«Я, скорее, предавался волнам!»
Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади Денис Луцкевич, Андрей Барабанов и Степан Зимин (слева направо) во время заседания в здании Никулинского суда. Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

Обвиняемые по делу о массовых беспорядках на Болотной площади Денис Луцкевич, Андрей Барабанов и Степан Зимин (слева направо) во время заседания в здании Никулинского суда. Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

В Никулинском суде продолжился допрос свидетелей защиты по «Болотному делу»

В среду состоялось очередное заседание по «делу двенадцати»; именно в этот день Госдума рассматривала в окончательном виде постановление об амнистии, которая, вероятно, коснется некоторых фигурантов дела.

Суд выслушал сотрудника аппарата уполномоченного по правам человека, декана факультета культурологи, студента-политолога, специалиста по тактике полиции, специалиста-психолога, журналиста издания Lenta.ru и музыканта-блюзмена.

Первой допрашивали Наталью Мирзу — руководителя секретариата аппарата уполномоченного по правам человека Владимира Лукина. Она сразу попросила судью использовать во время допроса свои записи и, получив разрешение, перечислила всех сотрудников аппарата, вместе с которыми она как наблюдатель присутствовала на «Марше миллионов» 6 мая 2012 года.

К месту сбора участников демонстрации они подошли вместе с представителями МВД, с которыми у правозащитников сложились «неплохие и перспективные отношения». Там они увидели, что «пропускных ворот» для прохода внутрь оцепления едва хватает для прохода демонстрантов. Там же они видели задержание нескольких людей, которые пытались пронести палатки.

Пройдя через Малый Каменный мост, наблюдатели «с большим удивлением увидели», что там стоит еще несколько дополнительных рамок.

— В отличие от большинства мероприятий, там был оцеплен парк и Лужков мост, — отметила свидетельница. Также среди «необычных явлений» на площади она упомянула цепочку полицейских от кинотеатра «Ударник».

Наблюдатели уже дошли до сцены, когда им позвонил Виктор Бирюков — представитель ГУ МВД Москвы, ответственный за связь с общественными организациями, — и попросил Владимира Лукина срочно вернуться в Малому Каменному мосту, поскольку «колонны, дойдя до моста и увидев сужение, сели на землю и не хотят идти».

Лукин, по словам Мирзы, пытался уговорить протестующих встать и пойти на митинг, но безрезультатно. В этот момент цепочка ОМОНа подошла к митингующим, из-за чего в толпе стало совсем тесно. Выйти за цепь было невозможно: полицейские не выпускали никого.

— С сердцем у меня было не очень хорошо, я уже думала, что дело плохо, — вспоминает Мирза. — К счастью, в это время произошел небольшой прорыв.

Свидетель оказалась за полицейским оцеплением; там они с Владимиром Лукиным увиделись с заместителем мэра Москвы Александром Горбенко. «Я видела, насколько он был расстроен», — вспоминает она.

— С самого начала у «Ударника» стоял небольшой автобусик Следственного комитета, — напоследок вспомнила еще одну странность прошедшего мероприятия Наталья Мирза.

Наблюдатели застали только самое начало рассечения толпы полицией, поскольку торопились на телеэфир. Среди тех задержаний, которые они успели увидеть, большинство проводилось с необоснованным применением силы.

Следующей допрашивали специального корреспондента издания Lenta.ru Светлану Рейтер, которая рассказала, что на акцию 6 мая она «пришла с друзьями выразить свою гражданскую позицию»: «"За честные выборы" или как-то так это называлось».

Рейтер обратила внимание на то, что сквер Болотной площади был полностью оцеплен — «это странно» — и на то, что полицейские были хорошо экипированы: «наколенники, налокотники и прочие серьезные аксессуары».

Вместе с друзьями она прошла к месту митинга, где было очень мало народу. Со сцены сначала играла музыка, затем вышел депутат из регионов, которого Рейтер уже не помнит. После депутата на сцену вышел еще один оратор, который рассказал о начавшейся у кинотеатра «Ударник» сидячей забастовке.

