«Я поставил цель найти семьи для 100 детей»
Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

Директор Боринского детского дома — о программе «Путь домой», благодаря которой за год удалось найти родителей для 17 воспитанников детского дома

По данным Управления образования и науки Липецкой области на 1 ноября 2015 года, из 3905 детей-сирот в регионе лишь 507 находятся в центрах помощи детям, оставшимся без попечения родителей, остальные живут в приемных семьях. Только в этом году 44 ребенка нашли новых родителей. Боринский детский дом стал одним из первых в Липецкой области, где начали целенаправленно искать приемные семьи для воспитанников. Здесь была разработана своя программа «Путь домой»: дети и мамы с папами знакомились друг с другом через опыт гостевой семьи.

В 2014 году опыт Боринского детского дома получил официальное признание: программа выиграла федеральный грант. С чего все началось, а также об успехах и неудачах «Русской планете» рассказал директор Г(О)БУ «Боринский центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, и содействия семейному воспитанию» Андрей Морхов.

— Андрей Анатольевич, некоторые руководители детских домов в области говорят, что вы, ища детям приемные семьи, рубите сук, на котором сидите. Действительно не боитесь остаться без работы?

— К сожалению, не срублю: брошенные дети будут всегда. Но каждый ребенок должен жить в семье, я в этом уверен. Я сам житель Боринского. Восемь ребят из детского дома учились со мной в одном классе. Так что я знаю, о чем они думают: все они думают о семье, о маме и папе. Поэтому будем двигаться в том же направлении. Я, когда пришел работать в детский дом в 1996 году, поставил себе цель найти семьи для 100 ребят.

— Нашли?

— Нашел. Даже для 120.

— Перевыполнили план.

— Нет. Я опять цель поставил — еще 100 детей отдать. Теперь, правда, отдавать некого. У нас сейчас в детском доме 29 детей осталось. Они ребята в основном боевые и возрастные, 14–17 лет. Детей такого возраста уже не берут в приемные семьи. А когда я пришел работать, в детском доме было 118 человек. В конце 90-х, когда начали закрывать колхозы, у нас столько детей было, что мы даже кровати в коридорах ставили. А в семьи детей из детского дома тогда брали единично, и мы решили пойти другим путем.

Как-то глава нашего района Александр Максимович Киселев (возглавлял Липецкий район с 1991 по 2007 год. — РП.) спрашивает у меня: «Андрей Анатольевич, как дети у нас лето проводят? Мы такие огромные деньги платим, им хоть нравится?» Я ответил честно: «Первый месяц в лагере им нравится, второй месяц они терпят, на третий им уже надоедает».

И тогда возникла идея раздавать детей на каникулы местным жителям. Изредка ребят на лето забирали ближайшие родственники: тети, бабушки. Теперь мы решили подключить всех односельчан. Начали со школы и больницы, там наших детей хорошо знают: учат и лечат. У нас в первый год три врача взяли по три ребенка. Учительница взяла ребенка. Еще двое местных жителей последовали их примеру. В первое лето мы только 12 детей устроили в семьи, на следующее — уже 58. Мы первые были с таким опытом, еще не существовало ни рекомендаций, ни руководств. Издали приказ, одобрили его в органах опеки, и все.

А потом детей начали забирать в семьи насовсем. Приходили мои односельчане и говорили: «Мы так к ребенку за лето привыкли, хотим его совсем забрать. Как же мы теперь без него». Уже в первый год после такой летней практики мы под опеку отдали 24 ребенка, и еще было два усыновления. Так что путь ребенка домой через гостевую семью я считаю самым правильным.

— А как дети к этому относятся? Они же сразу хотят получить дом.

— Некоторые приемные родители тоже сразу хотят забрать ребенка. Но нужна адаптация, как для детей, так и для родителей. Мы уже около 10 лет устраиваем детей через гостевые семьи. У нас было всего два возврата. В одном случае семья была полной. У них был мальчик. Они взяли девочку. Но через некоторое время случился развод, и мама осталась одна. Двоих детей она не смогла потянуть. В другом случае мама сильно заболела и получила инвалидность, заниматься ребенком она уже не могла. К сожалению, случаи возврата всегда были и будут, главное — свести их к минимуму, поэтому нужно работать с приемными семьями на протяжении долгого времени, помогать взрослым и детям привыкнуть друг к другу. В 2014 году благодаря федеральному гранту мы создали службу сопровождения семьи с целью невозврата детей в детские дома и предотвращения вторичного сиротства. Наняли психолога, социального педагога. Проводили тренинги для замещающих и приемных семей.

— А в чем заключается работа с приемной семьей, ее сопровождение?

— У нас есть один очень яркий пример. К нам обратились муж с женой, им примерно 55–56 лет. Свои дети выросли, внуки в Москве. А у них все есть: дом, машина, дача. Хочется этим всем с кем-то поделиться. Они, как сейчас положено, прошли обучение в школе приемных родителей. Мы им подобрали очень спокойного, хорошего, покладистого мальчика. Сразу предупредили: не балуйте, иначе испортите. Они хотели сразу забрать ребенка. Но мы настояли, чтобы начали с выходных.

