«Когда строишь корабль, его надо полюбить»
Артур Кондратюк в мастерской. Фото: Александра Боярскова/ Русская Планета

Артур Кондратюк в мастерской. Фото: Александра Боярскова/ Русская Планета

Севастопольский судомоделист Артур Кондратюк — о парусах, якорях и старых досках

Артур Кондратюк — севастопольский судомоделист, с юности мечтавший стать архитектором. Но судьба морским узлом связала его с флотом, сначала с военным, потом парусным. Тридцать лет Артур Остапович прослужил, из которых большую часть отдал противолодочному крейсеру «Ленинград». Судомоделизмом он увлекся еще на службе, так отвлекался от непомерного груза ответственности.

— Когда строишь корабль, его надо полюбить, пропустить через сердце и только потом появится идея. Каждый раз моделирование корабля я начинаю с киля (продольная балка, проходящая посередине днища судна от носовой до кормовой оконечности. — РП), а именно, делается килевая рамка, а уже на нее ставятся шпангоуты (поперечное ребро корпуса судна. — РП). Но киль — это основа, позвонок корабля. Потом мастерю каркас и обшиваю его рейками. Каждая такая реечка пробита двумя гвоздями.

Модель судна — это исторически верная копия его прототипа. Приступая к работе над очередным кораблем, мастер тщательно изучает его историю, теорию, обращается к архивным чертежам и подгоняет под масштаб.

— Сейчас я делаю яхту Черноморского флота, созданную по чертежам, которые в свое время прорабатывал и корректировал Михаил Лазарев. Чертежи беру из военно-морского архива в Санкт-Петербурге. Конечно, ребята — приятели, бывшие сослуживцы, помогают их доставать. А вот заготовка брига «Меркурий» в сто пятидесятом масштабе, то есть в сто пятьдесят раз меньше того самого судна, что победил в бою с двумя турецкими линейными кораблями. Это заготовка для так называемого аката «Святая Ирина» — изобретение Потемкина.

Каждую деталь он делает сам, будь это основательный деревянный каркас, маленький железный гвоздик или легкие распахнутые паруса. На большинство моделей уходят не месяцы, а годы ежедневной усердной работы. В каждой модели — до пятнадцати тысяч деталей. В его мастерской множество инструментов и станков, например: токарный, сверлильный, шлифовальный, точильный, маленькая циркулярка и даже станок для канатов, ведь и канаты должны быть «в масштабе».

— Трудно сказать, какую деталь мастерить сложнее, раз на раз не приходится. Вот, например, две пушки, одна русская с вензелем, другая французская. Посмотрите, это якорь «кошка», есть такой тип якорей, применялся на галерах. А вообще-то якорь — это символ надежды. Что касается парусов, то в России их делали льняными, потому они и были такими темными. Но лен плотный, я беру материал гораздо тоньше, он подходит для моделирования. Из тканей выбираю батист или поплин.

«Интересно смотреть, как люди удивляются»

Корабль «Евстафий» — гордость Артура Остаповича. Это красивый величественный парусник с блистательной военной судьбой. В середине XVIII века корабль построили на верфи Главного Адмиралтейства в Санкт-Петербурге. Его длина — 47,5 м, ширина — 14,5, глубина трюма почти 6 м. В июле 1769 года русская эскадра под командованием адмирала Григория Андреевича Спиридонова вышла из Кронштадта в Средиземное море. Адмирал Спиридонов держал свой флаг на «Евстафии». Однажды в Хиосском заливе (Эгейское море) эскадра обнаружила главные силы турецкого флота и с ходу с короткой дистанции атаковала противника. Во время отчаянного абордажного боя на флагманском турецком судне «Реал-Мустафа» начался пожар, его загоревшаяся грот-мачта упала на русский флагман. Адмирал Спиридонов перенес свой флаг на линейный корабль «Три Святителя», когда убедился, что спасти «Евстафий» не удастся. Русский флагман взорвался, а вслед за ним та же участь постигла и турецкий корабль. Взрыв кораблей и русская артиллерия вызвали панику среди противников, они вынуждены были беспорядочно и поспешно отступать в Чесменскую бухту, где и были заблокированы русской эскадрой. Мастеру судомоделирования «Евстафий» обошелся в два с половиной года кропотливой каждодневной работы.

Корабль «Евстафий»

Корабль «Евстафий». Фото из личного архива Артура Кондратюка

— Это уже третий мой «Евстафий». Его заказал калининградский музей, но потом не взял. Знаете, как везде, проблемы финансовые. Но я его все равно доработал. Вот, смотрите внимательно в окошечко, тут библиотека, а тут офицерский гальюн, душевые.