— После этого люди поднялись и пошли в сторону Малого Каменного моста. Была небольшая давка и даже снесли рамки металлоискателей, — вспоминает она.

По словам Рейтер, «полиция агрессивно и жестко набрасывалась на людей», выхватывала демонстрантов из толпы. Демонстранты же пытались им в меру сил противодействовать.

«Я бы назвала это самообороной. — говорит она. — Полиция вела себя агрессивно, на мой взгляд, необоснованно жестоко».

Светлана Рейтер с дочерью. Фото: личная страница Эрика Янсмы в Facebook

Через некоторое время после митинга Светлана Рейтер взяла для журнала Esquire интервью у сотрудников ОМОН, признанных пострадавшими по «Болотному делу»; оно было опубликовано в октябре 2012 года.

В частности, для этого материала Рейтер общалась с омоновцем Алексеем Троериным, который, по версии следствия, был избит Денисом Луцкевичем и получил сильное сотрясение мозга. Во время следствия Троерин опознал Луцкевича как своего обидчика. В интервью же Рейтер он утверждал, что не видел, кто его бил.

— Троерин сказал, что ничего не помнит, что он отключился на какой-то промежуток времени и не может рассказать, кто его бил, — вспоминает Рейтер.

Среди опрошенных журналистом омоновцев был и Антон Деркач, который запомнился Рейтер словами о том, что полицейские могли «смыть всю эту толпу в речку». Слова Деркача были вырезаны пресс-службой московского ОМОНа, однако журнал все-таки опубликовал их без указания имени бойца.

— «На мосту, допустим, я лично видел, стояло четыре водомета, и их вполне хватило бы на то, чтобы смыть всю эту толпу в речку. Точно так же там стояли "Тигры", где сидели люди, и у них резиновые пули», — по журналу зачитала Рейтер слова омоновца.

Затем был допрошен декан факультета культурологи ГАУГН Анатолий Калинкин, у которого учился и работал Денис Луцкевич. Калинкин рассказал суду, что Луцкевич «учился на хорошо и отлично», «всегда положительно характеризовался», занимался спортом, интересовался в первую очередь учебой и «никогда у него симпатий к партиями и движениям я не замечал».

По словам Калинкина, на акцию 6 мая, которая начиналась как раз неподалеку от университета, пошли многие студенты и преподаватели. В том числе и Луцкевич, которого декан сам попросил сопровождать девушек-студенток, «чтобы там их по стенке не размазали».

Через несколько дней он «обратил внимание, что у него (Дениса Луцкевича. — РП) ухо черное, левое, руки избиты все». После расспросов Денис рассказал, что получил эти травмы на Болотной площади.

— По рукам он получил из-за того, что закрывал ими голову от дубинок, — вспомнил объяснения Дениса декан Калинкин.

Следующим свидетелем стал Игорь Бурмистров, который по просьбе адвоката Луцкевича Дмитрия Динзе делал заключение специалиста по исследованию тактико-специальных действий сотрудников полиции во время акции 6 мая. Динзе попросил суд приобщить это заключение к материалам дела, однако судья Наталья Никишина ему в этом отказала, сославшись на то, что «данный документ оформлен ненадлежащим образом».

Кроме того, Никишина почему-то не услышала, что Динзе заявлял допрос Бурмистрова не как свидетеля, а как специалиста. Никишина разрешила допрашивать Бурмистрова только как свидетеля — это значит, что его можно было допрашивать только по фактам событий на Болотной, но нельзя просить его дать экспертную оценку этим событиям. Допрос сразу потерял смысл, поскольку сам Бурмистров на Болотной не был, а заключение делал по материалам уголовного дела, предоставленных ему адвокатом.

— Прошу снять вопрос, поскольку допрашивается свидетель, а не специалист, — злорадно обрывала все вопросы Динзе прокурор Стрекалова. Судья вопросы снимала.

Психолога Владимира Рубашного после дополнительной просьбы адвокатов Динзе, Светланы Сидоркиной и Фарита Муртазина судья все-таки позволила допросить как специалиста. Но при этом из-за «ненадлежащего оформления» отказалась приобщать к делу сделанное им заключение по Денису Луцкевичу, бойцу Троерину, Артему Савелову и Андрею Барабанову.