Проходит несколько выходных, они говорят: «А мальчик изменился». Как выяснилось из нашего разговора, они все ему сначала позволяли. У них много денег, он на что пальцем ни покажет, все получает. Потом начал из них веревки вить. Показал свою другую сторону: начал хамить, грубить. Мы пригласили для них самого опытного психолога, чтобы он помог решить проблему. Потом они приходят к нам и говорят: «Мы будем нянчить своих внуков. Мы не сопоставили свой порыв с тем, что сможем дать ребенку». Они поняли, что ребенок им, по сути, не нужен, им нужно было с кем-то некоторое время понянчиться, а вот чтобы заняться воспитанием ребенка — на это сил уже не было. Например, они как-то пожаловались: «Он у нас прыгает по кровати». Отвечаю: «Вы не разрешайте ему» — «А как мы можем не разрешить?» И если они в этом видели проблему, то что дальше будет?

— И какова дальнейшая судьба мальчика?

— Мы подыскали ему семью. Там все хорошо.

Директор Боринского детского дома Андрей Морхов со своим воспитанником. Фото: Наталья Горяйнова / «Русская планета»

— За год, что вы работали по гранту, вы нашли семьи для 17 детей. Это много или мало?

— Много. С приемными семьями нужно кропотливо работать. Благодаря этой работе мы нашли семьи для троих взрослых детей. Дети от 10 лет уже считаются взрослыми, и их практически не берут. Наши психологи сумели донести, чтобы родители не боялись брать взрослых детей. И в итоге одна семья пришла за маленьким ребенком, а ушла с 14-летней девочкой. Мы со своими приемными семьями поддерживаем постоянную связь, консультируем их.

— То есть приемная семья может прийти в любое время — поможете справиться с ребенком?

— Да. И мы работаем с семьей и с ребенком. Дети растут, поэтому проблемы во взаимоотношениях с ними постоянно будут. Несколько лет назад у нас был такой случай. Девочку взяли в приемную семью еще в первом классе. У нее старшая сестра, которая воспитывалась в интернате. Сестра спустя какое-то время начала звонить, мол, давай встретимся. Приемные родители сначала не были против. Сестра научила девочку курить, начала настраивать против родителей, уговаривала вернуться в детский дом, а то они-де тебя притесняют, деньги твои забирают. Родители сами обратились к нам за помощью. Принесли все сберегательные книжки, показывали девочке, что все ее деньги целы, но она уже не верила. Мы с ней разговаривали очень долго, не один раз ездили к ним домой. Я уговаривал, чтобы она осталась у родителей, дождалась своей очереди на жилье. Но сестра ей очень плохие мысли внушала. Сейчас все вроде бы устроилось.

— Андрей Анатольевич, а кто они — приемные родители?

— Во-первых, бездетные родители. Я никогда не думал, что у нас столько бездетных семей. Потом семьи, супругам в которых лет по 40. Женились рано, детей родили рано, вырастили их. А сейчас силы еще есть детей воспитывать, но своих рожать уже не рискуют. И, конечно же, родственники. К сожалению, у нас такой менталитет, что детей родственников мы не воспринимаем как своих. А взять, например, опыт Дагестана? Там на всю республику пара детских домов, и то в них только русские дети. Своих детей они разбирают по семьям, по родственникам.

— Тяжело работать с родственниками?

— Легче. Уже есть конкретная семья, в которую можно устроить ребенка. Мы отыскиваем родственников: двоюродных, троюродных. Проводим беседу. Спрашиваем: «Не хотите ли взять ребенка на выходные? Вы берете не насовсем, не под опеку, только на выходные и только когда захотите». Сначала они под разными предлогами отказываются: то ремонт дома, то некуда ребенка положить. Несколько раз встречаемся, что-то подсказываем, что-то предлагаем. А потом, когда ребенка берут на выходные, это затягивает, и его берут окончательно к себе. Сейчас для нас это первоочередная задача, потому что чужая семья — все равно чужая семья, а отдать родственникам — это вернуть в семью, это своя кровь.

К сожалению, сейчас родственники между собой все меньше и меньше дружат. Может, кто-то думает: «Сестра моя была не очень, и дети ее такие же». Стараемся донести, что дети благодаря им смогут вырасти хорошими, да и кровь эта ваша. Так что сейчас мы именно над этой темой работаем. Нам бы только профессиональных психологов. А хорошие психологи сейчас на вес золота. Так что в следующем году снова будем выходить на грант — мне еще нужно для 100 детей семьи найти. 

Претензия на глобальный статус Далее в рубрике Претензия на глобальный статусВ следующем году Москва продолжит избавление от статуса сырьевого придатка Запада

Комментарии

24 декабря 2015, 16:12
Искренне добрые люди, истинные патриоты занимаются такими делами без бравады и поиска похвалы. Лучшая похвала для них - улыбки детей в новых семьях.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»