«Я должен отплатить добром людям и судьбе»
Марат Ильясов с мамой, сестрой и племянниками. Фото: из личного архива

Марат Ильясов с мамой, сестрой и племянниками. Фото: из личного архива

Казанец Марат Ильясов доказал, что полный паралич тела — не приговор, и после тяжелой аварии можно вернуться к полноценной жизни

Бавлы, что на юге-востоке Татарстана, в живописных предгорьях Урала — городок небольшой, всего 22 тысячи населения, поэтому все знают друг друга. Есть у Бавлов свой герой — Марат Ильясов. Его выхаживали, лечили, ставили на ноги всем городом, хотя Марат не эстрадная звезда или именитый спортсмен, он простой парень.

Марат попал в тяжелую автоаварию, диагноз безнадежный: разрыв спинного мозга, парня полностью парализовало. Впереди — пожизненная инвалидная коляска, полная беспомощность, и это еще в лучшем случае. Но Марат сказал себе: «Я встану!» И встал. Это был трудный путь длиной в долгие годы. О том, что такое судьба и как ее преодолеть, Марат Ильясов рассказал «Русской планете».

— Марат, ваша история стала показательной городской легендой, почти мифом. В них вы выглядите супергероем без страха, который бросил отважный вызов судьбе и выиграл свой бой.

— Красиво, но это не про меня. Когда я очнулся в реанимации, перед глазами была только красная кабина КАМАЗа, с которым мы с другом (он вел машину, я дремал на пассажирском сиденье) столкнулись лоб в лоб на опасном повороте. Через какое-то время я с ужасом понял, что тела ниже головы вообще не существует, ничего не болело, но я не мог пошевелить даже кончиком пальца. Мне было 24 года, я ехал на сессию в Московский университет, я хорошо зарабатывал, у меня была невеста, собирались пожениться, за полгода до трагедии взял хорошую квартиру по ипотеке. И вот все рухнуло в одно мгновение… Животный ужас переполнял меня, я не хотел жить… Из этого состояния было два выхода: сдаться и умереть или попытаться вырваться. Я выбрал жизнь. Но для этого, как теперь я вижу, необходимо внутреннее преобразование.

Оказавшись в подобной ситуации, человек сначала паникует, потом в отчаянии начинает вопрошать, почему именно он, за что? Затем решается действовать. Вот в этом моменте кроется или успех, или крах намерения. Если случившееся будет расцениваться как великая личная несправедливость, беда, в душе непременно будет расти агрессивное противодействие, в том числе и против себя. А агрессия рождает подобное себе и в окружающих людях, и в цепи событий. Но если ты принял свою беду как суровую необходимость пройти какие-то уроки, готов к этому, мир сам поможет тебе справиться. Такие простые истины, жаль, что постигать их человек способен только в тяжелых ситуациях. Победить судьбу — не значит с ней сражаться и быть супергероем, победить — это понять и принять. Для меня это стало главным духовным открытием в тогда еще совсем беспомощном состоянии. Эта истина помогла мне справиться с неизбежными утратами, которые всегда выпадают на долю тяжелых больных. В первый год я провел на больничной койке 10 месяцев. Моя невеста не выдержала, заявила, что она уходит от меня. Следом ушел лучший друг, с которым мы попали в аварию. Я плакал, как покинутый ребенок. Но вскоре принял и понял их выбор, не осуждая. Они просто не смогли справиться со своим страхом будущего, могу ли я винить их? И я от души простил, успокоился. Стал много читать, это около ста книг — о психологии, духовная литература. Открылась еще одна истина: прочитанные книги помогают понять то, что уже есть внутри тебя.

— Кто научил вас этой мудрости?

— Моя дорогая и любимая мама Гайша Загитовна. Я везде и всюду пишу «Мама» только с заглавной буквы! Маме досталась нелегкая судьба, она рано овдовела и поднимала нас, троих детей, самостоятельно. Но никогда не жаловалась. Мама всегда со мной, я год лежал неподвижный. Но у меня никогда не было пролежней, которые всегда грозят таким больным. Мама выучила несколько видов массажа, освоила фитотерапию. Она призывала меня очень четко мысленно представлять, что я хожу, бегаю и даже танцую. И непослушные мышцы отвечали, оживали! Чтобы восстановить функцию пальцев рук, она придумала собирать картины из детских пазлов. Сначала мы собирали их вдвоем, потом я самостоятельно. Всего это почти 400 таких картин из 400 тысяч разноцветных мелких деталей. Картины мы вставляли в красивые рамки, украшали. Потом стало тесно, дарили картины в местный Дом культуры, городской музей, детские садики. Мама говорит, что вот так, словно из осколков, мы собрали свою жизнь и подарили ее другим.

Марат с депутатом Госдумы РФ Ришатом Абубакировым

Марат с депутатом Госдумы РФ Ришатом Абубакировым. Фото: из личного архива

Когда меня привезли в реанимацию, мама прошептала мне: «Случилось то, что случилось, сынок, не злись и не отчаивайся. И тогда жизнь и люди помогут».

