Убийства для раскрутки бренда
Никита Тихонов. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Никита Тихонов. Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Неонацист Никита Тихонов рассказал в суде, как создавалась организация БОРН, кто за ней стоял и какие мифы распространялись вокруг нее

Один из организаторов «Боевой организации русских националистов» (БОРН) Никита Тихонов впервые дал показания в Мособлсуде по делу в отношении предполагаемых участников этой банды. В сентябре Мосгорсуд приговорил его по этому делу к пожизненному заключению. Тогда же Тихонов признался в инкриминируемых ему деяниях и заключил сделку со следствием.

Теперь на скамье подсудимых находятся четверо: Михаил Волков, Максим Баклагин, Вячеслав Исаев и Юрий Тихомиров. У всех разная позиция по делу: Тихомиров отрицает свою вину, Исаев признает ее полностью, остальные — частично. Так, адвокат Волкова Денис Зацепин пытается доказать, что его подзащитный не знал о существовании БОРНа и ни в какой банде не участвовал.

На заседание 19 ноября пришел защитник Тихонова Алексей Першин. Стало понятно, что ключевой свидетель будет давать показания. Для проведения допроса поменяли зал заседания. В 12:40 всех пригласили внутрь, где оказалось три «аквариума». Первый, располагавшийся ближе к судье, был разделен на две части. В нем находились Исаев с Тихомировым и Баклагин с Волковым. Второй «аквариум» был на небольшом расстоянии от первого, в нем в наручниках стоял Тихонов. Он обменивался фразами с Волковым и Баклагиным, последний один раз ему улыбнулся. Неподалеку от Тихонова сидели два сотрудника ФСБ в масках. Третий «аквариум» был пуст.

Судебные приставы несколько раз потребовали от журналистов выключить звук на телефонах и не поднимать их вертикально. «И не переговариваться между собой», — добавила женщина-пристав.

Участники процесса сразу начали с допроса Тихонова. Судья предложил ему изложить свои показания в свободном рассказе. Осужденный начал с того, что на момент своего задержания 3 ноября 2009 года по фамилии знал только Волкова, Исаева и Баклагина — по именам, а Тихомирова исключительно по кличке Эстонец.

«Я являюсь одним из организаторов и активных участников БОРН. Начало этой организации, которая связана с преступлениями, начинается с осени 2007 года», — начал выступление Тихонов. Его слова в точности повторяли показания, которые он давал следователям.

Осужденный рассказал, что идея создания этой организации появилась на одной из встреч с Ильей Горячевым, которого он назвал своим «близким другом». Тихонов отметил, что на тот момент он уже год находился в розыске по подозрению в соучастии в убийстве. Какое именно убийство было совершено, он не назвал, но речь шла об антифашисте Александре Рюхине.

«Горячев, зная о моем положении, сообщил, что у него есть знакомые во властных структурах, в том числе в администрации президента, и предложил совершать преступления в рамках интересов этих властных знакомых, — говорил Тихонов. — Конкретно имена и фамилии он не называл. Он сказал, что у меня есть круг знакомых среди футбольных хулиганов и скинхедов. И Горячев, выражая интересы властных знакомых, хотел бы использовать мои связи в этой среде для оказания давления на представителей политической оппозиции России».

По его словам, «властных знакомых» интересовали представители запрещенной партии НБП (ныне «Другая Россия». — РП) Эдуарда Лимонова, организации шахматиста Гарри Каспарова и других союзных с ними политических структур, в основном леворадикального направления. «На конкретное предложение я ответил отказом. Сказал, что нацболы мне — не враги», — заявил свидетель. В ответ Горячев удивился, отметив, что Тихонов и так участвует в драках с представителями леворадикального сообщества «антифа», и почему бы ему не напасть на других «леваков». В благодарность «властные знакомые» Горячева обещали ему помощь на стадии расследования по делу Рюхина. Но Тихонов все равно отказался.

