Вернуть нельзя оставить
Фото: Елена Горбачева/ «Русская планета»

Фото: Елена Горбачева/ «Русская планета»

Почему музеи и храмы не могут договориться по вопросу передачи имущества

Скандал вокруг возможной передачи Исаакиевского собора в пользование Русской православной церкви вызвал очередную волну споров вокруг возвращения церковного имущества. В ситуацию вмешался министр культуры Владимир Мединский, заявив, что собор должен остаться музеем.

«Русская планета» разбиралась, в каких проблемах вязнет исполнение закона о возвращении Церкви имущества, утраченного в советские годы, и возможно ли их мирное решение.

Страсти Углича града

Небольшой городок Углич на Волге с населением около 30 тысяч человек — одно из звеньев Золотого кольца. За год его посещают 360 тысяч туристов. По данным статистики поисковых систем, Углич входит в десятку самых популярных туристических городов России. Большинство туристов прибывают сюда на теплоходах: за сезон их здесь останавливается до 700. Сойдя на берег, приезжие прямиком отправляются в Угличский кремль — памятник архитектуры, чья история восходит к XI веку. В кремле за стены храмов вот уже несколько лет идет борьба между местной епархией и музеем.

Вопрос передачи храмов в Угличе впервые встал еще в 1990-е. Тогда же были приняты первые законы, регламентирующие возврат церковного имущества. Прежде всего речь шла о передаче в ведение Церкви полуразрушенных храмов и тех площадей, где не имелось музейных экспозиций. Когда позже дело дошло до действующих музеев, возникли проблемы.

Пять лет назад в собственность РПЦ отошел Спасо-Преображенский собор Угличского кремля, на очереди храм царевича Димитрия, а также Богоявленский собор. Однако после того, как епархия намекнула, что очень ждет исполнения закона о реституции, в Общественной палате Углича развернулись дебаты.

Спасо-Преображенский собор

Спасо-Преображенский собор. Фото: Елена Горбачева/ «Русская планета»

Общественники упрекали Церковь в том, что у нее нет средств, дабы содержать здания соборов, что будут повреждены исторические ценности и что Церковь «намерена присоединиться к денежным потокам», которые идут в музей от туристов. Кроме того, выяснилось, что музею, сейчас размещающемуся в храмах, съезжать некуда.

Ситуация в Угличе стала типичным примером противостояния музеев и Церкви. Она развивалась по тем же лекалам, что и конфликт вокруг Исаакиевского собора: в конце концов, проведя целый ряд опросов, подписав петиции и поучаствовав в пикетах, общественники направили послание в Минкульт. Правда, в отличие от петербургской ситуации, ответа из министерства пока нет.

Под одной крышей

Несмотря на то что Спасо-Преображенский собор уже передан Церкви, туристов в нем в разы больше, чем прихожан.

— Честно признаться, туристы мешают, — говорит отец Игорь Полегаев, один из служащих в соборе священников. — Некоторые экскурсоводы говорят очень громко, во время службы подходят прямо к иконостасу и мешают молиться. А на молитве ведь сосредоточиться нужно.

Священнослужитель рассказывает, что некоторые турфирмы используют в своей работе специальное оборудование: на груди у туриста висит коробочка — радиопередатчик, в ухе — микрофон, а экскурсовод стоит поодаль и рассказывает тихонечко в микрофон. Такие группы, по словам отца Игоря, он любит больше всего.

О передаче в ведение Церкви храма Димитрия-на-крови священнослужители говорят так: «Если на то воля Божья будет». Каждую среду в храме читают молебен об умножении любви — проводить другие богослужения здесь пока нельзя: алтарная часть занята музейной экспозицией.

— У меня сложилось впечатление, что музей и сам хотел избавиться от храма царевича Димитрия, — отмечает угличский священник Иоанн Гощук. — Со зданием возникла проблема: из-за подвижки грунта начала отходить алтарная часть, пошла трещина. Поэтому мы не торопили передачу, в противном случае было не избежать претензий: мол, передали здание, а у вас полдома отвалилось.

