«Цена аборта упала до стоимости одного ведра угля»
Фото: Ng Han Guan / AP

Фото: Ng Han Guan / AP

Американская журналистка Барбара Демик показывает быт и нравы современной Северной Кореи, убирая официозный занавес

Книга американской журналистки Барбары Демик о повседневной жизни в самой закрытой стране мира — Северной Корее — заставляет вспомнить об «Архипелаге ГУЛАГ» Александра Солженицына. Это такое же собрание свидетельств очевидцев, призванное описать жизнь в Северной Корее последних двадцати лет. Так же как в документальной эпопее русского писателя, рассказы бежавших из КНДР разбиты по тематическим главам: армия, голод, образование, тюрьма, культура.

Демик несильно углубляется в генезис политического режима Кимов. Ее внимание сосредоточено на опыте выживания обычных корейцев после 1991 года. В России мало известно, что распад СССР, основного донора Северной Кореи, оказал катастрофические последствия на местную экономику. Население во многом оказалось предоставлено само себе. В результате расцвели различные формы нелегального предпринимательства, благодаря которым корейцы показали чудеса выживаемости. Подобные описания создают картинку, далекую от типичного образа тоталитарной Кореи с военными парадами и с бессловесным покорным населением.

«Русская планета» с разрешения издательства «Альпина нон-фикшн» публикует фрагмент книги Барбары Демик «Повседневная жизнь в Северной Корее».

Госпожа Сонг не присутствовала на похоронах своего сына. Горе, голод и накопившееся за последние годы утомление взяли верх над ее разумом и телом. Она не могла заставить себя вернуться в лачугу, где умер Нам Ок. «Я бросила его умирать одного, я бросила его», — твердила она. Хи Сок отказывалась от еды и бродила по улицам, пока не упала.

Дочери отправились ее искать и нашли в бурьяне недалеко от дома, потерявшую сознание от голода и переохлаждения. Был конец марта, но по ночам температура опускалась достаточно низко, чтобы изголодавшийся человек мог замерзнуть насмерть. Увидев, во что превратилась их мать, женщины пришли в ужас. Густые, вьющиеся волосы, которыми госпожа Сон когда-то гордилась, теперь стали похожи на грязную паклю, вся одежда была перепачкана. В доме средней дочери Хи Сок раздели и выкупали, как ребенка. В свои 52 года она была так истощена, что весила немногим больше восьмилетнего сына Ок Хи. Женщины собрали денег и купили для матери мешок лапши. После пятнадцати дней нормального питания госпожа Сон достаточно пришла в себя, чтобы ясно вспомнить все, что с ней случилось, и вновь погрузиться в отчаяние от осознания невыносимой тяжести своих потерь.

Три смерти за три года: свекровь в 1996-м, Чан По в 1997-м и Нам Ок в 1998 году. Хи Сок потеряла все, в том числе и своего обожаемого вождя, которого она продолжала оплакивать так же, как мужа и сына.

В конце концов госпожа Сон набралась смелости вернуться домой, в хижину, которую воспринимала как место своего преступления: женщина считала себя единственной виновницей смерти своих родных. По пути Хи Сок смотрела на голые холмы и видела простые деревянные столбики, отмечавшие недавние захоронения. Зять госпожи Сон поставил такие же на могилах Чан По и Нам Ока.

Добравшись до хижины, Хи Сок обнаружила дверь приоткрытой. Уходя, она за неимением замка забила ее гвоздями, но тем не менее внутри кто-то явно побывал. Хозяйка осторожно заглянула в лачугу, чтобы убедиться, что сейчас там никого нет. Хижина была пуста. Ни одного человека. Ни одной вещи. Выщербленная алюминиевая кастрюля, в которой госпожа Сон готовила свое варево, дешевые металлические миски, из которых она ела, палочки, одеяло, в которое был завернут ее сын в момент смерти, — все пропало. Вор даже снял стекла с портретов Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, оставив лишь сами портреты.

Госпожа Сон вышла из дома, не позаботившись закрыть за собой дверь. У нее больше нечего было отбирать, разве только жизнь, которая теперь мало что стоила. Хи Сок не могла понять, почему она до сих пор дышит. Женщине хотелось просто пойти куда глаза глядят, а потом свалиться в траву и умереть. Но вместо этого она затеяла новое предприятие.