Прошло некоторое время. В сентябре-октябре 2007 года на очередной встрече Горячев вновь завел этот разговор. «Он сказал, что если ты готов к радикальным действиям за рамками закона, то найдутся и для тебя подходящие враги, нападение на которых для тебя будет приемлемо, — рассказывал Тихонов. — В качестве такого объекта он упомянул Маркелова (адвокат Станислав Маркелов, за его убийство Тихонов был осужден в 2011 году. — РП). Это яркий представитель леворадикального движения анархистского толка, который занимался предоставлением юридических услуг своим единомышленникам, а неофициально — созданием политической партии нового типа».

Горячев рассказал Тихонову, что «леворадикальные интеллектуалы» получили финансирование с Запада и занимаются созданием «партии нового типа», которая отличалась бы от КПРФ. «Новые левые» должны были отказаться от патриотизма КПРФ, сталинизма и методов действия компартии. Они должны были стать «главными идеологическими противниками». Горячев говорил Тихонову, что «новые левые» хотели добиться амнистии нелегальных иммигрантов, снятия барьеров для переселения иммигрантов из стран Средней Азии, «противостояли национал-патриотическим силам в России» и вели борьбу с гомофобией.

«Это поддержка гей-сообщества и гомосексуальных девиаций», — объяснил осужденный. «По словам Горячева, под этот политический проект предстояло привлечь представителей разросшейся субкультуры антифа-хулиганов, — говорил свидетель. — Это молодые люди — выходцы из среды панков, анархистов, футбольных хулиганов с левыми взглядами. На средства с Запада были организованы массовые концерты музыкальных групп леворадикальной направленности». На этих концертах, говорил Тихонов, проходила вербовка молодежи, затем ее вывозили на международные форумы и «обрабатывали», «идеологически накачивали». Эту молодежь якобы планировали использовать в качестве массовки на улицах.

Горячев убеждал Тихонова, что Маркелов был связующим звеном между силами с Запада и «антифа». В доказательство тот предоставил «увесистое досье», в котором излагалась биография адвоката и якобы имевшиеся у него связи, о которых рассказывал Горячев. «Он сказал, что если с Маркеловым что-то случится, он не уточнял что именно — смерть или побои, то мне будет очень благодарны в структурах органов власти и с меня может быть снято уголовное преследование, — рассказал Тихонов. — Ничего конкретного я тогда не ответил, но воспринял его слова на веру, потому что с Горячевым был хорошо знаком и признавал его интеллектуальное превосходство над собой».

В декабре 2007 года Тихонов незаконно пересек границу Украины. В Киеве он встретился со своим другом Александром Париновым, которого тоже разыскивали по делу об убийстве Рюхина. Свидетель решил посоветоваться с ним по поводу предложения Горячева, и тот рекомендовал на него откликнуться. Сам Паринов присоединиться к нему не мог, так как он болел гепатитом на серьезной стадии, ему постоянно требовалась медицинская помощь.

Участники акции памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, 19 января 2012 года. Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Участники акции памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, 19 января 2012 года. Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

По словам Тихонова, летом 2008 года Горячев в переписке сообщил ему, что у него есть фамилии участников «антифа», с которым контактировал Маркелов, и что он его ждет. Осенью Тихонов вернулся в Россию, встретился с Горячевым и забрал список. В нем были не только имена антифашистов, но и их клички, паспортные данные и адреса. В списке фигурировали Федор Филатов по кличкам Федяй и Нок, Илья Джапаридзе, Коба Авалишвили, Иван Хуторской по кличке Костолом и Алексей Олесинов по кличке Шкобарь. Других имен свидетель припомнить не смог.

«Горячев сказал, что от меня ожидают убийства Маркелова и его контактеров, которые вовлечены в этот проект, — рассказывал Тихонов. — Конкретно он назвал Филатова. После этой встречи я стал подыскивать себе подельников и обратился за помощью к своим знакомым Алексею Коршунову и Волкову. С Волковым мы давние знакомые, я ему доверял». Подсудимый, по его словам, неоднократно давал ему деньги на еду. Свидетель рассказал им о проекте, который якобы готовил Маркелов. Список антифашистов вызвал у друзей Тихонова интерес.

