хотя даже на сайте «Женщин Дона» не найти информацию о каких-либо конкретных достижениях организации и лично Череватенко.

Более того, по поводу Донбасса данная особа проявила себя мягко говоря с не самой лучшей стороны. 7 марта 2016 года Череватенко в составе группы ростовских общественников навестила ожидавшую приговора суда Надежду Савченко. Череватенко вручила украинке букет цветов и рассказала о том, как много россиян поддерживает ее, переживая за состояние здоровья.

Правозащитница входит в состав Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Ростовской области, которая контролирует соблюдение прав человека в местах принудительного содержания. Удивительным образом выбор общественников пал именно на Савченко. Условия ростовских СИЗО, в которых сидят другие женщины, Череватенко и других членов комиссии почему-то не интересовали.

Совершенно непонятно, какой толк может быть от подобных людей в деятельности рабочей комиссии президентского СПЧ по Минску-2. Череватенко явно дала понять, что она лояльна Украине и ее больше волнует судьба не россиян, а обласканных вниманием иностранных граждан. Права человека в ее будущих докладах по Донбассу будут нарушать ополченцы, «российские военные», а не «борцы за свободу Украины». Но если все действительно так, то какой был смысл в назначении Череватенко?

Аналогичный вопрос возникает, когда просматриваешь состав СПЧ — консультативного органа при главе государства, в который входят более 50 человек. Конечно, деятельность СПЧ — это «лайт-версия» того, что вытворяют другие правозащитные организации, однако вызывает недоумение, что делают в данной структуре руководители тех же организаций-иноагентов и откровенные русофобы, любящие рассказывать об ужасах политического режима в СССР и РФ.

Кремлевские правозащитники

Можно предположить, что «оппозиционный» состав СПЧ — это некая уступка либеральной интеллигенции, создающая иллюзию близости к президенту, которого, кстати, в подобных кругах не жалуют. В то же время членов СПЧ иногда называют «кремлевскими» правозащитниками, намекая на то, что они стали отступниками, продав свою неполживую совесть «путинскому режиму».

В реальности ситуация скорее обратная. Вместо того чтобы заниматься решением наиболее насущных для страны проблем, таких, как бедность и произвол бюрократии, «кремлевские» правозащитники уже четвертый год подряд муссируют тему НКО. И понятно почему. Ведь почти все члены Совета возглавляют или входят в общественные организации.

К примеру, 13 мая на заседании СПЧ стоял вопрос, связанный «с преследованием государственными органами независимых правозащитных организаций». Речь идет об ассоциации «Голос», двух НКО с одинаковым названием «За права человека» и знакомых нам уже Союза и фонда «Женщины Дона». Обвинения в адрес данных НКО были названы «абсурдными».

Иными словами, члены СПЧ зациклены в основном на своих личных проблемах с законом, до которых гражданам РФ нет никакого дела. Вокруг иноагентов в медиасфере создается невероятная шумиха, хотя вполне справедливо, что государство просто хочет знать, на какие деньги живут сотни НКО в России и чем они вообще занимаются.

Дискредитированная миссия

Правозащитники сами из себя сделали жертв произвола властей и под этим предлогом приводят в порядок собственные дела. Справедливости ради, на заседаниях СПЧ поднимаются волнующие почти каждого гражданина РФ проблемы, однако они не занимают центральное место в повестке дня. Правозащитники углублены в традиционные для них темы: защита прав заключенных, неуставные отношения в армии, состояние окружающей среды и пр. Невыплаты заработных плат, качество жизни малоимущих слоев населения и коррупция на местах, видимо, не являются наиболее распространенными нарушениями прав человека в России.

Президентский Совет по правам человека представляет собой такой же «междусобойчик», как и большая часть правозащитных НКО. Опрятно одетые мужчины и женщины собираются, чтобы обсудить как все плохо с демократией и как государство мешает им жить. Произвол судебной и правоохранительной систем РФ по отношению к другим гражданам, бизнесу и общественным организациям находится вне поля интереса правозащитников.

Права человека —  чрезвычайно политизированная тема. Раздувание истерики о правовом беспределе — инструмент, который активно используют международные правозащитные организации для очернения образа России на мировой арене. Единичные инциденты реального произвола или волевая позиция нашего государства по каким-либо сложным вопросам преподносятся как торжество диктатуры. В таких условиях КПД от работы правозащитников находится на минимальной отметке. Миссия по защите прав человека в России полностью дискредитирована.

Сотни центров для подготовки патриотов Далее в рубрике Сотни центров для подготовки патриотовМинистр обороны Сергей Шойгу назвал основную задачу «Юнармии» и объявил о создании сотен центров подготовки по всей России

Комментарии

30 мая 2016, 21:46
Ничего удивительного. Все эти странные факты биографии Череватенко говорят только о том, что скорее всего она действительно объективный эксперт и волнуют её именно права человека, о коих в России пока очень слабое понятие, а не политика и общественное мнение.
30 мая 2016, 22:55
все настолько политизированно, что веру в этот инструмент подорвали на корню, к сожалению
01 июня 2016, 08:20
Правозащитная деятельность - штука чрезвычайно политизированная! Если, конечно, не путать борьбу за права человека с волонтерством, миссионерством и партконтролем.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»