Свой среди чужих
Литургия для слабослышащих в храме. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Литургия для слабослышащих в храме. Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Священник, работающий с глухими прихожанами, рассказал, почему не слышать сложнее, чем жить в темноте

С 2014 года в Екатеринбургской епархии открыт приход для слабослышащих и глухих верующих. Службы совершаются в помещении в четырехэтажном доме на Уралмаше, которое было предоставлено администрацией. Отец Виссарион (Кукушкин), работающий с глухими прихожанами, рассказал «Русской планете», почему жить в мире без звуков сложнее, чем в полной темноте, и как общество может разрушить барьер, отделяющий глухих людей от всех остальных.

— Отец Виссарион, как правило, глухие люди чувствуют себя неуютно среди тех, у кого нет проблем со слухом…

— К сожалению, это так. В России впервые начали заниматься инвалидами по слуху на государственном уровне в конце XIX века, и уже на первом этапе были сделаны серьезные шаги в направлении всесторонней помощи глухим. Большой и значимый вклад в устранение социальных барьеров был сделан священнослужителями и мирянами Православной церкви. В советские годы этот вклад был беспощадно перечеркнут.

Неудивительно, что за 70 лет не было выработано модели, при которой глухие вместе со здоровыми людьми делали бы общее, значимое дело, а не просто ударно работали на фабриках и заводах. Так формировалась дистанция, которую мы сейчас наблюдаем, и глухие люди ее остро ощущают.

Наш храм находится недалеко от промышленного гиганта завода Уралмаш. Исторически так сложилось, что на этом заводе всегда работали сотни глухих людей. И когда я спрашиваю у глухих рабочих — общаются ли они со слышащими коллегами, то выясняется, что нет. В лучшем случае — поиграли вместе в хоккей, попили после игры пива и разошлись. К глухим людям, как и прежде, относятся как к чему-то странному и непонятному. Между их миром и миром всех остальных людей по-прежнему существует даже не граница, а высокая и мощная стена.

Сейчас в нашем обществе эту стену начали медленно, по кирпичику, но разбирать. Однако говорить о том, что все барьеры преодолены, пока еще рано. Понимания, как устроена жизнь глухих людей, почему они ведут себя так, а не иначе, все еще нет. И в том числе на уровне государства.

— Наверное, любой человек приходит в церковь в поисках ответов на вопросы, которые он хотел бы задать Богу. Отличаются ли вопросы глухих людей от тех, что задают обычные люди?

— И да, и нет. Понимаете, когда глухой человек, который никогда не был в церкви, впервые приходит в храм, то в подавляющем большинстве случае он ищет поддержки не в духовных вопросах, а в житейских. Людям нужна помощь, чтобы, к примеру, перевести прием у нотариуса или врача. Ведь сурдопереводчиков очень мало, их не хватает. Поэтому в этой роли нередко выступаем мы, священнослужители. Образование и определенный опыт позволяют нам это делать.

С ситуацией, когда глухой человек, придя в храм, сразу начинает задавать вопросы о духовной жизни, мы встречаемся нечасто. Не покривлю душой, если скажу, что и слышащие люди редко впервые приходят в храм с подобными вопросами. В первую очередь их приводит потребность совершить какие-то религиозные обряды. А глухих — потребность в социальной помощи.

— А задаются ли люди, которые лишены слуха, вопросом, почему это с ним произошло? Ведь все же это некое ограничение возможностей…

– Думаю, что да. Хотя крайне редко его озвучивают. Ведь к нам в храм приходят уже взрослые люди. Они получили образование, работают, состоялись в жизни. У них большой житейский и социальный опыт. Многие из них уже бабушки и дедушки. Они давно привыкли к тому, что они глухие, научились взаимодействовать с миром, свободно общаться друг с другом. Собственную глухоту они воспринимают как данность, и в своем кругу они ущербности не чувствуют. Это ощущение возникает у них, когда они общаются со слышащими людьми.

Есть и другой момент. Далеко не каждый человек может открыто говорить о своих трудностях, переживаниях, сомнениях. А в отношении глухих людей это справедливо вдвойне. Они очень берегут свой внутренний мир и неохотно впускают в него посторонних. Поэтому мы с нашими прихожанами редко, крайне редко обсуждаем подобные темы, чтобы никого не ранить. Обычно мы говорим о вопросах духовных и житейских. Ведь все-таки священник — человек слышащий, и он тоже в некоторой степени «чужой». Чтобы у глухих прихожан возникло искреннее доверие к священнику, нужно время и такт. Только на этих условиях глухой человек откроет ему дверь в свою духовную жизнь.