В начале октября 2008 года осужденный установил слежку по адресу Филатова. «Горячев назвал его одним из главных "антифа" Москвы, — говорил свидетель. — Я его визуально определил — одевался как типичный скинхед. Это была достаточно известная в узких кругах личность. Я предложил Волкову напасть на него». Тихонов знал, что Филатов носит с собой травматический пистолет и кастет, так как летом 2008 года он вместе с другими антифашистами напал на националистов возле клуба «Культ». «Это нападение широко обсуждалось в Москве. В результате трое националистов оказались в больнице с ножевыми ранениями. Все это вызвало у нас гнев», — рассказывал он.

10 октября Тихонов и Волков отправились к дому Филатова. «Я, как более физически крепкий, решил, что буду орудовать кастетом, а Волков, как менее крепкий — ножом, — вспоминал осужденный. — На нас были парики каштанового цвета. Прическа — что-то вроде как у Beatles. Кроме того, на Волкове была кепка. Когда Филатов вышел, я двинулся ему навстречу. В руке Филатова был мотоциклетный шлем. Я ударил его три раза кастетом в лицо. Он отбивался шлемом, потом его выронил. Было видно, что он близок к потере сознания. В это время к нему подбежал Волков. Увидев, что они схватились, я отвернулся — надо было контролировать окружающую территорию. Я услышал крики за спиной: "Скорую! Вызовите скорую!". Оглянувшись, увидел, что кричит Филатов, он сидел на асфальте, на его куртке были следы крови».

Нападавшие убежали. В районе проспекта Буденного они спрятали одежду. Волков переоделся и уехал на работу. Нож и свою старую одежду он отдал Тихонову. Тот на маршрутке доехал до метро «Преображенская площадь» и пешком направился в сторону реки Яуза. По пути он выкинул одежду в мусорный бак, а нож утопил в реке. На следующий день Тихонов узнал из интернета, что Филатов скончался.

«Через какое-то время я встретился с Горячевым, он выразил одобрение, но сказал, что акциям нужно придать общественный резонанс, — говорил осужденный. — Сказал придумать название для группы и рассылать в СМИ и общественные организации сообщения, в которых вы бы объясняли, с какой целью было совершено нападение. Для того, чтобы об этом говорили». Позже Горячев передал ему электронные адреса СМИ и общественных структур.

В октябре 2008 года в Москве обсуждалось изнасилование и убийство несовершеннолетней школьницы Анны Бешновой. «По описанию очевидцев, это сделал гастарбайтер, на нем была одежда работника коммунальной службы. Горячев сказал, что за это надо отомстить. Я был с ним согласен», — отметил Тихонов. Сделать это он предложил Коршунову, которому рассказал о нападении на Филатова. Для совершения возмездия они попытались выяснить, кто совершил убийство. Они выехали в Можайский район, чтобы расспросить работников коммунальных служб, но местные жители устроили там пикет, и власти вывезли всех гастарбайтеров. Тихонов предложил поджечь управу.

На этом Волков встал с места и возразил, что этот эпизод никому из подсудимых не вменяется. Но судья велел Тихонову продолжать. «Коршунов сказал, что это недостаточно жестко, лучше мы убьем лицо среднеазиатской национальности», — продолжал Тихонов. Коршунов предложил в этом поучаствовать Волкову и Паринову. Волков отказался, Паринов же ради этого приехал из Украины. Салохитдин Азизов стал их случайной жертвой. «Но подсудимые действительно ни при чем, — подтвердил Тихонов. — Этот эпизод был важен, потому что именно после этого я совершил первую интернет-рассылку, где от имени БОРН я объяснил мотивы этого убийства». При этом осужденный не рассказал присяжным, как именно он заявил о своей организации. Коршунов и Паринов отрезали Азизову голову и принесли ее Тихонову. Два дня он хранил ее на балконе (был декабрь). Затем он вывез голову в парк, сфотографировал ее, а затем подбросил на крыльцо можайской управы. К ней он прикрепил записку, в которой передавал привет от БОРН. Средствам массовой информации он разослал сделанное фото.

В январе 2009 года Коршунов привел на встречу Баклагина, продолжил Тихонов. Баклагин покормил его в кафе и захотел помочь ему с деньгами, так как узнал о его тяжелом нелегальном положении. Новый знакомый часто расспрашивал его об убийстве Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. «Он был убежден, что я причастен к этому убийству, что, по его мнению, я очень похож на убийцу с камер наружного наблюдения, кадры которого попали в СМИ, — говорил осужденный. — Это действительно сделал я, но Баклагину я в этом не признался».

