«Всю жизнь, как на войне»
Вокруг переулка Д. Бедного идет стройка. Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

Вокруг переулка Д. Бедного идет стройка. Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

Почему ветеран труда в Омске уже год живет в строительном вагончике

Глава Омской области Виктор Назаров в 2014 году подписал трехлетнюю программу, согласно которой до 2016 года новые квартиры должны получить жильцы 369 домов. Корреспондент РП побывала в доме, который в программу не вошел: жилье ветерана труда, пережившего оккупацию, вполне крепкое — железное. 81-летний Иван Иванович Яровой живет в вагончике-бытовке вместе с дочерью-пенсионеркой уже год, после того как его дом сгорел, а помощь от властей так и не поступила.

Переулок Демьяна Бедного. Грязная дорога, засыпанная то ли золой, то ли гарью, ветхие дома с закопченными углами. Некоторые и вовсе — обгоревшие остовы. Рядом с 13 ветхими зданиями — жилой массив многоэтажек, стройка. Но собаки лают отчаянно из каждого жилого двора.

– Подождите, я собаку спрячу. Проходите, проходите! — приглашает Иван Иванович Яровой.

Крошечный огородик, уличные удобства — туалет и летний душ, клеть с курами, аккуратно сложенные дрова и дом, куда зовет меня в гости радушный хозяин. Это железный строительный вагончик, отделанный, впрочем, с любовью — к нему пристроено крылечко с верандой метр на метр величиной, вырезаны окошки, из-за которых выглядывает герань.

81-летний ветеран уже год как поселился в этом вагончике. Здесь есть крошечная кухня с таким же холодильником и двухконфорочной газовой плитой, шкаф для одежды. Ветеран на все руки мастер, в центре вагончика отделил уголок для самодельной буржуйки, провел трубы в комнату, где расположились кровать, маленький столик, телевизор. В шкаф, вероятно, не входит вся одежда, поэтому она сложена кипой за кроватью, прикрыта половичком. Обои, потолок из пенопластовых плиток — все, как в настоящем доме, не учитывая того, что общая площадь его не составляет и 12 метров.

Иван Иванович Яровой и его дочь Любовь Ивановна. Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

Иван Иванович Яровой и его дочь Любовь Ивановна. Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

– Папа старается, все время что-то подкрашивает. Вот я ему новый палас купила, — говорит Любовь Ивановна Сидорова, дочь ветерана. — Зимой холодно очень, топит и днем, и ночью, быстро остывает. А летом — жара постоянная.

Дрова ветеран заготавливает сам — садится на велосипед и едет к паркам. Поваленные или спиленные деревья везет к себе, где аккуратно рубит на полешки. Заготовка топлива да огородик — главное занятие в его жизни. Старый телевизор посмотреть удается редко.

Рядом с вагончиком — все, что осталось от сгоревшего дома. Небольшого, 60 м2, но когда-то крепкого. Сгорел он 7 мая 2014 года, накануне Дня Победы. Но этому событию предшествовал ряд других.

Ненужный переулок

В ноябре 2007 года представители федерального государственного предприятия ОмПо «Иртыш», специализирующегося на выпуске техники, принесли жителям переулка Демьяна Бедного договоры. В них организация именовала себя застройщиком, а хозяев домов — дольщиками. Согласно этим бумагам, дольщики участвуют в строительстве многоквартирного дома, отдавая застройщику свои дома и землю. Ивану Ивановичу и Любови Ивановне, прописанной у отца, полагалась квартира на пятом этаже размером в 42,5 м2. Правда, печатей застройщики не поставили, да и дольщики спешить не стали.

В 2008 году рядом с переулком началась большая стройка — другая компания возводила 12-этажку. Здание угрожающе быстро стало продвигаться в сторону тогда еще целого домика в переулке Д. Бедного, 11. В 2013 году Любовь Ивановна написала письмо главному архитектору города Анатолию Тилю с вопросом, что будет.

Анатолий Генрихович ответил письменно: «В соответствии с Генеральным планом города, постановлением мэра, решения горсовета… жилые дома в переулке Демьяна Бедного расположены в зоне планируемого размещения застройки высокой, а также средней этажности.…ООО "Иртыш-Газ-Комплекс" выдано разрешение на строительство многоэтажного дома в южной части переулка Д. Бедного».

Кухня. Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

Кухня. Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

О том, что будет с переулком, сказано не было. Жители Д. Бедного заволновались — уж слишком явно ООО «Иртыш-Газ-Комплекс» вбивало сваи прямо за их огородами. Стали звонить, писать во все ведомства, но это ни к чему не привело.