Странный побочный эффект: когда катастрофа достигла своего апогея, а количество смертей исчислялось уже сотнями тысяч, в стране начал активно развиваться дух предпринимательства. Крушение социалистической системы распределения продовольствия дало возможность зародиться частному бизнесу. Ведь не могли же все ходить в горы, чтобы собирать листья и ягоды и выскребать сосновую кору. Людям нужно было где-то покупать продукты, и кто-то должен был их продавать. Гражданам КНДР требовались предприятия розничной торговли: рыбные, мясные, хлебные лавки, которые заполнили бы пустоту, возникшую после краха общественной системы распределения.

Вся предпринимательская деятельность сурово наказывалась по закону. Ким Чен Ир придерживался в этом отношении еще более жесткой политики, чем его отец. «В социалистической стране даже продовольственную проблему нужно решать по-социалистически. Предоставив людям самим добывать себе пропитание, мы получим общество эгоистов», — сказал он в декабре 1996 года. Это было одно из очень немногих выступлений вождя, в которых он признал наличие продовольственного кризиса.

Ким Чен Ир (справа) с отцом Ким Ир Сеном, 1994 год. Фото: Korea News Service / AP

Ким Чен Ир (справа) с отцом Ким Ир Сеном, 1994 год. Фото: Korea News Service / AP

На рынке разрешалось продавать только овощи, выращенные в собственном огороде. Торговля рисом и другим зерном строжайше запрещалась: в глазах общества это было не только незаконно, но и аморально; такая деятельность наносила удар в самое сердце коммунистической идеологии. Любая частная коммерческая инициатива являлась «экономическим преступлением», которое каралось ссылкой в исправительный лагерь или, если выявлялись еще и факты коррупции, даже смертной казнью.

Однако людям было нечего терять: тем, кто отказывался принимать участие в нелегальной предпринимательской деятельности, грозила почти неизбежная смерть. Человеку, чтобы выжить, требуется хотя бы 500 ккал в день. Если питаться только тем, что можно собрать в лесу, вряд ли протянешь дольше трех месяцев. Оказавшись лицом к лицу с перспективой голодной смерти, многочисленные предприниматели поневоле, такие как госпожа Сон, обретали невиданную ранее смелость.

После неудачи с торговлей рисом Хи Сок поняла, что ей придется ограничиться самым простым делом, не требующим дальних поездок и большого стартового капитала. Ее наиболее развитым, а точнее, единственным навыком, пригодным для рынка, было умение готовить. Но в условиях усугубляющегося недостатка дров приготовление пищи становилось все более и более трудной задачей. Близлежащие холмы полностью оголились, кромка леса отступала дальше и дальше, за пределы досягаемости.

Поразмыслив немного, госпожа Сон решила заняться изготовлением печенья. Чтобы испечь его в духовке, достаточно всего лишь десяти минут; на небольшой кучке дров можно приготовить четыре-пять противней. Печь печенье проще, чем хлеб, и оно прекрасно подходит для того, чтобы утолить голод в дороге.

Вскоре к предприятию госпожи Сон присоединилась Ён Хи, младшая дочь, которая недавно пережила развод. Ее брак просуществовал всего три месяца и распался из-за того, что муж оказался заядлым игроком. Заняв немного денег, Ён Хи купила металлолома и с помощью сварочного аппарата, найденного на заброшенном сталелитейном заводе, смастерила печь. Вернее, это был просто квадратный металлический ящик, разделенный на две части — нижнюю для угля и верхнюю для противней с печеньем. Противни Ён Хи тоже сделала сама. Госпожа Сон и ее дочь ходили по городским рынкам, поглядывая на других торговцев. У многих женщин возникла та же идея, что и у Хи Сок, и некоторое время она работала с одной из более опытных коллег, наблюдая и обучаясь. Госпожа Сон покупала у разных продавцов печенье на пробу, сравнивала вкусы, а потом пыталась воссоздать рецепт, который показался ей лучшим.