Так и получилось. Мне потребовалась дорогостоящая операция и реабилитация в Германии. Деньги нужны были немалые, знакомые и незнакомые люди, несли, кто сколько может. Близкие и дальние родственники, соседи, школьные друзья, однокашники по нефтяному колледжу. В городе прошло несколько акций по сбору средств для меня, и в короткие сроки нужные суммы были собраны. Мы с семьей тревожились о судьбе квартиры, которую я взял в ипотеку до аварии, ведь я успел выплатить по кредиту совсем мало. Но руководство НГДУ «Бавлывнефть» решило выкупить для меня эту квартиру! Сейчас то и дело слышишь: у нас теперь законы капитализма, человек человеку стал волком. Чепуха все это! Наши люди были и остаются самыми щедрыми и душевными!

Вам помогли немецкие врачи?

— В Германии действительно хорошая медицина, я прошел курс реабилитации. А дальше — сам. Ежедневные упражнения, занятия на тренажерах по 5 часов, чтение необходимой литературы, массаж, упражнения в бассейне, на все это уходил целый день. Постепенно я начал ходить, сначала по 50 метров с помощью специальных ходунков, потом — больше, уже с тростью. Десятки замечательных людей окружали меня: массажисты, физиотерапевты, инструкторы, наши бавлинские врачи — все помогали от всей души. И родственники — сестра, ее супруг, мои маленькие племянники пытались уменьшить боли и быстрее поднять меня на ноги.

Глядя на ваши тренажеры, поражаешься их сложности. Масса каких-то ремней, тросов, противовесов, лонжеронов. Это вы сами придумали?

—– И сам, и еще приспосабливал уже существующие модели. Еще будучи прикованным к постели, я начал продумывать устройство таких тренажеров. Это было легко, я с детства любил рисовать и чертить. К сожалению, у нас до сих пор нет адекватной, универсальной системы и приспособлений для таких людей с такими травмами, как у меня. Приходится многое додумывать по ходу дела, например, комплексы для стимуляции так называемых спящих мышц. Некоторые чертежи я отложил на будущее, когда окончательно встану на ноги, обязательно налажу производство таких тренажеров. Ко мне стали обращаться за помощью и советом больные, инвалиды. Тогда я стал снимать свои упражнения на видео, объяснять, как усовершенствовать схемы тренажеров и бесплатно высылать их всем нуждающимся, такие советы стали очень востребованными. А в будущем обязательно открою свой реабилитационный центр с трансляцией занятий по телевидению. Ведь сейчас реабилитация очень дорогая, больным она не по карману. А благодаря грамотной поддержке половину таких больных можно было бы поднять из инвалидных кресел. Недавно я начал трудиться в организационном отделе Бавлинской городской администрации, буду помогать инвалидам, всем, кто нуждается в социальной защите. Чтобы профессионально справляться с обязанностями, поступил на социальный факультет Казанского государственного медицинского университета. Я должен отплатить добром людям и судьбе.

Наверняка в вашей деятельности будет много внимания уделяться созданию так называемой доступной среды?

— В этом направлении делается действительно много, но часто как-то не уму. Большие бюджетные деньги вбухиваются в строительство пандусов, тактильных дорожек. Но часто ли вы видите колясочников в магазинах, кинотеатрах, аптеках? Инвалиды на колясках не могут спуститься со своих этажей, въехать в лифт, преодолеть бордюры, входные группы с массой дверей в магазинах и учреждениях, в том числе и медицинских. О какой доступной среде можно говорить, если по пять месяцев в году тротуары завалены снегом и льдом. Нужно развивать надомное обслуживание таких инвалидов, сеть социального транспорта, например, такси, сопровождение колясочников в их поездках по делам или на прогулку. Я в своей работе обязательно буду уделять этому внимание.

Я счастлив, что живу. Я счастлив, от того, что буду помогать другим. Я вытянул на жизненном экзамене очень трудный билет. Но зато я узнал, какие они — настоящая дружба, человеческая теплота, забота. И как можно и нужно справляться с судьбой.

Далее в рубрике «Предков пернатых здесь еще не откапывали»Томские ученые рассказали об обнаружении уникальных останков древних птиц в Кемеровской области «Предков пернатых здесь еще не откапывали»

Комментарии

31 января 2016, 11:12
Действительно, вы хоть в одной хрущевке видели лифт? А как спускаться на коляске? Не спорю, возможно. Видел, как это делается со сложенной коляской в образе костыля. Но это очень тяжело на руках спускаться и подниматься на пятый этаж. Инвалиды лишний раз из дома не выйдут, только когда нет альтернативы. Отсюда еще одна проблема связанная с пониманием общества и пониманием инвалидов обществом.
31 января 2016, 23:36
Удачи и сил Марату - молодец, и еще ему очень повезло, что у него такая хорошая семья
03 февраля 2016, 23:16
Здоровья Мужику!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»