7 мая 2014 года загорелся дом Ивана Ивановича, самый близкий к стройке. Успели, полдома отвоевали — потушили. 14 мая сгорели остальные полдома. А потом пошло косяком — из 13 домов за неделю шесть охватил огонь. Жильцы к этому времени спать уже перестали, дежурили ночами, вызвав на подмогу младшее поколение — в домах остались в основном старики да старухи.

Некоторым повезло. Кто-то успел потушить пожар, другим удача улыбнулась меньше — несколько домов сгорели частично, три — до основания. Гаражи вообще не спасали — не до них, от шести построек осталось пустое место.

Жильцы обратились в полицию. Они были уверены, что это поджоги, поскольку обнаружили на месте возгорания следы бензина и других горючих веществ. Правоохранители провели проверку. Через два месяца Любовь Ивановне сообщили, что дело закрывается за отсутствием состава преступления.

– Говорят, дед ваш сам виноват: пил, поди, да курил в постели. А он уже 50 лет не курит и не пьет! Но устала доказывать — подписала, что согласна. Да и устраиваться как-то надо было. У одних родственники нашлись, другие подладили как-то. У нас то, что осталось от дома, папа тоже подремонтировал, но вдвоем только боком вмещались, благо, лето еще было. Поехала по стройкам, купила вагон-бытовку. Поставили, обустраивать стали. Социальные службы Ленинского округа выделили по 10 тысяч материальной помощи. Даже кур купили — те-то, старые, задохнулись, сдохли. Писала и в Ленинскую администрацию, и в партии разные , а толку… Одни отписки. Правда, из соцзащиты пришли две тетки, посоветовали сдать отца в дом престарелых или жену ему найти, он, мол, у вас, еще ничего.

Война из детства

Иван Иванович и впрямь еще ничего — много пережить пришлось, закалился, видно. Усмехается:

– Всю жизнь, как на войне — то в землянке, то в вагончике. Я в 1934 году родился, на Украине в Церковской области, село Ивановка. Уже в июле к нам немцы пришли, оккупировали. Отца-то к тому времени уже на фронт забрали, остались мама, я, почти 8-летний, да двое братьев поменьше. Как бомбежка началась, корова куда-то убежала, а свинью уже потом немцы сожрали. Они в нашем доме жили, мы в землянку ушли, оттуда ход прокопали подальше, вроде окопа, чтобы прятаться от обстрелов. Фашисты всю живность сразу отобрали. Но наши женщины одну коровку сумели в лесу спрятать, чтоб ребятишкам молочко было. А так — лето, трава, грибы, ягоды, это уж к осени стали кору с лип драть.

Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

Фото: Яковлева Наталья // «Русская планета»

Рядом с нами базировался партизанский отряд Сидора Ковпака, бои шли все время. То машины подорвут, то составы, то село захватят да немцы опять отобьют. Когда село было за партизанами, они нам картошку давали — мать ее чистила, сушила в печке для них, а из того, что оставалось — обрезки, крахмал — чего-то нам мастерила, чтоб с голодухи мы не померли.

У нас парни многие с партизанами связаны были. То папирос нам дадут, скажут в лесу сховать (спрятать. — РП.). То попросят немцев в селе пересчитать, лошадей. Скажут, мол, поиграйте в центре села, где зенитки стояли, посмотрите сколько. Я считать раньше научился, чем читать. Или возле железной дороге попросят пособирать бумажки, фантики — игрушки вроде нам, да за составами понаблюдать.

Поначалу-то ничего фашисты себя вели, а в зиму 1941–1942 годов наши их вроде погнали, да не сумели до конца, они вернулись. И с ними уже отряд такой был — в черных формах, на одной руке СС написано, на другой череп нарисован и два мосла. Девок помоложе в Германию отправили. Евреев и цыган на яр увели, перестреляли. Один цыганенок, мой ровесник, сбежал как-то, мы его по очереди подкармливали, потом все одно где-то сгинул. А может, партизаны к себе забрали.

У нас в селе одного партизана выявили, Сашка. Всех собрали опознать, чей, мол. Мать белая стояла, но не призналась. Потому что в соседнем хуторе Ленинском вот так же выявили, сказали, что свой, так весь хутор зенитками разбили, никого в живых не оставили. Полицаи были из наших же, про одного знаю, он 25 лет в тюрьме просидел, злой был, как собака. А когда наши в 45-м уже село освободили, они сбегали вместе с семьями. Одного только повесили посреди села и наказали не хоронить, пока не сгниет.

В школу я пошел в 12 лет, вместе с младшим братом. Оба босиком, в штанах, веревочкой подпоясанных — ботинки кожаные да ремни давно сварили. А после четвертого класса директор говорит: подстригитесь налысо и до поссовета 12 километров завтра с утра на комиссию дуйте.

