«Все мои отрицательные эмоции уходят в штангу»
Диана Шамсеева. Фото из личного архива

Диана Шамсеева. Фото из личного архива

Диана Шамсеева — о том, как вынести трудности, слишком тяжелые для человека со слабыми ногами

Диана Шамсеева выиграла второе место на Кубке России по жиму лежа через два месяца занятий спортом и через полгода после того, как потеряла семью, жилье и всех близких людей. У нее церебральный паралич с рождения из-за ошибки врачей. Сейчас она восстанавливается после аварии, виновник которой не хочет признавать свою неправоту, и возвращается в пауэрлифтинг. Так что штанга весом с саму Диану — это самое легкое, что ей пришлось поднять и вынести в жизни. Диана дала интервью «Русской планете».

— Я привыкла падать при ходьбе: здравствуй, асфальт, почему бы и нет? Но у моих ограничений есть свои плюсы: мало кого друзья при необходимости носят на руках.

Я выросла в школе с возможностью проживания при ней, но «детдомовской» не была никогда. Мы были вдвоем с матушкой, и она безумно любила работу (была заведующей магазином). Ей было не до меня, и я жила в школе от каникул до каникул. Моего родного отца никто с 1998 года найти не может. Он как бы есть, но его нет.

Из Перми маму по ротации перевели в Петербург. Я увидела Невский с подсветкой и сказала: «Ты как хочешь, а я остаюсь». В Питере она познакомилась со своим новым будущим мужем, мы жили у него, и у нас были прекрасные отношения.

Потом все усложнилось. Это грустная часть моей биографии, о которой я не рассказываю. Сейчас мы с отчимом не общаемся. В тот же период времени не стало моей мамы. Она умерла, когда я заканчивала школу, а младшему брату оставалась пара дней до шестилетия. Училась я в Питере (в коррекционном интернате. — РП) и узнала о ее смерти на следующий день от друзей во «Вконтакте».

С этого момента моя жизнь перевернулась. Представьте, пара месяцев до выпускных экзаменов, все готовятся — а я растение. Я не хотела ничего. Лучший друг напоминал мне, что надо есть, вставать, ложиться спать.

Я окончила школу, и мне негде стало жить. Поступила учиться на библиотекаря, потому что туда несложно было сдать экзамены, и поселилась в социальной гостинице.

И вот поднимаемся мы как-то с нашим школьным психологом по лестнице из метро, я, как обычно, подтягиваюсь на руках по перилам, а навстречу мужчина. «Ваша девочка?» — «Да. Если вы хотите помочь ей подняться, то не надо, она сама». — «Нет, я хочу забрать ее на жим». Это был мой будущий тренер.

Фото из личного архива Дианы Шамсеевой

— Как он увидел ваши способности?

— Я никогда не спрашивала об этом. Но он очень хороший.

Спустя год тренер предложил: «А давай-ка поступать в Лесгафта» (Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья. — РП). У меня, конечно, были льготы, но физкультуру сдавала вместе со всеми, на улице под дождем, и единственным моим отличительным условием был челночный ход вместо челночного бега. Я на своем курсе одна с таким диагнозом. Одно время боялась, вдруг будут гнобить — но познакомилась со всеми и поняла, что это будут очень близкие мне люди.

— Почему они должны были вас гнобить?

— Знаете, я всегда хожу по улицам с музыкой в наушниках, чтобы не слышать, что говорят люди. Они не всегда говорят приятное. Обидно, когда мамочки говорят детям: «Отойди, заразишься». Вот это просто бесит. Бывает, что люди и подножку ставят.

...И вот мы должны сдавать первую сессию — и меня сбивает машина. В конце пешеходного перехода, в «кармане». В результате аварии я получила сотрясение мозга и сложный перелом двух костей ноги. Водитель уехал с места происшествия, потом пришел в больницу и долго извинялся, а теперь у него появился адвокат, и он отрицает свою вину.

