«Без спорта мне некуда было бы идти из детдома»
Светлана Коновалова. Фото: vk.com/clubsvetakonovalova

Светлана Коновалова. Фото: vk.com/clubsvetakonovalova

Чемпионка Сочи-2014 Светлана Коновалова — о детских мечтах, взрослых целях и о своей маме

— Я выросла в Нижнеломовском детском доме-интернате для детей-инвалидов в Пензенской области. Могу про него сказать много хорошего: меня воспитали, учили, давали хоть какую-то любовь, — рассказывает «Русской Планете» Светлана Коновалова, двукратная чемпионка Сочи-2014, многократный призер по паралимпийским лыжным гонкам и биатлону, в марте выигравшая очередную медаль на Кубке мира. — Времена были плохие тогда, когда мы были маленькие: там могли и побить старшие дети, бывало, нянечки, воспитатели... А когда немного выросли, то было уже интересно: дружили, бесились.

После 10 класса я поступила учиться в колледж на менеджера по кадрам. В тот период меня пригласили гостем в передачу на НТВ, после чего мне дали положенную квартиру. Там я познакомилась с одной женщиной, которая вывела меня на Ирину Александровну Громову — тренера сборной по лыжным гонкам и биатлону для людей с поражениями опорно-двигательного аппарата (ПОДА). Я говорила, что увлекаюсь спортом: настольным теннисом, волейболом сидя, пауэрлифтингом — всем, что было доступно.

С Громовой мы познакомились однажды под Новый год, она сразу выдала мне весь инвентарь и сказала: «Иди катайся на каникулах». И вот я наматывала круги вокруг колледжа.

Потом я поехала на чемпионат России в Сыктывкар, заняла там четвертое место и вошла в состав сборной России. Тренер решила: «Заканчивай колледж и давай в Москву».

— А какие ограничения вам дает ваша инвалидность?

— Поражены только ноги. У меня родовая травма из-за врачебной ошибки: врачи вытаскивали меня инструментами, повредили их и часть позвоночника. А так я в животе у мамы нормально развивалась.

— Это кто вам рассказал?

— Мама. Я нашла маму и сестру за год до Паралимпиады в Сочи.

Лет в пятнадцать, еще в детском доме, я предложила воспитателям: «Давайте маме письмо напишем». Писали они сами, и в ответ мама прислала отказ общаться со мной. Я не знаю, почему она так сделала, возможно проблемы какие-то были. Мне это письмо долго не отдавали и выдали уже перед выпускным. Я прочитала и говорю: «Ну и ладно. Не было ее, и, значит, не будет».

А уже в 2000-х годах как-то прибиралась в своей квартире, нашла этот отказ и перечитала. И увидела в тексте, что у меня есть родная младшая сестра, которой на тот момент было уже 17–18 лет. Тут меня зажгло: девчонка взрослая, голова на плечах своя — надо найти. Захочет общаться — хорошо.

Нашла ее в интернете. Оказалось, что Женя не знала о моем существовании. И тут мы стали днями и ночами общаться в скайпе. С мамой же я не сразу заговорила: обе боялись. В первый раз я ее увидела в скайпе на 8 марта. Она меня поздравила и убежала.

После очередных соревнований я решилась и поехала в гости. Страшно было, да. Но все произошло очень быстро: обнялись, поцеловались и пошли чай пить. Потом уже я ездила к ним после каждых сборов, а теперь мы с Женей живем вместе, поскольку она учится в Москве.

После Паралимпиады в Сочи, когда обо мне стали писать журналисты, и узнали о моей семье, маме тяжело пришлось. Ее вообще тогда все осуждали, особенно в родном городе. Мне очень не нравилось, что ее упрекали в отказе от меня, грубо писали о ней.

— Вы простили маму?

— Давно уже.

— Почему?

— Может быть, я взрослею. Я не понимаю и не пойму людей, которые оставляют своих детей, но на маму обида прошла. Оказалось, у меня был и папа, но он умер в 2005 году.

— Сейчас вы держите связь со своим детским домом?

