Временно доступное жилье
Строительство жилых домов для жителей Республики Хакасия, пострадавших от пожаров. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Строительство жилых домов для жителей Республики Хакасия, пострадавших от пожаров. Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Почему через год после большого пожара погорельцы Красноярского края остаются без своих домов

В республике Хакасия 12 апреля 2015 года огонь уничтожил свыше 1,4 тыс. домов, 32 человека погибли, более 6,5 тыс. человек остались без крова. В то же время от пожаров пострадали и южные территории Красноярского края. Многие жители сел Каптырево и Большая Иня тоже потеряли все имущество — в общей сложности сгорело 29 домов, без крыши над головой осталось несколько десятков семей. Правда, обошлось без человеческих жертв и серьезных ранений. «Русская Планета» узнала, почему теперь жители двух сел Шушенского и Минусинского районов Красноярского края чувствуют себя хуже, чем их соседи из Хакасии, которые гораздо больше пострадали от пожаров.

Помощь со сроком годности

Для жителей сел Каптырево и Большая Иня тоже уже давно построены новые дома. Вот только погорельцам они не принадлежат. В соседней Хакасии все взведенные на пепелищах строения переданы в собственность пострадавшим. А Красноярский краевой фонд жилищного строительства сдает сельчанам дома в аренду по договору социального найма жилого помещения. Срок действия заключенного договора заканчивается 5 августа 2016 года, и этой даты сельчане ждут с ужасом. Они не понимают, что с ними будет дальше.

— А что нам после 5 августа делать? Куда с детьми идти? На улицу, что ли? — возмущается в разговоре с корреспондентом РП Виталий Калачев, житель села Каптырево. — У меня, у моих детей было свое жилье, собственное. А теперь его нет. Только временная регистрация. В Хакасии погорельцам дома подарили, а нам нет. Хотя губернатор лично обещал, что все дома будут переданы в собственность.

По договору найма арендаторы-погорельцы не имеют права делать в переданных им домах ремонт, пристраивать к ним веранды. Не имеют права пригласить к себе в гости незарегистрированных в доме людей, в том числе и родственников. Если они нарушат хотя бы один из этих пунктов, то договор будет расторгнут, и они лишатся крыши над головой второй раз. Все, что им разрешено — это выкупить дома, в которых они живут на птичьих правах.

— Когда мы подписывали документы, мне намекнули: если что-то не нравится, то я могу выкупить дом, — говорит Виталий Калачев. — И даже цену назвали — 2 млн рублей. Да если бы у меня эти миллионы были, то я бы на них дворец с бассейном в нашем селе отгрохал! А эти дома, что для нас построили, таких денег не стоят!

Жители Каптырево и Большой Ини за этот год неплохо начали разбираться в ценах на стройматериалы и строительные работы. Они подсчитали, что на возведение домов для них было потрачено как минимум в два раза меньше денег, чем было выделено на эти цели из краевого бюджета — по 12, а не по 35 тыс. рублей за квадрат.

Экономия отразилась на качестве жилья: в мороз стены промерзают, земля ручьем бежит под хлипкий фундамент, во многих домах проваливается пол, на стенах уже поселилась черная плесень. За первую зиму новоселы на собственном опыте убедились, что хваленая технология строительства сборных домов из пеногазобетонных панелей не подходит для сибирских условий.

Однако погорельцы и такому удешевленному варианту были бы рады, если бы дома принадлежали им самим, а не государству. Тогда можно было постепенно, шаг за шагом, доводить их до ума — устранять недоделки, возводить пристройки. Но вкладывать деньги в арендованное жилье, когда каждая копейка на счету, у них желания нет. Как, впрочем, и права.

«Аренда в воспитательных целях»

В Фонде жилищного строительства не понимают причин недовольства красноярских погорельцев, получивших в свое распоряжение возведенные за государственный счет новые дома, пусть и на условиях аренды.

— Людям помогли, построили для них дома, сдали их в аренду на максимально выгодных условиях, — комментируют ситуацию корреспонденту РП в Красноярском краевом фонде жилищного строительства. — Они платят всего по 100 рублей в месяц за проживание в домах со всей коммунальной инфраструктурой. Таких расценок больше нигде нет. Отдельно оплачивают только счета за воду и за свет. А главное, после 5 августа 2016 года никто договоров с ними расторгать не собирается, их продлят. Будут погорельцы нормально эксплуатировать дом, не станут ничего в нем ломать — пожалуйста, живите дальше. Да, эти дома принадлежат государству, но никто же никого не выселяет. По договору принимать гостей погорельцам не запрещено. Нельзя лишь поселить и прописать кого-либо из посторонних. Ремонт тоже делать можно. Но нельзя перепланировать построенные за бюджетные деньги дома.