Весной Тихонов достал обрезы винтовки и охотничьего ружья, и предложил их купить Баклагину. С ним, Исаевым и еще одним приятелем Баклагина Игорем Козловым они на машине выехали в лес под Дубну, где Тихонов продемонстрировал, как работает оружие. Баклагин купил оба обреза в рассрочку.

В то же время Тихонов спросил у Горячева, почему они не нападают на антифашистов Джапаридзе и Авалишвили, которые подстерегли сестру националиста Павла Скачевского. Свидетель пояснил, что Скачевский тогда находился под стражей и был ненавистной фигурой для «антифа», а так как он был несовершеннолетним, его интересы в суде представляла сестра Екатерина. По словам Тихонова, антифашисты напали на нее во время прогулки с двумя малолетними детьми. Один ребенок лежал в коляске, второй от страха забрался под нее. Нападавшие якобы раскачивали эту коляску с криками: «Фашистская семья спокойно жить не будет». Горячев ответил, что «сверху запретили нападать на антифа».

Но Тихонова это не устроило. Список с адресами антифашистов он по совету Коршунова передал Баклагину, который согласился отомстить за «этот гнусный случай». Позже он узнал об убийстве Джапаридзе. Спустя две недели Баклагин рассказал ему, что он сделал это с Тихомировым. «Вкратце он рассказал, что выстрелил в него из травмата, но на Джапаридзе это не особо повлияло, — рассказал Тихонов. — Он кричал, даже не упал. Баклагин решил, что таких повреждений недостаточно, что надо прибегнуть к помощи ножа. Он тогда переживал, что они могли попасть под камеры». На этот раз рассылку в СМИ Тихонов делать не стал, так как не было приказа «сверху».

В августе националисты обсуждали дело банды «Черных ястребов» — кавказцев, которые нападали на славян с криками «Аллах акбар» и «Режь русских свиней», говорил Тихонов. «Были ролики с их лицами, как они позируют с пистолетами, ножами и поднятыми вверх указательными пальцами — знаменитый знак приветствия радикальных националистов, — рассказывал он. — Поймали нескольких представителей. Из СМИ было известно, что под стражей находятся двое, а их около десятка. Остальные — под подпиской о невыезде. Существует практика, если они не под стражей, то приговор им будет мягкий, они получат условный срок. Им не вменялось ни возбуждение ненависти по национальному признаку (статья 282 УК. — РП), ни бандитизм. Если бы русские это сделали, то было бы наоборот». В таком духе он обсуждал это с Горячевым, и тот сказал, что это дело для БОРН. Горячев предложил наказать тех, кто находится под подпиской.

В августе 2009 года Горячев выложил в специально созданный обменник файлами фотографии и адреса прописок «Черных ястребов». Среди них было несколько москвичей, двое проживали в Отрадном. Во время слежки Тихонов установил, что один из них — Расул Халилов — точно проживает по месту регистрации. Но вскоре осужденный сам получил ножевое ранение, поэтому лично участвовать в нападении не смог и предложил заменить его Волкову. Он и Коршунов расстреляли Халилова, а через несколько дней Тихонов сделал рассылку от имени БОРН.

В конце октября 2009 года Коршунов предложил убить Хуторского. «Это был очень хорошо известный боец, кличку Костолом он не просто так получил, — отметил Тихонов. — Известно, что в ходе нападений на националистов он старается сломать им руку. Я сказал, что нападать не желаю, так как не было распоряжения Горячева, который был недоволен убийством Джапаридзе». Коршунов попросил его передать адрес антифашиста Баклагину. Тихонов не только передал адрес, но и лично показал нужный дом и подъезд. Вчетвером — Тихонов, Баклагин, Коршунов и Исаев — обсуждали, как можно напасть. Свидетель уверял, что на тот момент авторитетом для остальных был именно Коршунов. Вскоре 3 ноября 2009 года Тихонова задержали сотрудники ФСБ. Об убийстве Костолома он узнал уже в заключении.