Академический отпуск я брать не стала: не могу без однокурсников. Через три месяца после аварии, еще с лангеткой, вышла на соревнования (Диана участвует в соревнованиях для людей с поражениями опорно-двигательного аппарата. — РП). Вон кубок стоит. Мне не стали давать большой вес, я выжала только 26 кг.

— Чем вас так привлекает тяжелая атлетика?

— Как мы уже обсудили, тренер нашел меня тогда, когда я потеряла все. Бывало, сижу реву, он подходит: «Чего ревешь? Пойди пожми». И знаете, все отрицательные эмоции уходят в штангу. Вот сейчас я выдавлю, а потом проанализирую, что у меня в жизни происходит. В моей жизни всегда будет жим, если только мне не оторвет руку — и то не уверена, что в этом случае не будет.

Есть еще одна причина. Мы сейчас не общаемся с младшим братом. Ему восемь лет, и он живет с отцом — моим бывшим отчимом. За счет спорта я хочу подняться в жизни настолько, чтобы эта ситуация изменилась.

Но вообще планов на жизнь я не строю. Уже строила однажды: что я буду учиться в РГПУ имени Герцена, у меня будут мама и брат... Я люблю людей и хотела бы в будущем тренировать и вырастить какого-то молодого спортсмена. Меня ж не одну болтало по жизни, и меня подняли — значит, и я должна кому-нибудь помочь.

— Это такой долг перед мирозданием?

— Не то чтобы. Это желание доказать, что важно не то, что у тебя есть, а то, как ты этим пользуешься. Где-то в Татарстане живет мой родной брат по линии родного отца, которого отец тоже бросил. Он сидит в тюрьме за хранение и распространение спайса и оправдывает это тем, что «очень сложно расти без папы». Чувак, серьезно? Ты будешь мне об этом говорить? У него прекрасные мама и жена, здоровые руки и ноги. Да, в жизни бывает отчаяние: «Я не поднимусь». А я должна показать: «Нет, ребята, мы поднимемся в любом случае».

— С одной стороны, вы отгораживаетесь музыкой от окружающих на улице, и у вас в жизни было много горя, с другой, вы любите людей. Как это стыкуется?

— Я люблю людей за то, что каждый раз, когда мне совсем плохо, найдется случайный прохожий со словами: «Девушка, вы такая красивая, держите розочку». Когда я лежала в больнице, ко мне приезжали каждый день, в том числе малознакомые люди. После аварии я временно не могу жить в общежитии одна и живу у девушки, с которой раньше мы виделись только пару раз. За мной ухаживают она и ее младшие сестры, даже двухлетний ребенок.

— Что бы вы хотели сказать людям, которые не понимают ваших особенностей?

— Что они зря не замечают многих доступных им прекрасных вещей. Они могут взять в руки кофе и донести до стола, не боясь упасть. Им под силу помочь другому подняться по лестнице — или хотя бы не мешать комментариями: «Смотри, карабкается».

Знаете, мое единственное глобальное отличие от других людей — в любовных отношениях. У меня даже есть такое стихотворение: «Мы всегда будем — люди из разных миров, Как бы мне ни хотелось поверить в обратное». Я знаю, что могу нравиться мужчинам, но где я — и где они. Даже если он не будет меня принижать, то это будут делать люди из его окружения: «Оно тебе надо? Она же больная. Ты знаешь, как это со стороны смотрится — вот ты нормально идешь по улице, а ее мотает?» Так что дружить с мужчинами мне реально проще.

«Если хочешь кому-то помочь, надо прийти к нему домой» Далее в рубрике «Если хочешь кому-то помочь, надо прийти к нему домой»Известный проповедник и публицист протоиерей Олег Стеняев рассказал о своем понимании миссионерской деятельности

Комментарии

16 апреля 2016, 10:03
Спорт реально многих поднимает. У меня знакомый с ЦП занимается спортом уже много лет и теперь его почти не отличишь от здорового человека даже по походке.
17 апреля 2016, 22:06
О спорт, ты жизнь. Диана Шамсеева молодец, удачи и побед, сильная девочка!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»