В Китае возвращают «базовые ценности»
Wang Song/Zuma/TASS

Wang Song/Zuma/TASS

ЦК КПК начал кампанию по воспитанию нерушимой уверенности в деле коммунизма

Внимание всего мира сейчас приковано к Китаю. В каждом выпуске новостей интересуются: как там юань, внутренний спрос, падает или поднимается промышленность, что с энергетикой, металлургией и инвестициями? Став в действительности «фабрикой мира», Китайская Народная Республика и ее экономика очень сильно начали влиять на глобальные экономические и финансовые процессы. И как-то постепенно стало забываться, что КНР — не страна западного мира, а государство, где «определяющей и направляющей силой общества» является Коммунистическая партия Китая.

События, последовавшие после избрания нового лидера Китая Си Цзиньпина, который является еще и генеральным секретарем ЦК КПК, заставили политиков вспомнить о коммунистическом характере общества. Новый руководитель через лет 20 после практического забвения вдруг стал проводить «идеологические кампании» в стране.

В Китае с его сверхэмоциональным и по-восточному красочным официальным протоколом проведение подобных мероприятий всегда смотрелось величественно. А так как в обязательную программу входило еще — в прямом смысле этого слова — и отрубание голов нерадивых коммунистов, то эффект был, прямо сказать, действенным.

Си Цзиньпин начал с малого. Это даже и полноценными кампаниями назвать нельзя. Так, разминки. Вначале старт был дан 15-месячной воспитательной кампании «линии масс» по укреплению партийной дисциплины и сближению с народом. Практически сразу за ней, чтобы закрепить и развить результат первого мероприятия — прямо все по классической педагогической науке, — прогремела кампания по «улучшению стиля работы»: от руководящего состава партии потребовали «быть строгими в морали, власти и самодисциплине». Итог этих полезных мероприятий — то, что довольно много высокопоставленных партийных и хозяйственных руководителей стали именоваться «оторвавшимися от масс», соответственно, они лишились своих постов и даже были судимы.

Кто бывал в КНР в последние лет десять, видел, как сильно изменилась страна. Над огромными трущобами бедноты, по-прежнему занимающими большую часть городской агломерации любого города, высятся гигантские суперсовременные модернистские кварталы компаний и жилья для тех, кто преуспел в этой жизни. Там есть все, что может удивить и удовлетворить вас в Нью-Йорке, Токио, Лос-Анжелесе, Париже или Лондоне, а часто и покруче, и побогаче. Надо ли говорить, что в число «преуспевших» входит большинство коммунистической номенклатуры.

На сей раз Коммунистическая партия Китая задумала годичную кампанию по воспитанию у своих 88-миллионных приверженцев «базовых ценностей». План, опубликованный ЦК КПК, сфокусирован на изучении устава и норм партии, а также указаний генерального секретаря ЦК КПК, председателя КНР Си Цзиньпина.

После Великого кормчего в КПК были определены несколько доктрин, и каждая была связана с именами бывших генеральных секретарей ЦК. Итак, КПК руководствуется в своей деятельности «марксизмом-ленинизмом и идеями Мао Цзэдуна», теорией Дэн Сяопина, «теорией трех представительств» Цзян Цзэминя и «концепцией научного развития» Ху Цзиньтао. Чем, спрашивается, хуже Си Цзиньпин? Новый лидер внес в теорию и практику коммунистической партии «воспитание твердой уверенности в деле коммунизма и социализма с китайской спецификой». Цель кампании «будет направлена против тех, кто отстаивает западные ценности, нарушает партийные нормы, работает неэффективно или ведет себя неэтично».

Остается заметить, что, с одной стороны, активно вводя в производство и деловую этику Китая эти самые западные ценности, теперь китайские власти всполошились и захотели их выжечь каленым железом. Но на то они и западные ценности, что действуют, как вирус: одними организационными мерами с ними не справиться. Ситуация, очень похожая на российскую.

«Тут как бы объединились объективный и субъективный фактор, — комментирует ситуацию заместитель директора Института стран Азии и Африки МГУ Андрей Карнеев. — Объективный фактор — это то, что к началу правления Си Цзиньпина действительно наметился большой разрыв между риторикой и реальным положением общества. Обострились социальные проблемы в государстве, такие, как коррупция, распространение показного потребительства, увеличение разрыва между бедными и богатыми. То есть наступил такой кризис легитимности в КПК. Многие считают, что коммунисты просто превратились в чиновников, которые беспринципно стремятся к богатству или к общественному положению и уже не заботятся об изначальной миссии компартии. А субъективный фактор — это личность самого нынешнего генерального секретаря Си Цзиньпина, который сам из "красной" семьи, его отец — один из основателей КНР, сам прошел через суровые годы культурной революции. Семья его пострадала — тяжелое было время. Он был связан с армией, что тоже наложило отпечаток».

Фото: Kevin Frayer/AP/ТАСС

Си Цзиньпин, как и его напарник Ли Кэцян, премьер Госсовета, — первые гуманитарии во главе государства и партии за долгие десятилетия. Си Цзиньпин историк, Ли Кэцян экономист. «И оба с большим таким багажом знаний по истории Китая, по истории международного коммунистического движения, — продолжает Андрей Карнеев. — Поэтому это совершенно новое поколение лидеров. Субъективный фактор в этом и проявился, что они, видимо, почувствовав глубину проблем, решили, что необходимо спасать партию методом восстановления каких-то базовых ценностей».

