«В дороге начинаешь проникаться своими корнями»
Путешественник Егор Ковальчук посетил за два года 34 страны. Фото: vk.com/rirura_velecot

Путешественник Егор Ковальчук посетил за два года 34 страны. Фото: vk.com/rirura_velecot

Томский путешественник два года ездит по миру на велосипеде

Велосипедист Егор Ковальчук из Томска достиг побережья Тихого океана. В планах 26-летнего путешественника — объехать весь земной шар, и уже сейчас его двухлетняя кругосветка подходит к концу. В интервью «Русской планете» он рассказал о людях, проблемах и открытиях, с которыми ему пришлось столкнуться во время поездки.

— Это ваше первое путешествие?

— Нет, я начал путешествовать еще на втором курсе университета, когда выехал за пределы Томской области. Сначала ездил на поездах, потом автостопом. Было интересно между курсами открывать живую географию. Ездил в соседние республики, области. Много где встречал велосипедистов. Не только у нас, но и за рубежом. Присматривался к ним. В 2012 году решился организовать пробный забег. Велосипед дает глубинное понимание окружающего мира. Снег, дождь, перевалы, природа — все твое. Постоянные преодоления улучшают работу мозга.

— Куда вы тогда поехали?

Через Кемеровскую область в Хакасию, Красноярский край и Республику Тува. В общей сложности вышло около 2 тыс. км, которые я проехал за две недели на велосипеде. Выехал вообще с нулевыми знаниями. Не имел никакого понятия, как будет вести себя организм, как нужно питаться, отдыхать, где ночевать. Конечно, велосипед меня тогда сильно умотал, но я ловил себя на мысли, что мне здорово. Приятно было осознавать, что я своими силами сумел добраться до Кызыла.

— С чего началось ваше кругосветное путешествие?

— В июне 2014 года я выдвинулся из Томска и поехал через страны Средней Азии, Кавказа, далее по территории России к Баренцеву морю. К лету 2015 года началась европейская часть путешествия. Там я ехал уже не один, а с другом. На данный момент мы объехали все Соединенные Штаты.

На сегодняшний день пройдено 34 страны и где-то около 38 тыс. км. На 25 января запланирован вылет в Индонезию, а оттуда я поеду в Сибирь, в августе-сентябре планирую вернуться в Томск.

Целей поездки было несколько, и одна из них — написание книги. До этого у нас был проект «Радуга для друга», который удалось частично реализовать в России и Средней Азии. Заключался он в том, что я заезжал в детские дома, различные учебные заведения, где с помощью волонтеров организовывал встречи с детьми. Кроме того, они рисовали открытки с пожеланиями мира и добра, которые я перевозил из одного города в другой. Хотелось показать, что, несмотря на политические, религиозные, языковые и прочие различия, все мы связаны между собой добром и миром.

— В дальнем зарубежье этого не проводили?

— В Европе, как и в Америке, немного другие законы. В некоторых учреждениях требуют справки, что ты адекватный, не несешь никакой угрозы, что у тебя правильная ориентация и так далее. Очень много нужно получить разрешений. Кроме того, скоординировать все это было сложно, так как Европа шла по жесткому графику и было необходимо сообщать о приезде день в день. Где-то были просто не заинтересованы.

В России и СНГ тоже приходилось с этим сталкиваться. В общей сложности я проехал около 50 учебных заведений, начиная с самого Томска, затем был Новосибирск, Омск, казахстанский Кокшетау, Караганда, Бишкек, Ташкент. Много встреч было в Астрахани, на Кавказе и в Калмыкии. В некоторых городах было по пять-шесть встреч, которые организовывали члены клуба велосипедистов.

— Я знаю, что до этого у вас был велопроект в Якутии.

— Да, в 2014 году была экспедиция «Дорога памяти», в которой участвовали трое велосипедистов: двое томичей и один спортсмен из Польши. Длился он 76 дней. Это был исторический проект. Мы ездили по местам ГУЛАГа, ссылок. Там время будто остановилось. Это живая история, так как там живут предки людей, оказавшихся в ссылке. Было важно прикоснуться к этому.

Еще мы посетили уникальный детский дом семейного типа в поселке Усть-Нера. Там за каждым воспитателем-мамой закреплено пять-шесть детей, и вот такой семьей они живут. Там тоже встречались с детьми.

Егор Ковальчук (второй слева). Фото: vk.com/velecot

— С какими проблемами приходится чаще всего сталкиваться? Выбор техники сильно влияет на исход поездки?

— Конечно, за пару лет от велосипеда остался только родной руль. Все остальное износилось. Поломки редко бывают. В Америке для нас была некая проверка на терпение. Ежедневно по несколько раз мы прокалывали колеса, постоянно их клеили и целый ворох запасных камер везли с собой. Трафик движения в США даже на второстепенных дорогах очень большой, и все обочины усыпаны стружками от рваной резины.

В России был очень тяжелый участок от Петрозаводска до Мурманска. Такой же большой поток, межсезонье, наледи, снег, и ехать приходилось по одной полосе. Постоянно надо было оглядываться по сторонам и быть крайне осторожным. Очень опасно. Перед этим там сбили насмерть путешественника из Японии.

