«Как и любой нормальный русский человек»
Игорь Харченко на концерте в клубе 1Rock 4 июля 2010 года. Фото: личный архив

Игорь Харченко на концерте в клубе 1Rock 4 июля 2010 года. Фото: личный архив

Во вторник в Замоскворецком суде Москвы на процессе против антифашиста и музыканта Игоря Харченко выступили свидетели защиты

В Замоскворецком суде продолжились слушания по делу антифашиста Игоря Харченко, которого обвиняют в избиении неонацистов. Свидетели защиты во вторник показали, что вечером в день преступления видели обвиняемого на сцене клуба. Журналист Максим Солопов рассказал суду, как оперативники из Центра «Э» угрожали ему и фабриковали уголовное дело против его брата Дениса Солопова.

Антифашиста обвиняют в нападении на двух неонацистов — Владимира Жидоусова и Владлена Сумина по кличке «Аркан». По версии обвинения, 4 июля 2010 года на Летниковской улице в Москве Игорь Харченко вместе с группой неустановленных лиц в капюшонах напал на мирно прогуливавшихся Сумина и Жидоусова. В ход пошли ножи и травматические пистолеты. После драки Сумин попал в реанимацию, Жидоусов же отделался легкими телесными повреждениями.

Теперь Игорь Харченко обвиняется в умышленном нанесении как легких, так и тяжких телесных повреждений, а также в хулиганстве (ст. 115, ст. 111 и ст. 213 УК РФ). В СИЗО он находится ровно два года — с июля 2011-го.

По словам защиты, дело полностью сфальсифицировано следствием: единственным доказательством вины Харченко являются показания потерпевших, которые путаются в своих показаниях и уверенно говорят о заведомо несуществующих деталях. Так, они настаивали, что опознают Харченко в том числе по татуировке «Прости, Александра» на бровях, однако эта татуировка появилась позже — этот факт подтверждается фотографиями Харченко с концерта.

Кроме того, сами потерпевшие, вопреки уверениям следствия, не просто мирные прохожие, а ультраправые футбольные фанаты, которые, вероятно, сами шли нападать на концерт антифашистских групп в клубе «1Rock».

«Инициативу здесь не надо проявлять»

На заседании 9 июля выступали свидетели со стороны защиты. Белорусский студент и музыкант Денис Каменко приехал на суд из Минска. Он рассказал, что впервые познакомился с Игорем Харченко в 2009 году на концерте в Минске, где они «предложили друг другу совместное творчество» — оба интересуются хардкором и рэпом. Утром 4 июля 2010 года Денис Каменко с друзьями музыкантами приехали на поезде из Минска, чтобы вечером выступать на концерте в клубе «1Rock». На вокзале их встречал Игорь Харченко с девушкой Александрой и друзьями — Каменко и Харченко участвовали в одном проекте и выступали вместе. 

Концерт, по словам Каменко, начался около шести вечера, а к семи они с Харченко вышли на сцену. Игорь, по его словам, выступал в черной маске-балаклаве, которую иногда снимал. Отыграв 15 треков, они ушли за сцену, где общались до конца выступлений других групп.

Около 11 часов вечера все посетители концерта покинули клуб и большой толпой направились к метро «Павелецкая». Параллельно толпе ехала милицейская машина. Игорь Харченко провожал Дениска Каменко на обратный поезд в Минск, которых отходил незадолго до полуночи.

Свидетеля Исаева судья Татьяна Ковалевская выгнала из зала, потому что тот забыл паспорт и пришел только с водительским удостоверением. Двое других свидетелей — Сергей Филенков и Михаил Гладильщик — лично с Харченко не знакомы. Они рассказали суду, что были на концерте 4 июля и видели среди выступавших Игоря Харченко — того человека, который сейчас сидит перед ними к летке. Он выступал в маске, но иногда снимал ее, так что они запомнили его лицо. Кроме того, Харченко даже в балаклаве можно узнать по татуировкам на руках: паутина на кисти и надпись «last hope» на костяшках.

На сцене или неподалеку от нее в клубе, они периодически замечали Харченко в течение всего вечера. Глядя на поклонников своего творчества, обвиняемый почесывал отросшую в СИЗО бороду, теребил кепку и смеялся.

— Примерно в 7 или 7.30 они начали чекаться… — рассказывал о выступлении Игоря свидетель Гладильщик.

— Свидетель, что они начали делать? Переведите это суду, пожалуйста. Может, это вообще что-то неприличное, — в очередной раз оборвала Гладильщика судья Ковалевская.

Следующим свидетелем выступал Виктор Солопов — ветеран МВД и отец известного антифашиста Дениса Солопова, которых первоначально проходил по делу как соучастник нападения на нацистов Жидоусова и Сумина. Дениса Солопова российские власти считают активным участником нападения на химкинскую администрацию 28 июня 2010 года — тогда около 300 анархистов и антифашистов, протестуя против вырубки леса, забросали правительственное здание камнями и дымовыми шашками. Денис Солопов получил статус политического беженца в Голландии.

Как предполагает сам Денис Солопов, следователи и оперативники сфабриковали это дело именно для того, чтобы добиться его экстрадиции в Россию. Харченко же, по его словам, просто «взяли в заложники». У самого Дениса оказалось железное алиби: 4 июня 2010 года он был в Турции, что подтверждается не только словами свидетелей, но и штампами о пересечении границы в его загранпаспорте. Игоря же отправили под суд.

— Игоря Харченко я знаю потому, что в этом преступлении его обвиняли вместе моим сыном Денисом Солоповым.  И по Денису, и по Игорю там были одни и те же экспертизы, одинаковые показания. Но Денис вообще был в Турции!