Когда в современной России заходит разговор о базовых ценностях, то чаще всего имеются в виду ценности православные или по меньшей мере культурно-интеллигентские XIX века. Не то что в Китае. «Это, конечно же, ценности, скажем так, эпохи классического социализма, то есть когда чиновничество и молодежь верили в какие-то светлые идеалы, в торжество общественного над личным и частным в том, что нужно прежде всего государству служить, а не карман набивать, — утверждает Андрей Карнеев. — Конечно, многие упрекают Си Цзиньпина в возврате к временам Мао Цзэдуна. Это, на мой взгляд, большое преувеличение».

Однако ностальгия по справедливости в Китае действительно очень сильная. Многие рядовые коммунисты считают, что серьезная проблема связана с самой КПК. «Это не чисто маоизм, это скорее стремление, желание в современных очень непростых условиях найти какие-то идеологические скрепы, чтобы вдохнуть новую жизнь в партию, — продолжает мысль Андрей Карнеев. — Си Цзиньпин частично опирается и на конфуцианские ценности, которые были анафемой для Мао Цзэдуна. И он пытается, как волшебник, приготовить новый коктейль под названием "китайская мечта" — с тем чтобы он был приемлем и для левых, и для сторонников более либеральной жизни, и в том числе для традиционалистов даже, которые выступают за возрождение величия классической китайской культуры. Все в этих базовых ценностях».

В отличие от стран Европы, где многие правые, центристы, традиционалисты и даже часть левых считают возврат к христианским ценностям буквальным спасением для общества, в Китае такой надежды нет. В бытовом отношении китайцы и раньше практиковали и продолжают исповедовать только два культа: предков и удачи. Весь годовой религиозный цикл конкретной семьи вращается только вокруг этих доминант, которые и религиозными-то не назовешь. Возвращение Си Цзиньпина к конфуцианству означает, кстати, и возрождение даосизма. Как известно, конфуцианство, первое по влиянию в Китае, скорее философское учение, стало кодексом подчиненности человека обществу и его ответственности перед ним. Даосизм же воспитывает идеи личного совершенствования и единения с природой. Опереться в нынешней ситуации сверхмодерного общества, получается, особенно не на что. И тем не менее старинные учения тоже призваны помочь компартии.

Еще с XVII века в Пекине действовала Русская духовная миссия. В XIX–XX веках в Китае стремительно стало развиваться православие. Китайцы живо впитывали в себя новую веру, объяснявшую и место человека во вселенной, и его взаимоотношения с Богом и властями, и, что самое главное, с самим собой, природой, обстоятельствами разного рода. Катехизация проходила настолько стремительно, что китайские власти сильно испугались «упустить» народ. Начались серьезные гонения. Православие фактически было запрещено, да и сейчас не особенно приветствуется. В стране служат лишь в 13 храмах.

При власти КПК и православие, и конфуцианство, и все остальные восточные религиозно-философские культы были под полным запретом. Останься православие в Китае и пусти там корни, хотя бы как в Японии, — возможно, нынешнее руководство страны смогло бы опереться на него в своей защите от нашествия западных ценностей. Но КПК оказывается безоружным, так как «западная "нью" вера» спокойно адаптирует и конфуцианство, и даосизм, оставляя только видимость национального колорита. В этих учениях много полезного, морального и мудрого, но нет стержня и опоры для человека — там нет жизни вечной. Так что Си Цзиньпину придется защищаться тем, что есть. А есть немного.

«Компартия не сможет отказаться от марксизма-ленинизма, — завершает Андрей Карнеев, — поэтому риторически прежде всего, конечно, вот эти ценности социализма, стремления вернуться к идеалу, когда государство служит народу, партия служит народу, чиновники служат народу, и они чуть ли не как такие бессребреники должны быть во всем неподкупными. Вот эти все ценности он пытается восстановить». Посмотрим, получится ли это сделать без огромных репрессий — что уже вряд ли возможно, — основываясь только лишь на одной из многих социальных теорий, в которые, похоже, кроме самого Си Цзиньпина, никто не верит.

Инвалидная зачистка Далее в рубрике Инвалидная зачисткаВ Министерстве труда нашли способ чудесного исцеления нуждающихся инвалидов Читайте в рубрике «В мире» Будет ли шоу продолжаться?Пламенные борцы с коррупцией получили отрезвляющий окрик из Кремля Будет ли шоу продолжаться?

Комментарии

01 марта 2016, 12:08
Государственный строй Китая я не стал бы называть коммунистическим. Скорее можно его назвать государственно-партийным капитализмом, с рыночно-социалистической вывеской.
01 марта 2016, 22:12
Это еще почему, ведь заявленная конечная цель партии — осуществление коммунистического общественного строя в Китае, так что коммунисты как есть
02 марта 2016, 12:24
Коммунизм с рыночным уклоном, в котором бедные слои населения, задействованные в производстве, живут по законам коммуны, а мелкие коммерсы и богачи - по законам капитализма. Средний класс и чиновники живут в смешанной гибридной среде, руководствуясь законами и правилами обеих систем общественного строя.
Предельно странная модель, в котором изначально заложено противоречие.
Насколько живучей и устойчивой она окажется - покажет время.
01 марта 2016, 14:56
Возможно, это прививка от того хаоса, который стоит за западными ценностями, если их так можно назвать.
01 марта 2016, 15:50
В Китае работает. Это еще раз подтверждает, что каждой стране нужен свой путь развития, отличный от опыта других стран.
02 марта 2016, 12:33
Тут главное понять - не упущен ли момент...? Максимальная отдача смешанного стиля государственного строя таит в себе немалые риски. Сможет ли КНР, вкусившая прелестей капитализма, продолжать воплощать в обществе коммунистическую идею...? На мой взгляд это очень сложная задача, которая на определенном этапе может не выдержать всех внутренних противоречий и внешних обстоятельств.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»