Полковник в отставке Владимир Рубашный, который 20 лет проработал в уголовно-исполнительной системе, проводил свое исследование на основе материалов уголовного дела, предоставленных ему видеороликов и проведенного им заочного опроса подсудимых, находящихся в СИЗО.

— Оглушенность, состояние измененного сознания из-за того, что жизнь подвергается опасности, сужение коридора сознания, человек эмоционально захвачен, возможны ошибки восприятия, после он не может достоверно описать, что с ним происходило. Это естественные реакции нормального человека на угрозу жизни — так Рубашный описывает состояние бойца Алексея Троерина в тот момент, когда его избивали демонстранты.

По словам специалиста, у всех троих подсудимых — Луцкевича, Савелова и Барабанова — «криминально значимых черт не обнаруживается».

22-летняя студентка политологии МГУ Тамара Лиханова — жена подсудимого Ярослава Белоусова — рассказала суду, что они женаты с 2010 года, в феврале 2011 года у них родился сын, который недавно перенес несколько операций. После ареста Белоусова они с сыном живут вместе с матерью, которая пытается им помогать.

Сейчас она заканчивает пятый курс, и ей трудно сочетать учебу на дневном отделении с уходом за ребенком, который после операций пока должен находиться дома и не может посещать детский сад. О Ярославе Белоусове она говорит как о «внимательном и заботливом» муже.

— Вышел из метро «Октябрьская» и пошел по этой вот улице, по большой улице, по которой всегда ходят, — размахивая руками, вспоминал события 6 мая 2012 года последний свидетель, музыкант-блюзмен Николай Харитонов.

На Болотной площади Харитонов мельком видел Артема Савелова и Сергея Кривова. Савелову он помогал подняться, когда тот упал под давлением толпы, прорвавшей полицейскую цепочку.

— Вот речные волны есть, знаете? А есть океанские волны, их невозможно остановить, — Харитонов попытался описать, почему вышло так, что толпа продавила цепочку: — Цепь разрывается, давление велико, физика, понимаете? Ноги остаются на месте, туловище идет вперед — человек падает!

Все так же жестикулируя, Харитонов показывает, как он удерживал Савелова от падения. Сам свидетель в этот момент уточнял, что он обернулся «вытянуть свою курточку» из толпы.

— Вы принимали участие в разрыве цепочки? — уточняет адвокат Савелова Фарит Муртазин.

— Как я уже сказал, я, скорее, предавался волнам! — отвечает свидетель.

Защитник Сергея Кривова Вячеслав Макаров попросил суд прервать допрос Николая Харитонова.

— Мне к врачу надо, ваша честь, — попросил Макаров.

— Ваша честь, я тоже болен, и мне три часа ехать, — включился в разговор общественный защитник Кривова Сергей Мохнаткин.

Судья Никишина просьбу отклонила и потребовала закончить допрос свидетеля сегодня. Как выяснилось, Сергея Кривова свидетель Харитонов видел в тот момент, когда «вокруг началось это месилово».

— Я увидел: Кривова очень активно обрабатывают палкой сверху-вниз, — вспоминал свидетель, уточняя, что «побитые люди там кругом были».

Слушания по «Болотному делу» продолжатся в Никулинском суде в 12:30 в четверг.

Читайте в рубрике «Суд» Не тем вы, женщины, СМС шлетеЖительницу города Сочи осудили за разглашение гостайны Не тем вы, женщины, СМС шлете

Комментарии

19 декабря 2013, 14:14
Уже весь мир признал,что там была провокация полиции и народ тут ни при чем,их специально зажали,но наши же судьи прессы не читают и совесть не воспитывают.
20 декабря 2013, 09:33
Прав был Путин - нападать на правоохранительные органы недопустимо. И неважно, это из - за победы Путина или посадки навального - вопрос в том, что полицейский тоже человек и стоит тут по работе, дома семья и дети, а эти упыри на них с асфальтом и палками, как будто это омоновцы формируют власть в Кремле! Пусть сидят!
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»