Однолетний, трехлетний, гибридный?
Фото: Александр Шалгин/пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Фото: Александр Шалгин/пресс-служба Госдумы РФ/ТАСС

Каким быть русскому бюджету

Трехлетний бюджетный план на 2017–2019 годы может быть заменен однолетним на 2017-й ввиду экономической нестабильности в России и мире, сообщает газета «Ведомости» по данным своего эксклюзивного агентства «Один чиновник сказал». Из Минфина немедленно поступило опровержение: помощник Антона Силуанова Светлана Никитина заявила, что вариант однолетнего бюджета никто не обсуждал, работа над трехлетним ведется по плану. Но поскольку должность помощника министра учреждена специально для того, чтобы министру не пришлось слишком много врать по мелочам, к словам Светланы Никитиной следует относиться осторожно. Эти граждане бывают честными и откровенными только на условиях анонимности.

Бюджетные фантазии

Перед тем как обсуждать оптимальную структуру государственного бюджета, давайте договоримся о терминах. Если чиновники говорят о переходе с трехлетнего на однолетний бюджет или обратно, они откровенно и нагло врут. Нет у нас и давно уже не было ни трехлетнего, ни однолетнего бюджета. Есть только стихийно поступающие доходы и спешно корректируемые расходы — это не государственное планирование, это кубышка семьи, где не принято вести учет денежных потоков. Доказательства этого утверждения предъявила Счетная палата — в 2015 году Минфин 11 075 раз вносил изменения в сводную бюджетную роспись — то есть раз в 10 минут рабочего времени.

В итоге, разумеется, исполнение бюджета с таким количеством поправок имеет очень мало общего с его планированием. А само по себе планирование, не приводящее к исполнению, есть профанация, бессмысленная работа за государственный счет. Так написание бюджетного плана само по себе у нас ухитряются сделать разбазариванием этого самого бюджета.

И это годичный бюджет. Понятно, что происходит у нас с трехлетними планами: при нынешней мировой нестабильности составлять их вроде бы нет смысла, поэтому слова неизвестного чиновника вполне могут оказаться правдой.

Успела появиться и конспиративная версия о том, что сокращение сроков бюджета связано с вброшенной ранее информацией о высокой вероятности досрочных выборов президента России. При таком сценарии Владимир Путин в конце 2016 года уходит в преждевременную отставку, после чего в марте 2017-го либо переизбирается с незасчитанным первым сроком, либо сажает на трон куклу. Этот вброс очень хорошо рифмуется с переходом на однолетний бюджет. Стиль обеих инициатив совпадает: решить проблему здесь и сейчас, а потом хоть трава не расти.

Будем надеяться, что последнее так и останется в сфере несбывшейся футурологической конспирологии.

Страна без будущего

Через тернии, объективные трудности, некомпетентность исполнителей — планирование государству все равно необходимо, причем планирование долгосрочное. Оно нужно как экономике — какие заводы строить, чтобы и через 20 лет они приносили прибыль, — так и социуму: человек нуждается в предсказуемости, мы не в каменном веке живем, чтобы наша жизнь зависела от итогов ближайшей охоты. Между тем в последние четверть века, принимая решение построить семью, молодые люди даже не представляют, в какой стране их дети будут расти, при каких взаимоотношениях, при каком строе. Что им суждено — изучать богословие или юриспруденцию, программировать 3D-принтеры или вручную забивать сваи, защищать страну или бежать из нее? Наше государство — и ответственность СМИ здесь весьма велика — обязано, но не может выработать единую стратегию развития, которая дала бы возможность воспитывать гармоничных людей именно для того общества, которое мы строим. А без такой стратегии любой план, в том числе бюджетный, становится «ре-активным» — то есть реакцией на вызовы, а не формированием базиса; защитой соломенного домика, а не постройкой кирпичного.