— Не злоупотребляйте вниманием суда и отвечайте только на заданные вам вопросы. Инициативу здесь не надо проявлять,

— судья Ковалевская резко обрывала свидетеля. По ее словам, здесь рассматривается дело Харченко, и обсуждать моменты, связанные с Солоповым, суд не может.

— Здесь сотрудники милиции совершили преступление, и человек сидит невиновный. Я могу даже пояснить, как именно они фальсифицировали дело… 

— Свидетель! Я попрошу вас покинуть зал.

«Он сказал мне: “Я боюсь этих людей”»

Последним допрошенным свидетелем защиты стал корреспондент «Газеты.Ру» Максим Солопов, который регулярно виделся с Игорем Харченко на различных субкультурных концертах.

«Мы знакомые, не близкие, но знакомые», — уточнил Солопов. Он рассказал, что 9 мая 2010 года его брат Денис, Игорь Харченко и еще несколько молодых антифашистов были задержаны после возложения цветов к могиле Неизвестного солдата в Александровском саду.  Никаких обвинений молодым людям предъявлено не было. Позже фотографии Дениса, Игоря и других антифашистов, сделанные тогда в отделении милиции сотрудниками Центра «Э», появились на нацистских сайтах.

По словам Солопова, во время концерта в клубе “1Rock” он стоял рядом с охранниками на входе, и не видел, чтобы Игорь Харченко выходил из клуба.

«Во время концерта к клубу подъезжали сотрудники милиции и спрашивали у охраны, не знает ли кто-то о драке у метро «Павелецкая». Мы все заволновались, стали звонить знакомым, но со всеми было в порядке, никто ничего не знал. Сотрудники милиции уехали», — вспоминал Солопов.

Примерно через год Солопову позвонила мать Игоря Зара Харченко: «Максим, Игоря с твоим братом обвиняют в чем-то». Когда Максим Солопов собрал документы, согласно которым Денис в указанный день был в Турции, следователь долго не хотел их принимать.

«Следователь стал давить на меня и угрожать, что вместо Дениса мы привлечем тебя», — вспоминает Максим.

По словам Максима Солопова, через знакомых в среде футбольных фанатов ему удалось встретиться с потерпевшим Владимиром Жидоусовым — тот оказался фанатом ЦСКА.

«Жидоусов при свидетеле мне рассказал, что на работу к нему приехали сотрудники Центра «Э» на внедорожниках и стали на него давить, чтобы он дал показания против Дениса Солопова и Игоря Харченко. Хотя он сразу давал показания, что не сможет опознать нападавших на него», — поведал суду Максим Солопов.

«Он сказал мне: «Я боюсь этих людей», — передает Солопов слова Жидоусова об оперативниках из Центра «Э». — Жидоусов мне пояснил, что в тот день он должен был встречаться группой ультраправых фанатов, которые собирались напасть на концерт. Сам, по его словам, был не при чем».

Как говорит Максим Солопов, во время их разговора Жидоусов признался, что другой пострадавший Владлен Сумин также «спустя год стал требовать изложить определенную версию событий».

«Сумин мне известен как лидер молодежной националистической организации, который был сторонником Квачкова. Сразу после ареста Квачкова Сумин от него отрекся», — пояснил суду журналист Солопов.

В отличие от всех остальных свидетелей защиты, Максима Солопова судья практически не прерывала. Ни у судьи, ни у прокурора не нашлось ни одного дополнительного вопроса, которые бы они ему задали.

«Харченко я знаю как честного и искреннего человека. Как и любой нормальный русский человек, Игорь, естественно, придерживался антифашистских взглядов», — уточнил напоследок Максим Солопов.

Следующее заседание по делу Игоря Харченко состоится в 14:00 19 июля. Как ожидается, на нем будут допрошены оставшиеся свидетели защиты, после чего начнутся прения сторон.

Читайте в рубрике «Суд» Молчание судейЗа 25 лет реформаторских потуг в России так и не была создана независимая и нормально работающая судебная система Молчание судей

Комментарии

09 июля 2013, 22:47
Ультраправые неофанаты, маскирующиеся под левых неонацистов, получили по шапке от творческих антифашистов под прикрытием сотрудников отдела "Э". Че вообще там у них творится? А просто без этих заморочек жить нельзя?
Ведь я мокасин
10 июля 2013, 08:27
Ультралевые, ультраправые, неонацисты или антифашисты - это лишь слова-чехлы, под которыми скрываются озлобленные отморозки, которые при этом умнее обыкновенных гопников, грябящих людей в электричках, потому что пытаются придать своему беспределу политический оттенок. И не стоит автору статьи намекать на то, какие они хорошие и вообще творческие, "музыканты", понимаешь - что же они тогда с ножами и травматиками по улицам бродят? Если это обычная отморозь - так сажать их надо как обычную отморозь - лет на шесть строгого режима. Глядишь, и правда на улицах спокойнее станет.
10 июля 2013, 17:00
Ну со сроком вы явно перестарались, хватит с них и трехи общего, а вот в остальном согласен, сажать таких надо!
Надо объявлять вне закона все политические движения, преследующие в том или ином виде реализацию "национальной идеи". Иначе фанатско-нацисткий бунт на манежке может стать каждодневной реальностью. Слава богу, Сурков уже не Кремле, и никто больше не развивает нацболов (Сурков спецом их пестовал на случай революции) пора эту непонятную движуху на бритоголовость прекращать. А с Суркова полезно и спросить, зачем?
10 июля 2013, 12:23
Подавляющее большинство антифашистов - реперы-наркоманы, живущие гнилою западной культурой и не имеющие представления ни о патриотизме, ни об истинных ценностях. По-сути неонацисты такая же мразь, но они-то хотя бы отстаивают национальные интересы, хотя зачастую и весьма извращенными способами...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»