О других убийствах — чемпиона мира по тайскому боксу Муслима Абдуллаева, судьи Эдуарда Чувашова, таксиста Сосо Хачикяна и участкового УВД «Гольяново» Гагика Беняминяна — Тихонов утверждает, что узнал только из СМИ.

На месте убийства Муслима Абдуллаева, 24 декабря 2009 года. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

На месте убийства Муслима Абдуллаева, 24 декабря 2009 года. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости 

На этом судья сделал перерыв, после которого стороны приступили к допросу.

— А каковы были мотивы всего этого? Лично вам эти антифашисты ничего не сделали. В чем обида? — задал вопрос Тихонову его адвокат Першин.

— Если в общем, мотивы были идеологические, — ответил он. — Я руководствовался своими убеждениями, что хорошо и что плохо. Личной неприязни ни к кому из потерпевших не испытывал. Потерпевшие — негодяи и заслуживают своей участи. Филатов, я был убежден, что это лидер движения «антифа». Я знаю многочисленные случаи нападения на моих товарищей. Зачем ждать, когда они убьют, лучше совершить удар первым.

На вопросы прокуроров Тихонов пояснил, что Баклагин был уверен, что за БОРН стоит именно он, но сам осужденный никогда в этом не признавался. «По моему глубокому убеждению, про БОРН ему рассказывал Коршунов», — сказал он. Коршунова он также назвал одним из организаторов БОРН. Баклагина, Исаева и Тихомирова друзья между собой называли «северными», так как они проживали на севере Подмосковья — в Дубне и Дмитрове.

Рассылку о преступлениях от имени БОРН помимо него, делал кто-то еще. Так организация взяла на себя ответственность за убийство Маркелова. Сам Тихонов этого заявления не делал, так как испугался шумихи: преступление получило большой резонанс. Позже Горячев скинул ему ссылку на публикацию в СМИ, где говорится, что это сделал БОРН.

У Баклагина и Исаева к нему вопросов не было. Зато были у Волкова. После убийства Филатова, он не обсуждал это с Волковым, уверял Тихонов. «Но я желал смерти Филатову», — заявил он.

— Когда появилось название БОРН и восприятие БОРНа как некой организации? — спрашивал Волков.

— После совершения убийства Азизова. Это было после убийства Филатова, — уточнил Тихонов.

— Разглашалась ли информация о преступлениях иным лицам? — спрашивал его друг.

— Возможно, я рассказывал Горячеву, который не был непосредственным участником убийств.

— То есть в своем кругу, — вставил судья.

— В своем кругу, — подтвердил Тихонов.

— Но не всем и не все, — пробормотал Волков.

— Возможно, я рассказывал Хасис (Евгения Хасис, гражданская жена Тихонова, также осужденная за убийство Маркелова — РП), — подумав, добавил свидетель. — Не помню, какие преступления и в каких деталях (ей рассказывал — РП). Я допускаю, что это было возможно.

— При этом Хасис членом БОРН ты не считал? — интересовался Волков.

— Нет, — отрезал Тихонов.

— Брал ли ты ответственность за выдуманные преступления?

— Да. Чтобы выполнить указания Горячева и придать БОРН большую значимость в СМИ. Когда я сообщил про убийство Халилова, взял на себя ответственность за два подрыва территориальных отделов Следственного комитета по Москве и кафе на юге Москвы. Мы не причастны к этим эпизодам. И это не единственные эпизоды.

— Привлекались ли другие лица под предлогом личной помощи?

— Я привлекал Хасис для организации наблюдения за Маркеловым и за одним из «Черных ястребов». Поэтому и делился с ней какой-то информацией.

— А кроме Хасис?

— Не все убийства были следствием согласовывания, — уходил от ответа Тихонов. — Не все участники БОРН одобряли те или иные нападения.

— Ставилась ли задача убийства Филатова?

— Мы с тобой это не оговаривали. Но я шел убивать Филатова. Это тонкий нюанс. Я не могу лезть в твою голову. Тебе видней.

— А ты озвучивал, что хочешь убить?

— Нет. Но мы желали напасть и отомстить, но внутренне я был готов к совершению убийства и желал этого.