Экономическая сторона этой импотенции планирования состоит в том, что действительно невозможно составить план на сколько-нибудь долгий срок, если влияние неизвестных факторов может оказаться более существенным, чем сила известных долгосрочных параметров. Переведем на русский: вы не можете составить бизнес-план работы своей хлебопекарни, если муку вам подвозят исключительно по желанию левой пятки дочери мельника: то мешок, то контейнер, то ржаная, то гречишная, то мелкий помол, то крупный…

А Россия живет именно в окружении таких «дочек мельника». Мы вошли в противостояние с Западом, не будучи достаточно подготовленными, не добившись необходимой устойчивости экономики. В результате непредсказуемые факторы — та же цена на нефть, не говоря уже о «войне санкций» — перевешивают тот небольшой фундамент стабильности, который удалось заложить за предыдущее десятилетие. В такой обстановке полноценное долгосрочное планирование невозможно. Но и без него, как мы уже говорили, не обойтись.

Опора на главное

С первого взгляда это тупик, однако на самом деле выход из него прост. Единого бюджета на несколько лет у нас сейчас быть не может, это правда, однако необходимо закладывать долгосрочное — и не трехлетнее, а минимум десятилетнее — планирование в тех областях, где мы более или менее независимы от капризов «дочки мельника». Это в первую очередь основа основ — сельское хозяйство. Оно показывает рекордные цифры, но одновременно монополизируется и становится на службу ограниченного круга лиц — назовем их «группой Александра Ткачева». Здесь нужно добиться равновесия между интересами крупных холдингов и малого бизнеса, разработать сбалансированную систему кредитов и закупок, пересмотреть антимонопольное законодательство. Если научиться производить всю технику, непредсказуемых параметров останется крайне мало — разве что погода, но неурожай одного года компенсируется сверхурожаем другого, поэтому многолетнее планирование в сельском хозяйстве, как ни парадоксально, точнее однолетнего.

Назовем другие отрасли, относительно мало зависящие от внешнего воздействия. Это энергетика, космонавтика, ВПК, строительство, социальная сфера. Здесь также необходимо строить многолетние государственные планы. При этом все эти отрасли, кроме, естественно, «социалки», должны при хорошем управлении генерировать прибыль, то есть быть донорами экономики. Тем не менее, в целом «долгосрочные» сферы окажутся расходными — в противном случае у нас будет не социальное государство, а дикий капитализм и сбрасывание ненужных стариков в ущелья.

Так что зарабатывать на обеспечение «долгосрока» придется ежегодно — и тут должен быть торговый бюджет с экспортом-импортом, курсами валют и золотовалютными резервами — в общем, со всем тем, что Минфин почему-то считает основой экономики, хотя это всего лишь вспомогательный инструмент создания достойного уровня жизни. Такой «денежно-спекулятивный» бюджетный план может быть как максимум однолетним и при этом очень гибким. Главные его черты — реалистичность, умеренность, отсутствие популизма. И, конечно, над исполнением этого бюджета должны работать очень хорошие, патриотично настроенные коммерсанты, а никак не обслуга Общества анонимных олигархов.

Нам могут возразить, что бюджет России един и его нельзя разбивать на разные документы с разными сроками действия; увы, это не так, с единством у нас большие проблемы. Скажем, личные бюджеты остроумного циника Игоря Шувалова и вышедшей на пенсию учительницы не то что не укладываются в единую Россию — они вообще разбросаны по разным Вселенным. Ликвидация подобного неравенства, кстати, обязательно должна быть одной из частей стратегии развития общества, государственной идеологии, но эту идею не рискнул высказать, кажется, ни один из чиновников. Нет единой России и в отношении государства к собственным регионам: по объемам финансирования и взыскательности к бюджетным вольностям можно сделать вывод, что сердце страны, конечно, в Москве, но ее рот, органы пищеварения и выделения — на Северном Кавказе. Тогда как русское Нечерноземье и Поволжье для бюджетописателей — это ненужный отросток, который зачем-то приходится слегка подкармливать.

Признав существование такого неравенства и фактическое уничтожение былого единства страны, мы должны начать путь к ее воссоединению именно с формирования нового подхода к планированию, в том числе бюджетному. Базовые отрасли — всерьез и надолго, финансовые — гибко и конъюнктурно. И только когда экономика России станет независимой от внешних потрясений, можно будет сказать: да, мы это сделали и теперь готовы писать бюджетный план на любое количество лет.

Чемпион в сверхтяжелом весе Далее в рубрике Чемпион в сверхтяжелом весеНовая российская ракета отправит людей на Луну благодаря советскому заделу

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»