Сегодняшний скандал вокруг передачи священник считает искусственно раздутым: музейщики беспокоятся об условиях содержания экспонатов, хотя по каждому решение принимается индивидуально, с учетом мнения всех сторон, а общественность нагнетает обстановку, не вникая в вопрос. «Мы благодарны музейщикам за то, что они сохранили ценности для будущих поколений, — подчеркивает отец Иоанн. — Без них не все церкви вообще бы дожили до сегодняшнего дня».

Виктор Ерохин, старший научный сотрудник  Угличского  государственного историко-архитектурного и художественного музея

Виктор Ерохин, старший научный сотрудник Угличского государственного историко-архитектурного и художественного музея. Фото: Елена Горбачева/ «Русская планета»

Вернуть нельзя оставить

Венцом конфликта Церкви и музеев сегодня остается ситуация вокруг Исаакиевского собора в Петербурге. Запрос епархии о возможной его передаче вызвал протесты в самых различных кругах.

Некоторые депутаты Заксобрания города выступили с предложением провести референдум против передачи собора. В свою очередь директор музея Николай Буров в интервью изданию «Фонтанка» назвал инициативу «экономической авантюрой» и высказал сомнение в том, что Церковь в состоянии обеспечить надлежащую сохранность памятника.

«Церковь осознает всю полноту ответственности за сохранение культурного наследия и имеет большой положительный опыт создания при храмах музеев с особым историко-культурным статусом», — прокомментировали заявление в епархии Санкт-Петербурга.

По словам епархиального руководства, реставрация собора будет проводиться, как и прежде, под наблюдением сотрудников соответствующих комитетов, а средства на содержание и реставрацию будет давать экскурсионно-просветительская деятельность.

РП не удалось получить комментарии в епархии Санкт-Петербурга: в момент написания статьи ответ на запрос редакции не поступил.

12 августа в ситуацию с Исаакием вмешался Владимир Мединский. «Мы считаем, что все нужно оставить как есть. С точки зрения Министерства культуры сегодняшний статус Исаакиевского собора оптимальный», — сказал чиновник в интервью «Российской газете».

Проблема сохранности

— Русское культурное сознание, как светское, так и церковное, и это очень важно, еще в конце XIX века пришло к пониманию создания музеев, с тем чтобы особо ценные памятники нашей культуры не были в постоянном церковном обиходе, а имели некий особый статус, — говорит Елена Юхименко, главный научный сотрудник Государственного исторического музея. — В настоящее время такой статус дают государственные музеи; они профессионально обеспечивают сохранность объектов, многие из которых вышли за рамки сугубо церковного, храмового применения.

По мнению Юхименко, за долгие годы утратилась преемственность в подобных вопросах. Сегодня, отмечает она, не все деятели Церкви осознают роль музеев в сохранности этих памятников, поэтому ситуацию лучше оставить как есть, то есть без передачи.

Разговоры о том, что церковь не сможет выполнить условий по сохранности зданий, спекулятивны, полагает Нина Квливидзе, заведующая кафедрой истории и церковного искусства Московской духовной академии, доцент РГГУ.

— Возвращать ли Церкви храмы — вопрос абсурдный. Каждая церковь является церковью, и в ней должны быть богослужения. Все, что было отнято у Церкви, должно быть ей возвращено, — рассуждает Квливидзе. — Полемические заявления о том, что церковь не может обеспечить сохранность памятников, субъективны. Объективный же фактор очень сложен, и такие заявления попросту мешают работать. Вопрос сохранности очень важный, это сложный рабочий момент: должны быть комиссии, определяющие порядок использования памятника, должны исполняться нормативы и рекомендации. Но вместо обсуждения важнейших вопросов идет какая-то перпендикулярная дискуссия, не имеющая отношения собственно к памятникам.

Спасо-Преображенский собор

Спасо-Преображенский собор. Фото: Елена Горбачева/ «Русская планета»

Все спорные ситуации может и должен решать закон об охране памятников, и исполнять его обязан любой владелец, будь то музей или Церковь, отмечает эксперт.