Первые опыты оказались неудачными. Печенье получалось совершенно нетоварного вида, даже по весьма невысоким северокорейским стандартам. Госпожа Сон с дочерью ели бракованную продукцию, чтобы ингредиенты не пропадали зря. Наконец госпожа Сон поняла: в тесто нужно класть больше сахара и разрыхлителя. Потом стала добавлять еще и молоко. Они с Ён Хи резали тесто на кусочки пяти различных форм. Печенье получалось легким и не очень сладким — то, что надо для быстрого перекуса.

Дети собирают сено у горы Кувор. Фото: Ng Han Guan / AP

Дети собирают сено у горы Кувор. Фото: Ng Han Guan / AP

Госпожа Сон поднималась в пять утра и начинала печь. На рынке существовала жесткая конкуренция, поэтому печенье должно было быть свежим. Не имея ни тележки, ни хотя бы короба для товара, Хи Сок укладывала печенье в пластмассовый контейнер, заворачивала его в материю и несла на спине, как ребенка, пока не добиралась до главной улицы, где было много пешеходов и сравнительно мало конкурентов. Женщина ходила по рынкам и на площадь перед вокзалом. Держась за спину, которая не переставала болеть после железнодорожной катастрофы, Хи Сок с трудом опускалась на землю и сидела, скрестив ноги, держа печенье на коленях.

Она окликала прохожих с тем же энтузиазмом в голосе, с каким когда-то, будучи руководителем инминбана, призывала соседей сдавать вторсырье и собирать мусор во благо Родины.

— Покупайте печенье! — призывала она, будто пела корейскую народную песню.

Госпожа Сон оказалась прирожденной продавщицей. Ее приветливость притягивала людей: тот, кто хотел купить печенье, выбирал Хи Сок из десятка конкуренток. За 14 часов работы она получала примерно 100 вон (50 американских центов) да вдобавок несколько мешочков с другими товарами, которые тоже принимались в качестве платы за печенье: это могли быть стручки красного перца, куски угля и тому подобное. Выручки как раз хватало на то, чтобы купить что-нибудь к ужину и запастись всем необходимым для следующей партии печенья. Усталая госпожа Сон плелась в свою лачугу, где засыпала, как убитая, чтобы через несколько часов проснуться и начать все сначала. Правда, теперь она ложилась спать уже не на голодный желудок.

Тысячи женщин средних лет занимались примерно тем же, что и госпожа Сон. Они стали индивидуальными предпринимателями. У них не было никаких мастерских или магазинов, они не решались устанавливать ларьки, которые заполонили всю Россию во времена перестройки. Они ничего не знали о бизнесе, кроме того, чему их учили: любая частная инициатива есть проявление эгоизма. Но в голоде и отчаянии приходилось заново изобретать рыночную экономику, которая заставляла забыть все то, что на протяжении стольких лет внушала людям официальная пропаганда. Северокорейцы узнали, насколько удобна и полезна меновая торговля: более крепкая молодежь могла ходить далеко в горы за дровами, до которых госпоже Сон было не добраться, и обменивать их на ее печенье. Если у вас имелась лестница, вы могли снимать медные провода (угрозы удара током больше не существовало) и получать за них еду. Если вы знали, как пробраться на заброшенную фабрику, вы могли разбирать станки, окна и полы, находя вещам новое применение.

Все, будь то противень для выпечки или тачка, приходилось делать самим, вручную, потому что практически все промышленные предприятия стояли. Женщины кроили одежду из обрезков холстины, расплавляли выброшенные куски резины и делали из нее грубые калоши. Из старых шин, деревянных дверей и проволоки получались приспособления для перевозки товаров на рынок.

Люди занимались самообразованием. Малограмотный шахтер находил книгу по восточной медицине и штудировал ее, чтобы научиться распознавать лекарственные травы, которые можно найти в окрестных горах. В конце концов он начинал разбираться в них не хуже любого врача, но при этом ему было легче их добывать, потому что он привык к большим физическим нагрузкам.

