«Там нет ни слова о Харченко»

	Михаил Трепашкин (слева) и Игорь Харченко (справа). Фото: antifa.fm

Михаил Трепашкин (слева) и Игорь Харченко (справа). Фото: antifa.fm

В Москве продолжается суд над антифашистом Игорем Харченко, обвиняемым в нападении на неонацистов

В Замоскворецком суде Москвы во вторник состоялось девятое заседание по делу антифашиста и музыканта Игоря Харченко, которого обвиняют в нападении на двух неонацистов — Владимира Жидоусова и Владлена Сумина по кличке «Аркан». Антифашисту предъявлен статьи: умышленное нанесение как легких, так и тяжких телесных повреждений, а также хулиганство (ст. 111 и ст. 213 УК РФ).

Харченко судят уже девять месяцев, а под стражей он находится почти два года. Антифашист был задержан 11 июня 2011 года в Дагестане, когда пришел менять паспорт: Игорь жил и учился в Москве, но прописан был по-прежнему в Махачкале.

По версии следствия, 4 июля 2010 года на Летниковской улице в Москве Игорь Харченко вместе с группой неустановленных лиц в капюшонах напал на мирно прогуливавшихся Сумина и Жидоусова. В драке использовались ножи, стеклянные бутылки и травматические пистолеты. В результате Жидоусов получил легкие телесные повреждения, а Сумин едва не погиб — тяжелораненый, он попал в реанимацию.

Теперь потерпевший Владлен Сумин настаивает, что нападавшие пытались отрезать ему голову. «Они меня расстреливали в открытую, просто в упор. Они прижигали мне файерами спину, пытались отрезать мне голову ножом», — утверждал  неонацист в одном из интервью. Эти слова он подтвердил и на заседании суда — правда, в суд ни Сумин, ни Жидоусов не торопились, а потому их привезли туда оперативники.

«Акцию мутил не я, меня пригласили»

Вечером 4 июля 2010 года в клубе 1Rock, расположенном неподалеку от Летниковской улицы, проходил концерт российских и белорусских хип-хоп-групп, которые не скрывают своей антифашисткой позиции. По словам адвоката Михаила Трепашкина, Игорь Харченко выступал на сцене, читал рэп, и потому физически не мог принимать участия в нападении. Этот факт подтверждают фотографии и показания двух десятков свидетелей.

Концерт анонсировался в том числе и на нацистских сайтах, где появлялись призывы к расправе над его посетителями. По словам антифашистов, Сумин и Жидоусов были как раз среди людей, которые собирались напасть на посетителей концерта, но потерпели неудачу, получив отпор от неизвестных молодых людей.

Владлен Сумин в ультраправой среде известен как Влад Аркан. Он некоторое время состоял в Народном ополчении имени Минина и Пожарского, организации, которую возглавлял полковник Владимир Квачков. Аркан выступал на митингах квачковцев и, по информации антифашистов, не раз участвовал в нападениях на своих идеологических противников. На одном из ультраправых форумов пользователь под ником «Аркан» описывал стычку на Летниковской улице. «Акцию мутил не я, меня пригласили, я пригласил, собственно, своих знакомых», — пишет этот пользователь (орфография и пунктуация исправлены -- РП).

Сумин настаивает, что среди нападавших он уверенно запомнил двух человек, которых потом опознал по фотографиям в интернете — это Игорь Харченко и Денис Солопов. Опознал Солопова и второй потерпевший, Владимир Жидоусов. Следствие даже проверило их показания на «детекторе лжи». Согласно материалам дела, полиграф показал, что Сумин и Жидоусов не врут.

Это дает адвокату Трепашкину основания говорить, что дело против Харченко полностью сфальсифицировано, а показания и опознания потерпевших являются ложью. Дело в том, что у Дениса Солопова железное алиби: 4 июня 2010 года он был в Турции. Это подтверждается не только словами свидетелей, но и штампами о пересечении границы в его загранпаспорте.

Денис Солопов — известный активист антифашистского движения, которого российские власти считают активным участником нападения на химкинскую администрацию 28 июня 2010 года. Ему удалось бежать из страны, сейчас он получил статус политического беженца в Голландии. Как предполагает Денис Солопов, следователи и оперативники сфабриковали это дело для того, чтобы добиться его экстрадиции в Россию. Харченко же, по его словам, просто «взяли в заложники».