Пепелище в селе Новая Енисейка, Хакасия

Пепелище в селе Новая Енисейка, Хакасия. Фото: Александр Колбасов/ТАСС

Специалисты фонда честно признают, что во многом дома не были переданы в собственность погорельцам в «воспитательных целях» — чтобы научить людей ответственно относиться к своему имуществу:

— Далеко не все их них заслуживают доверия, часть — глубоко пьющие. У многих дома сгорели из-за того, что в огородах стоял бурьян выше человеческого роста. Если бы они следили за своими участками, то, может, и стороной их обошла бы стихия.

В качестве примера погорельцам приводят соседей по селу, которые вовремя вскопали землю, вышли на борьбу с огнем и сумели отстоять свои усадьбы.

То, что погорельцам предлагали выкупить построенные для них за бюджетные средства дома, в фонде не отрицают:

— А как иначе? Так любой человек возьмет, сожжет свой старый дом в деревне и скажет: «Дайте мне новый, бесплатно». Более того, говорят: если бы дома подарили, в Большой Ине и Каптырево тут же выстроилась бы очередь из соседей, которые тоже сожгли бы свое жилье, чтобы получить новенькое за государственный счет.

Обвинения в том, что на строительство домов было потрачено меньше денег, чем выделено из бюджета, считают необоснованными. Жители не учитывают расходов на подводку коммунальных сетей — электричества, воды. А недоделки и недочеты неизбежны при любом строительстве. Все они будут со временем устранены. Хотя технология с использованием пеногазобетонных панелей действительно оказалась не идеальной для индивидуального жилищного строительства в Сибири, тем более в ускоренном темпе.

На вопрос, почему погорельцами республики Хакасия передали дома в собственность, а красноярским — нет, в Красноярском краевом фонде жилищного строительства отвечают, что в соседнем регионе изначально выбрали другую схему и восстанавливали дома там, где они стояли раньше. А в Красноярском крае их построили на новых участках.

Поэтому если кому-то из жителей Каптырево и Большой Ини непременно хочется жить в собственном, а не в государственном доме, то никто не мешает им построить себе новое жилье: «Земельные участки, на которых стояли сгоревшие дома, у них не забрали. Пожалуйста, восстанавливайте их, если хотите. Дома же никто не сжигал. Сожгла стихия. Вам и так помогли, поселили, и дали возможность жить в новых домах сколько захочется».

«Деньги обещали до выборов»

Жители Каптырево и Большой Ини рады были бы построить себе новое жилье своими руками и по собственному вкусу, да вот беда — денег нет. Даже обещанную материальную помощь от государства в размере 100 тыс. рублей им так и не выдали.

— В Хакасии эти 100 тысяч все уже давно получили. А нас все завтраками кормили, — возмущается Людмила Бюргер, жительница села Каптырево. — Сначала говорили, что вот-вот придут, еще до выборов. Потом выборы прошли, а денег как не было, так и нет. И теперь нам объясняют, что этих 100 тыс. нам и не положено, потому что у нас не было человеческих жертв, не объявляли чрезвычайную ситуацию, как в Хакасии. И поэтому мы должны радоваться, что получили хоть что-то. Якобы мы сами виноваты: нужно было страховать дома, и строить их потом заново за счет выплат. Нам и так помогли больше положенного по закону. Может быть, построят еще стайки за деньги от благотворителей, и на этом все. Мы, конечно, благодарны, что нас не оставили без крыши над головой, но… Мы же не виноваты, что не в Хакасии живем.

Свое отношение к оказанной им помощи погорельцы уже выразили. В Красноярский фонд жилищного строительства поступило всего два заявления о прописке на построенных квадратных метрах. Больше никто из жителей Коптырево и Большой Ини пока не готов признать их своим домом.

Сейчас в этих селах работает специальная комиссия, которая оценит качество домов после первой зимовки. Исходя из результатов будет принято решение о дальнейшем статусе жилья для погорельцев.

Правовая анархия Далее в рубрике Правовая анархияПоявление массы противоречащих друг другу законов — признак кризиса системы государственного управления в России

Комментарии

25 апреля 2016, 15:54
всем всё отстроят, Путин слово дал
25 апреля 2016, 22:53
Как будто Путин будет все сам там отстраивать. Путин то сказал, что все сделают, а на местах обычно все косячат и воруют.
25 апреля 2016, 15:55
Цинизм чиновников поражает. Дома у людей сгорели не от того, что у них бурьян во дворе стоял, а оттого, что вы, зажравшиеся чинуши, плохо обеспечили безопасность населенных пунктов в пожароопасный период. А, значит, вы должны из своего кармана построить этим людям дома и не просто построить, а обставить, облагородить и передать в собственность.
А то, что сейчас там происходит - это уголовное дело вообще-то. Я надеюсь, контролирующие органы проверят этот балаган.
26 апреля 2016, 12:15
Все идет к тому, что после выборов будет объявлено о новой программе обязательного страхования жилья. Тем самым власть снимает с себя ответственность заботиться о восстановлении домов, пострадавших от стихийных бедствий.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»