В ФЗО полгода отучился на плотника, потом в армию взяли в Баку, в железнодорожные войска, дорогу Кокчетав — Омск строили. Отслужил — брат к себе позвал, он под Кокчетавом целину поднимал. Я и плотником был, и электриком, и монтажником. Женился в 58 году.

– А на следующий год и я родилась в щитовом домике, — подхватывает Любовь Ивановна. — Потом, правда, дом дали государственный. Жили, пока казахи в 1988-м не погнали. Жилье продать не разрешили. В Омске купили домишко, нас тогда больше было — мама, муж мой живы были, дочь родилась. Потом мы с папой вдвоем остались, дочь комнатку в бараке купила. Ничего жили. Папа на телевизионном заводе работал, я в частном предприятии. После пенсии тоже работали — маленькие же они, нам казахстанский стаж не засчитали, хотя у папы в трудовой благодарностей целая страница. Кем придется устраивался — то охранником, то сторожем.

«Заявления нет»

– Как вы здесь вдвоем помещаетесь? — удивляюсь я. — И кровать-то с трудом входит.

– Ну, раскладушку, если боком поставить, то вхожу. Но я стараюсь подрабатывать в ночную смену — сторожу то одно, то другое. Или у подружек каких перебиваюсь. Моемся в бане. Недалеко, но дорого — 300 рублей с человека. Да и так меня «намывают», небось, во всех инстанциях — пишу, пишу. Человек ребенком на оккупированной территории был, работал всю жизнь, ветеран труда, грамот целая пачка — и живет в таких условиях!

– Вообще в каждом округе есть координационный совет, который решает, как помочь погорельцам, — объясняет РП Надежда Щербакова, директор казенного учреждения города Омска «Центр социальной поддержки населения». — Он решает — если люди хотят отстраиваться, помогают стройматериалами. Но вряд ли, конечно, старики будут строиться. Могут переселить в резервный фонд. Но это на месяц-два, квартиры же никто не дает. Мы, Центр, помогаем деньгами, вещами, медикаментами, если надо.

Любовь Ивановна о координационном совете тоже не знала — говорит, сколько писала, сколько обивала пороги Ленинской администрации, где есть юристы, никто ей ничего не объяснил.

Не туда писала, как выяснилось из разговора с Виктором Гашеевым, заместителем директора департамента информационной политики администрации Омска:

– В администрации города нет заявления Любови Ивановны Сидоровой ни о материальной помощи, ни о состоянии жилища ее отца Ярового Ивана Ивановича.

– Она писала в Ленинскую районную администрацию, этого недостаточно?

– Она должна была обратиться в департамент жилищной политики города с целью признания ветерана труда нуждающимся в улучшении жилищных условий. Комиссия бы рассмотрела, поставила на очередь.

– Так просто? Иван Иванович получил бы квартиру? А как быстро?

– Ну, тут я сказать не могу.

– В среднем за какое время нуждающиеся в жилье получают квартиры? — понимаю, что своей очереди не дожидаются даже ветераны Великой Отечественной войны.

Помолчав, Виктор Гашеев сообщил, что проблема скоро решится другим образом — внучка Ивана Ивановича с сыном скоро должны получить квартиру по программе переселения из ветхого жилья. За внучку с правнуком, наверное, можно порадоваться — благоустроенная однушка после комнаты в бараке действительно благо. Только у Ивана Ивановича свои «домовладения», которые мэрия считает жилыми.

ООО «Иртыш-Газ-Комплекс», получившее разрешение на строительство, не имеет отношения к строящемуся зданию. Во всяком случае, Любовь Ивановна, сходив по адресу «Иртыш-Газ-Комплекс», куда ее направил главный архитектор города, чтобы узнать намерения застройщиков, организации там не нашла.

– Действительно, поначалу занимался строительством ООО «Иртыш-Газ-Комплекс», но летом прошлого года они передали полномочия нам, — рассказала РП Татьяна Харлова, старший инженер Завода сборного железобетона №6. — Что будет с переулком, сказать не могу. Мы посмотрели — переулок перспективный для нас и по плану города предназначен для застройки высокой и средней этажности. Но мы еще не ходили по домам, не разговаривали с людьми, согласны они на снос или нет. Будем ли мы это делать, пока не знаю. Но строительство у нас планируется большое.

Надежный страж российских акваторий Далее в рубрике Надежный страж российских акваторийНовый тральщик не боится магнитных мин

Комментарии

27 апреля 2015, 12:19
Вот так и наживаются сильные мира сего на социально незащищенных слоях населения. А мы потом их сытые рожи по телевидению наблюдаем, все о народе думают..
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»