— Образ жизни и взгляд на мир у вас поменялись за время путешествия?

— Меняется мышление. Встречая добрых людей, мы становимся радушнее сами, доверяем больше, улыбаемся. Во многих жарких регионах, таких, как Кавказ и Азия, незнакомые люди, не спрашивая, кто ты и откуда, делят с тобой кров. Это сильно меняет наше постсоветское мировоззрение. Становится понятно, что нет злых наций. В Америке нас часто спрашивали, встречали ли мы какой-то негатив, но мы не смогли вспомнить никакой агрессии, осуждения, даже угрюмого лица. Но стоит в интернете написать что-то, как все начинают цепляться к словам, разжигают агрессию. Мне кажется, что нам в России пора вернуться к своим добрым корням и открытости.

— Что нужно для того, чтобы поехать вокруг света?

— В первую очередь осознание того, для чего это надо. Нужна любознательность. Часто спрашивают, не скучно ли крутить педали? А тут некогда скучать, каждый момент чему-то учишься, видишь что-то новое. Кто-то говорит, что нет времени, денег, но это дело каждого человека. Каждый сам выбирает, что ему нужно: второй телевизор в кредит за тысячу долларов или какой-то спортинвентарь.

Транспорт — обычные китайские велосипеды. Покрышки были, правда, немецкие, а ходовая часть заменена на японскую. Такой велосипед, как у меня, стоит около 20–25 тыс. рублей. Перед поездкой в Якутию мы вообще покупали велосипеды на распродаже за 13 тыс. рублей. Зимние покрышки вышли еще в 10 тысяч.

Если говорить о деньгах, то в тех же странах Азии все очень дешево в плане питания. Визы не нужны, главное — подготовить велосипед да крутить педали. Европа немного дороже, но всегда помогут другие велосипедисты — они даже могут приютить, дать ночлег.

Америка очень дорогая, но если заранее подготовиться, то и это не проблема. Нам тут через специальные сервисы удавалось получать бесплатную еду. Готовить на кострах там нельзя, как, собственно, и разводить их без специальных разрешений. Мы как-то спустились с горы, а вокруг нас пустыня и сильный ветер. Решили там заночевать, чтобы не ехать до ближайшего населенного пункта 40 км. Развели костер, и буквально через 20 минут приехали рейнджеры, которых вызвали автомобилисты, проезжавшие мимо нас. Нам, правда, разрешили оставить костер, потому что было действительно очень холодно.

— Вы не встречали страны или города, где хотелось бы остаться жить? Не возникало желания все бросить?

— Иногда, когда сильно устаешь от велосипеда, появляется желание взять и разбить колесо или спустить его с обрыва, но это проходит. Есть осознание, что это та ноша, которую нужно пронести до конца.

Очень понравились Сербия, Грузия, Памирский Таджикистан, где люди живут на высотах в 3–4 тыс. км над уровнем моря. Очень хотелось бы вернуться туда еще когда-нибудь.

Скандинавия захватила своей атмосферой, огромными пространствами нетронутой природы с изредка встречающимися селениями. Там же был самый большой марафон. За восемь дней я проехал около 2 тыс. км. Это очень тяжело, но здорово.

Вообще, самое большое расстояние, которое удалось проехать за день — 280 км.

Если говорить о переезде куда-то, то нет, не хотелось. В дороге начинаешь проникаться своими корнями. В первых путешествиях еще присматривал варианты миграции, но сейчас понимаю, что лучше дома места нет.

Самым тяжелым стал Нью-Йорк, по которому очень сложно передвигаться на велосипеде. Для меня он впитал негатив со всего мира. Сейчас живу в Сан-Франциско, и тут в основном передвигаюсь пешком, фотографирую, общаюсь.

— Чем займетесь по возвращении домой?

— Для начала надо будет разобрать дневники, поработать с материалом для книги. Планов много, хочется разнообразия. Интересно проехать от Южной до Северной Америки, оттуда на Аляску, к Северному Ледовитому океану и дальше на Чукотку. Думаю проехать по Африке. Да и по России можно ехать, тут много и летних, и зимних маршрутов. Даже без велосипедов есть проекты, которые хочется попробовать реализовать вместе с друзьями.

«Родные уговаривали врачей писать заключения, что я здорова» Далее в рубрике «Родные уговаривали врачей писать заключения, что я здорова»Особый видеоблогер Наталья Бархатова — о том, как показать себя миру, который видишь словно «за стеклом»

Комментарии

24 января 2016, 19:52
Счастливые люди, живут дорогой, как так могут для меня всегда было загадкой, и Федор Конюхов главный в этом списке)
24 января 2016, 20:56
Надо большим мужеством обладать и чуточку быть отрешенным от мира, политики, войн и моды.
25 января 2016, 12:40
ага, а еще себя надо любить очень сильно
25 января 2016, 15:52
Дай им бог удачи в дороге, этим вольным путешественникам. Когда то сам в юности автостопом увлекался, правда по причине отстуствия денег...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»