Отец Виссарион

Отец Виссарион. Фото из личного архива

— Если глухим людям сложно общаться даже со священником, который знает жестовый язык, то возможно ли разрушить барьер между ними и остальным миром?

—  Полагаю, есть только один путь инклюзии глухих людей в общество. Для этого слышащие люди должны принять глухоту, понять, с какими-проблемами сталкивается глухой человек, каковы его мировоззрение, менталитет. Без этого ничего не получится. Поэтому мы и стараемся в храме делать хоть что-то, чтобы слышащие прихожане научились с пониманием относиться к глухим.

Слепоглухой американской писательнице и общественному деятелю Хелен Келлер однажды задали вопрос: «От чего бы она избавилась в первую очередь, если бы у нее была такая возможность, —  от слепоты или от глухоты?» Она выбрала глухоту.

—  Но ведь считается, что более 80% информации об окружающем мире мы получаем с помощью зрения?

— Хелен Келлер объяснила свой выбор так: слепота отделяет человека от вещей. Закройте глаза, войдя в новое помещение, и вы не сможете сориентироваться, где что находится, не сумеете найти нужную вещь. Но глухота еще хуже. Ведь она отделяет человека не от вещей, а от других людей. А жизнь любого человека — это в первую очередь общение. Не имея возможности полноценно общаться с другими людьми, человек не может чувствовать себя счастливым.

— Удается ли в храме разрушить барьеры в общении?

—  К счастью, кое-что у нас получается. Два года назад я проводил небольшое анкетирование среди прихожан с различным опытом общения с глухими людьми. Оказалось, что их отношение к ним начало меняться. Когда они видят, как глухие прихожане обсуждает со священником те же вопросы, что важны для них самих, то начинают понимать: глухие — точно такие же люди, как они сами.

Поэтому если мы хотим устранить барьеры, нужно не только учиться понимать глухих людей, но и изучать их язык, интересоваться их культурой, психологией.

Мы, слышащие люди, не хотим учить жестовый язык, чтобы общаться с глухими людьми, поскольку уверены, что это они должны учиться говорить голосом, читать по губам. Мы хотим переделать их под себя, а не понять и принять глухоту. Но пока мы не сделаем шаг навстречу, барьеры не исчезнут.

—  Вы верите, что такое время когда-нибудь настанет?

—  Возможно, я утопист и живу в своей социальной утопии. Но я вижу, что ситуация по отношению к инвалидам серьезно меняется. В одной близкой мне семье родилась девочка с синдромом Дауна и пороком сердца. И я видел, как в маленьком провинциальном городке в 90-е годы маму с больным ребенком выгоняли из роддома, чтобы не портить показатели смертности. А все окружающие не знали, как спросить у нее о здоровье дочери. Вся тема с инвалидами, и тем более особыми детьми, была неким табу.

А сегодня мы видим такие проекты для людей с синдромом Дауна как «Солнечные дети», «Театр простодушных», различные общественные движения в поддержку людей с ограниченными возможностями. Ситуация уже изменилась. Может, и в отношении к глухим людям пора что-то менять? Может, пришло время перестать воспринимать глухих как глухонемых, не наклеивать на них этот устаревший и уничижительный ярлык? Ведь глухой человек может выразить свои чувства и мысли не только жестами, но и своими книгами, живописью, театральными постановками, спортивными победами, трудовыми достижениями и многими другими способами. 

Иоанн Лествичник: восхождение на небо Далее в рубрике Иоанн Лествичник: восхождение на небоНа четвертой неделе Великого поста Церковь говорит о том, как достичь рая

Комментарии

10 апреля 2016, 12:27
Вот категорически не соглашусь с тем что глухота мешает человеку общаться. Может быть раньше - да. Но сейчас в жизнь человека очень плотно вошли соцсети. И даже те, кто хорошо слышит, по сути свели свое общение с живыми людьми на нет. Все засели в Интернете и строчат письма в он-лайне. И все довольны и счастливы. Так что зрение - это основа основ.
10 апреля 2016, 22:36
все так, еще пенсионерам большое подспорье, если их заранее с интернетом познакомить
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»