По словам Сумина, дело о нападении на него практически не расследовалось до апреля 2011 года, а потом следователи, наоборот, стали проявлять к нему повышенный интерес. Именно в апреле Денис Солопов, просивший политического убежища на Украине, оказался в киевском СИЗО. Вопрос о его экстрадиции в Россию должен был решить киевский суд, однако в дело вмешалось Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев, которое переправило антифашиста в Голландию.

Во время следствия Солопов — несмотря на очевидное алиби — продолжал фигурировать в деле как соучастник. Из числа фигурантов дела он пропал только под конец расследования — в обвинительном заключении его имени нет. И Дениса Солопова, и Игоря Харченко следователи обвиняли также в участии в экстремистском сообществе. По мнению следователей, данное сообщество было «законспирировано под видом объединения молодых людей, проводивших встречи в разных местах города Москвы и Московской области». Эти экстремисты «обязаны были следовать определенному стилю в одежде, что определяло их отношение к обществу».

Обвинение по ст. 281.1 (участие в экстремистском сообществе) было снято с Игоря Харченко только в январе 2013 года по сроку давности.

«Консультант по продаже товаров с нацистской символикой»

На заседание 28 мая потерпевшие не явились. Не было в суде и свидетелей, которых просила вызвать сторона обвинения. Свидетелей Абдурахманова и Федоренко приставы не смогли отыскать. Они работали на стройке возле Летниковской улицы и видели драку (впрочем, в своих показаниях они уточнили, что опознать никого не смогут). Еще один свидетель, антифашист Алексей Сутуга, находится в СИЗО «Бутырка», как говорят его товарищи, по сфабрикованному обвинению. И для того, чтобы вызвать его в суд, нужно разрешения следователя.

Поскольку со свидетелем Владимиром Федоренко связаться не удалось — он живет в Ростовской области, но сейчас уехал на заработки в Сочи, и у его родителей связи с сыном нет — судья разрешила гособвинителю зачитать протокол его допроса.

Федоренко, по профессии водитель трактора, летом 2010 года работал на стройке. По его словам, вечером 4 июля он услышал выстрелы, а когда выглянул из-за угла дома, увидел, что группа молодых людей стреляет в юношу, лежащего на земле.  «Нападавшие были одеты в спортивные кофты с капюшонами», — уточнял Федоренко. Опознать кого-либо из нападавших он не сможет, говорится в протоколе.

Слушая эти показания, Игорь Харченко только иногда усмехался. Он выглядел немного уставшим. На шее у Игоря татуировка — автомат Калашникова. На одном из заседаний суда потерпевший Жидоусов — рыхлый юноша с перебитым носом — утверждал, что он опознал Харченко как раз по татуировкам. Однако, по словам девушки Харченко, эти татуировки, автомат и надпись «прости, Александра» на бровях,  появились гораздо позже.

Когда прокурор закончила читать показания свидетеля, с рядом ходатайств выступил адвокат Михаил Трепашкин. Он попросил исключить из числа вещественных доказательств несколько выпусков журнала «Автоном», поскольку те не имеют к Харченко никакого отношения — журналы изъяты при обыске в квартире родителей девушки Игоря. Также Трепашкин попросил исключить фрагмент строительного ножа, найденный в нескольких домах от места происшествия — подобный нож не фигурирует в деле как орудие преступления и нет никаких свидетельств, что Харченко имеет отношения к этому ножу.

Трепашкин выразил свое недоумение тем, что как доказательство в деле используются показания свидетеля Яковлева, владельца магазина, торгующего одеждой марки Thor Steinar. В своих показаниях Яковлев рассказывает о том, что  антифашисты негативно воспринимают одежду этой марки, а также о том, что в 2009 году неизвестные подожгли его магазин.  «Там нет ни слова о Харченко. Яковлев зачем-то был приглашен следствием как консультант по продаже товаров с нацистской символикой», — разводит руками Трепашкин.

Последним было ходатайство о вызове двух десятков свидетелей защиты, которые, по словам адвоката, могут доказать невиновность его подзащитного. Все ходатайства, кроме вызова свидетелей, судья Татьяна Ковалевская отклонила.

Следующее заседание по делу Игоря Харченко назначено на 18 июня. Сторона обвинения настаивает, чтобы на это заседание были доставлены свидетели Абдурахманов и Сутуга. После их допроса свои доказательства начнет представлять защита.

Читайте в рубрике «Суд» Не тем вы, женщины, СМС шлетеЖительницу города Сочи осудили за разглашение гостайны Не тем вы, женщины, СМС шлете

Комментарии

Кто эти люди???
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»