— Был ли я осведомлен о целях, задачах БОРН и вообще о существовании какой-либо организации?

— До конца программа до вас не доводилась. Я не рассказывал весь политический расклад. Но мы собирались противостоять агрессивным действиям леворадикалов и реагировать на действия мигрантов. Между нами это оговаривалось.

Илья Горячев в Басманном суде, 27 января 2014 года. Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

Илья Горячев в Басманном суде, 27 января 2014 года. Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

Далее Тихонов пояснил, что никаких партийных билетов члены БОРН не имели, никто не давал каких-либо клятв. «Передо мной ставилась задача раскрутить БОРН как бренд», — говорил свидетель. Он подтвердил, что никогда не давал Волкову оружие на хранение — только один раз для убийства, и Волков пистолет вернул. «Межнациональной ненависти не было ни к Азизову, ни к Халилову. Если бы мы ее испытывали, мы бы как скинхеды нападали на первого встречного», — произнес свидетель.

«Без меня БОРН не было бы, — отмечал Тихонов. — Если убрать Паринова — БОРН бы был. Как и Волкова. Не было бы его, был бы другой. Без Горячева не было бы БОРНа. Потом больший вес стал приобретать Коршунов».

— В рамках БОРН входила ли задача нападение на судей и сотрудников правоохранительных органов? — спросил свидетеля адвокат Баклагина Сергей Субботин.

— Мы не планировали нападение на судей и сотрудников правоохранительных органов, — подтвердил он.

— Убийство Джапаридзе было в составе БОРН или нет?

— Затруднительно ответить на этот вопрос. Не стояла конкретная цель, что произойдет с Джапаридзе. И когда было совершено убийство, я не делал рассылку от имени БОРН. Я на тот момент не считал это акцией в рамках деятельности БОРН.

— Горячев был более высокопоставленным, чем вы? — интересовался адвокат Волкова Денис Зацепин.

— Для меня да. Его указания не были как армейский приказ, я мог их обсуждать, но я считал его мнение более обоснованным, потому что  у него шире кругозор, шире круг общения.

— Какое-либо финансирование вы получали?

— Я получал много обещаний о финансировании со стороны Горячева. Он говорил, что когда бренд раскрутится, тогда можно будет поставить на финансовое довольствие. Мы не ждали награды за свои действия. Он обещал компенсировать расходы, но зарплаты, премии не подразумевались.

— Убийство Филатова было совершено в рамках БОРН?

— Названия еще не было, какой же это БОРН, — ответил Тихонов.

— Но организация-то была, — вставил судья.

— Она формировалась, — поправился свидетель.

На этом выступление Тихонова завершилось. Судья постановил освободить его от дальнейшего участия в деле. В четверг, по его словам, перед жюри выступит гражданская жена свидетеля Евгения Хасис.

«Господа, идите, читайте Маркса» Далее в рубрике «Господа, идите, читайте Маркса»В Санкт-Петербурге власти обсуждают, как бороться с ростом цен на продовольствие Читайте в рубрике «Власть» Прощание с ГосдумойВладимир Путин выступил на завершающем заседании Государственной думы шестого созыва Прощание с Госдумой

Комментарии

19 ноября 2014, 22:53
Люди роботы, залили в себя идеологию, как программу и совершают чудовищные вещи руководствуясь лишь ей, таких надо закрывать навечно от человечества
20 ноября 2014, 13:52
Хотя на вид - нормальные парни, интеллигентной внешности, не быдло, в глазах вроде есть проблески разума, зачем было опускаться до столь чудовищных поступков?
20 ноября 2014, 15:24
Это самое ужасное, что на вид они нормальные и таких сразу не определишь, а они есть и много их еще на свободе ходит среди нас.
20 ноября 2014, 13:08
И чего данные граждане добились, кого-то запугали, кого-то озлобили, но результат никакого нет, причинив нескольким семьям боль, они замуровали себя навсегда в застенках, пустота
20 ноября 2014, 13:51
Вот и раскрутил бренд на свою голову. Хотелось бы спросить у него - оно того стоило? Стоило поломанных жизней - своей и других людей?
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»