— Например, есть проблема копоти на фресках, — продолжает Квливидзе. — Но решать, как с этим быть, должны эксперты: посоветовать, где поставить вытяжки, быть может, передвинуть подставки для свечей в другое место. Все это решаемо.

Проблему передачи храмов, по ее словам, намеренно выводят из практической области в идеологическую.

Решение

— С одной стороны, каждый храм должен быть служащим. Но, с другой, если мы сейчас возьмем все храмы, куда деть музеи? — говорит отец Иоанн Гощук. По его мнению, было бы разумно оставлять некоторые памятники в совместном использовании, где был бы и настоятель, и смотритель. Или же оставлять сам храм на балансе музея, а алтарную часть передавать в ведение РПЦ.

— Софийский собор в Великом Новгороде был передан еще в 1991 году, до всех этих перестроечных законов и до массовой передачи памятников. Там все смотрители остались на месте, музейные службы были сохранены, и реставрационные работы проводились, — приводит пример успешного совместного пользования Нина Квливидзе. 

На упреки в том, что Церковь, настаивая на передаче, хочет заработать денег, отец Иоанн отвечает: все заработанное обычно уходит как раз на содержание храма.

 — Колокольню побелили недавно — 170 тысяч, купола — 200 тысяч. Чтобы фрески восстановить, забеленные еще в 1933 году, нужно 3 млн рублей. И я не могу отдать такую работу кустарному мастеру. Если бы нам помогли финансово, мы бы не ставили палатки по торговле сувенирами. Но государство устами некоторых чиновников сказало нам дословно: «Мы не можем размазывать деньги по вашим стенам».

Какие кадры решат все? Далее в рубрике Какие кадры решат все?Пора менять «образцовых потребителей» на специалистов по производству Читайте в рубрике «Культура» Дмитрий Грачев: «Смех действительно продлевает жизнь»Новый герой рубрики «Наши люди» на «Русской Планете» рассказал о «механике» русского юмора Дмитрий Грачев:  «Смех действительно продлевает жизнь»

Комментарии

13 августа 2015, 13:24
Думаю, что порешать все можно. Проблема, на мой взгляд, в деньгах. Отдавая музей во владение РПЦ, муниципалитет и государственный бюджет теряет доход от музея в виде наогов и сборов с продажи билетов. РПЦ же, в свою очередь, получает дополнительный источник доходов, налоги с которых, если мне не изменяет память, церковь не платит. В общем, есть за что побороться.
13 августа 2015, 14:20
абсолютно точно все вертится в плоскости денег, тот же Исакиевский собор только с одних билетов не считая сувенирной продукции получает 500 млн. рублей в год, РПЦ хочет это кусок оттяпать себе, но здесь она уже переходит дорогу государству оттого и получило от него по шапке
13 августа 2015, 14:23
Больше музеев, меньше церквей
14 августа 2015, 11:08
Это дело, обьекты культурного наследия должны быть открыты для всех! Причём, лично мне и сейчас ни что не мешает помолиться в Исаакиевском, если так хочется.
13 августа 2015, 14:24
Борьба за бабки, что и говорить. Тут уже ОАО "Российская Федерация" спорит с ООО "РПЦ".
13 августа 2015, 22:37
Исакий должен быть в музейной собственности! Для народа!
14 августа 2015, 11:01
Всецело на вашей стороне только так, и ни как иначе!
Хватит кормить попов!
14 августа 2015, 11:00
Не знаю как там что, но могу точно сказать, что Исаакиевский Собор передавать в руки церкви ни в коем случае нельзя! К современной РПЦ он ни какого отношения не имеет и прекрасен именно в том виде, в котором он есть сейчас!!!
Руки прочь от Исакия!!!
16 августа 2015, 20:08
Вопрос решается в привычном для нас русле (т. е. не решается, несёт в себе разрушение и от нас, как всегда, ничего не зависит).
16 августа 2015, 23:20
а что вы такого можете правильного решить и почему от Вас должно что-то зависеть? Раскройте мысль
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»