— Но вы наверняка знаете, что мало кто заметит эти детали?

— Да, но я с удовольствием подсказываю, интересно смотреть, как люди удивляются.

— А третий корабль легче создавать, чем первые два?

— Сложно сказать, вроде бы все знаешь, но всегда хочешь сделать по-новому, что-то усовершенствовать.

Парусные корабли — суда деревянные, поэтому я интересуюсь, какие древесные породы мастер чаше всего использует в моделировании и какую древесину любит особенно.

— Древесину берут разную. Это может быть груша, клен и даже черное дерево. Мне приятно работать с грушей, она мягкая, легко поддается шлифовке, не колется и не раскалывается. Самшит хорош для декора. Есть ребята, которые любят работать с дубом, но у меня на него аллергия. Красное дерево тоже аллергенное.

Две жизни одной доски

Артур Остапович большинство кораблей раздарил и раздал, продал не так много. Расставаться с моделями не жалко, всегда есть возможность смастерить новые. Судомоделист перелистывает фотографии.

— Этот корабль заказывали новгородские монахи, когда-то их предшественники ходили под таким парусом. Они прислали мне пять фотографий, по ним я и делал модель. А вот «Императрица Мария» — любимый корабль Нахимова. Это фигура льва, раньше такие декоративные элементы устанавливались на носу корабля. Как-то мне захотелось побаловаться, и я, вместо льва, сделал кота. Ставил перед собой на стол своего домашнего черного котика и срисовывал с него эскиз. Такой декор делают из бивня кашалота, слона и даже мамонта.

На одной из фотографий Артур Остапович останавливается. С виду корабль интересный, но не более чем все остальные, модель стоит на деревянной подставке, которая на половину отшлифована, другая половина осталась нетронутой. Оказалось, баркас смоделирован из деревянной доски, которую знакомые мастеру дайверы выловили в Балаклаве. Доска не простая, ее взяли с затонувшего английского судна и подняли со дна на поверхность. А потом она оказалась в мастерского судомоделиста. Доска хорошо сохранилась, в ней даже остались гвозди с подлинной штамповкой. Из спасенной доски Артур Остапович смастерил не что иное, как английский баркас, подарив дереву второй шанс на жизнь.

Фото из личного архива Артура Кондратюка

Фото из личного архива Артура Кондратюка

— Это красное дерево. Даже краска коричневая сохранилась. Англичане все делали тщательно. Гвозди, как забили, такими они и остались, только патиной покрылись, но форма та же. Мне хотелось создать какую-то серьезную английскую модель, чтобы доска сохранила национальность. Баркас я делал по английским чертежам.

Работы Артура Кондратюка хранятся в коллекциях любителей и знатоков судомоделизма, их покупают как ценное украшение дома и дарят как эксклюзивный подарок. Его модели радовали глаз многих известных людей, например, Леонида Брежнева, Бориса Ельцина, также и у Юрия Лужкова есть образцы.

— Вам нравится работать, когда заказчик разбирается в судомоделировании и понимает, что он заказывает?

— Конечно, так гораздо интереснее. Но заказчики бывают разные, с очень своеобразными желаниями. Например, один хочет пушки белые, другой — черные. А они ведь бронзовые, приходится специально темнить. Как-то был заказчик, который хотел, чтобы парусник был без парусов. Вот такие желания.

«Поднять флаг!»

Артур Кондратюк давно мечтает создать целую эскадру Федора Ушакова. Но пока это только мечта, у севастопольского музея ЧФ нет средств, а власти в такой коллекции не заинтересованы.

— В Севастополь приезжают тысячи делегаций, а в нашем музее Черноморского флота нет ни одной достойной модели судна, которым командовал Ушаков, а он же не просто адмирал и флотоводец, он — наш святой.

Перед тем, как приступить к работе, мастер составляет четкий план, указывая точное количество деталей и сроки завершения работы. Недоработанные модели и необходимые инструменты хранятся в мастерской, а мастерская расположилась прямо в квартире на балконе.

— Мне повезло, жена поддерживает, не ругается, когда стружка летит, просит только дверь вовремя закрывать. А вообще, у нас с ребятами, тоже любителями судомоделирования, есть традиция. Как только модель судна готова, мы собираемся, обсуждаем работу, даже делаем критические замечания, но в конце поднимаем флаг... И бокал шампанского!

«Без спорта мне некуда было бы идти из детдома» Далее в рубрике «Без спорта мне некуда было бы идти из детдома»Чемпионка Сочи-2014 Светлана Коновалова — о детских мечтах, взрослых целях и о своей маме

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»