Врачи в свою очередь тоже искали альтернативные способы заработать денег. У них, как и у всех, не было лекарств, но они могли проводить несложные процедуры в больнице или на дому. Самой прибыльной разновидностью услуг считались аборты, которые формально разрешалось делать, только если имелись особые показания, но которые тем не менее были самой распространенной формой контроля рождаемости. Если женщина каким-то образом умудрялась забеременеть (вообще-то недоедание отрицательно сказывается как на сексуальном влечении, так и на репродуктивной способности), семья чаще всего решала избавиться от ребенка, которого не смогла бы прокормить. Когда Ок Хи несколько лет назад сопровождала на аборт подругу, за операцию брали 400 вон (на эти деньги можно было купить 8 кг риса), но сейчас цена упала до стоимости ведра угля.

Доктор Ким Чи Ын, не будучи хирургом, не решалась проводить операции. Она выживала за счет своей авторучки, выписывая пациентам медицинские справки, освобождающие от работы. Прогулы в Северной Корее карались месячным заключением, несмотря на то что за свой труд люди давно не получали зарплаты. В таких условиях всем было необходимо свободное время, чтобы добывать пищу и топливо. Взамен люди давали доктору Ким что-нибудь из еды. Ей было противно выписывать фальшивые справки — это нарушало все клятвы, которые Чи Ын давала как врач и как гражданин, — но так она помогала выжить и своим пациентам, и себе самой.

Демик Б. Повседневная жизнь в Северной Корее — М.: АНФ, 2013

Комментарии

27 октября 2013, 15:20
Почему-то вспомнилась Россия начала 90-х. В то время сам жил в провинции и наблюдал нечто подобное. Люди ходили на работу, но денег не видели месяцами. Выживали кто как мог, благо с приходом Ельцина бурным цветом распустилась спекуляция. Кого-то кормил только огород. В общем, какое-то сходство с тем, что происходило в Корее все же было.
27 октября 2013, 20:13
Да уж,эти бабульки,продающие яйца на 50 копеек дороже,которых забирали в милицию и отбирали товар и толпа на рынке,которая пытается отбить у милиции эту трясущуюся в рыданиях бабулю,еле стоящую на ногах...Все это в нашей памяти. И эту доктор,на самом делезолотой человек,добрейшей души.
28 октября 2013, 10:54
точно точно как у нас в 90-е в можайском районе))))))))))))))
28 октября 2013, 18:00
Этот бизнес и есть спекуляция, или распространение товара, который никаких экспертиз на качество не проходил(
29 октября 2013, 11:27
А если бы мы в свое время не поддались бы западной пропаганде - то до сих пор жили бы в крепкой и стабильной стране, и возможно многие страны того же Запада нам бы завидовали. Надо было лишь немного изменить курс и выгнать еще в конце 80-х из власти Горбачевых, а соответственно не дать придти Ельциным. Ведь Советскому Союзу оставался всего лишь последний финишный рывок на пути к развитому социализму, а эту возможность так нелепо испоганили....(
28 октября 2013, 07:45
Я вот одного никак не могу понять. Как корейские лидеры вызывают такую слепую любовь у своего народа? Ультразвуком они их облучают что-ли? Или на самом деле они такие солнцеликие?
29 октября 2013, 11:32
Ну а с чего им их не любить, тем более что за любое проявление нелюбви к властям у них предусмотрена смертная казнь? ))
28 октября 2013, 08:27
А разве в Северной Корее с тех пор что-то изменилось? Мне кажется, что и сейчас там народу не особо сытно живется..
28 октября 2013, 09:40
Около 15% населения КНДР недоедают. По сути вся их сегодняшняя ядерная программа и громкие заявления направлены лишь на то, что бы продолжать получать экономическую помощь от соседей.
28 октября 2013, 10:04
Ведро угля за жизнь,неродившегося человека в Коре. Бутылка водки за жизнь отца семейства в России.
28 октября 2013, 11:35
Американскую журналистку Барбару Демик нужно откомандировать в какой-нибудь пермский провинциальный поселок, пусть посмотрит, как там люди выживают...
28 октября 2013, 23:05
с чего вы взяли что в перми плохо, там так же как и во всей провинциальной россии((
29 октября 2013, 11:20
Северная Корея на данный момент, пожалуй единственная в мире страна, не поддавшаяся тлетворному влиянию Запада. Уже одно только это достойно уважения. Хотя малыша Ына, однако, халявные денежки и подачки, безусловно развратили...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»