— Каждый год в мае-июне приезжаю туда, у меня такая традиция. Сейчас там есть стенды про меня и про Даниила и Витю (танцоры без ног Даниил Анастасьин и Виктор Кочкин, победители «Минуты славы» на Первом канале, вышли из того же Нижнеломовского интерната. — РП).

Светлана Коновалова

Светлана Коновалова. Фото: vk.com/clubsvetakonovalova

— Как вы оцениваете уровень подготовки спортсменов в вашем виде спорта?

— Да нормально, только денег вечно нет ни на что. Я никогда не буду благодарить Паралимпийский комитет, а благодарю только Громову, потому что она нам находит деньги на сборы. После Олимпиады наступил кризис, и с оплатой сборов стало тяжело. Правда, на сами соревнования нам обеспечивают оплату дороги.

— Расскажите, о чем думает ребенок-инвалид в детдоме накануне выпуска, зная, что он выйдет оттуда совсем без помощи?

— Детский дом — это выживание. Пока там живешь, ко всему приспосабливаешься, и таких проблем нет. Лишь бы квартиру дали. Я инвалид детства — и хоть сейчас без коляски заберусь на 15 этаж. У меня в детдоме была маленькая коляска, как боб для биатлона, я с ней даже сама в автобус садилась: слезла, коляску закинула и следом сама. Детдомовский ребенок больше всего думает о том, почему его родители бросили — это да.

— О чем вы мечтали в детстве помимо того, чтобы найти родителей?

— Научиться плавать.

— А ходить?

— Я ходила два года на костылях. Они деревянные, легко ломались. За месяц сломались три пары, после этого мне сказали: «Езди на коляске». А я же была ребенком, ну и согласилась. Если бы отказалась, то, может, сейчас бы уже без костылей ходила. Это физически было возможно, и в детском доме поднимали детей на ноги. Но тогда пришлось бы заниматься только ногами, бросив спорт и все остальное. Я не захотела.

— Как сложилась судьба у тех, кто выпускался с вами?

— Кто-то учится, другие разъехались. Но больше всего тех, кто сидит дома (либо в доме престарелых и инвалидов) и ничего не делает. Все равно у нас мало кто хотел жить самостоятельно, большинство сирот считают, что им все должны: приготовить поесть, постирать, кровать заправить, беспорядок убрать. Вот у меня есть ровесник: руки-ноги на месте — иди работай. Нет, сидит дома и живет на одну пенсию. Нас учили себя обслуживать, и кулинария у нас была, но ели-то мы все равно в столовой, и осталась привычка к готовому. Мне было, наоборот, стыдно и неприятно, когда за меня все решали: я хотела уйти от надзора, от завтрака по режиму, когда к восьми утра не успел — ходи голодный.

— С чем связаны ваши глобальные цели в жизни?

— Родить. Хочу двоих детей точно. Все остальное у меня есть. Но дети — это после Олимпиады 2018 года. На следующий год я хотела бы завоевать золото на чемпионате мира, и буду уже готовиться к ней. После нее мне уже будет 28 лет, и, думаю, со спортом я завяжу. Буду воспитывать своих детей и хочу быть тренером у детей с инвалидностью. Сейчас учусь в Академии физической культуры.

— Что должно быть у ребенка в таком положении, что было у вас, чтобы не сидеть дома, а чего-то добиваться и приводить себя в порядок? Какие стимулы, помощь со стороны, может быть надзор?

— Желание нужно, это все от человека зависит. Толку от надзора? Грязно дома — «ну уберу когда-нибудь потом». Я вот всегда хотела жить отдельно. Хотела квартиру в Москве — вот она квартира в Москве. Хотела машину — она есть. Когда мне предложили заниматься спортом, я поняла, что это единственный способ выйти в люди и зарабатывать хорошие деньги.

— То есть вы не были поначалу фанатом спорта, но он был средством подняться?

— Да. В колледже было ясно, что идти мне после него некуда. Спорт открывал перспективы. В сборной я видела, что товарищи по команде покупают себе хорошие вещи и вообще успешны, и решила, что могу так же.

« Далее в рубрике «"Бессмертный полк" — праздник, а не траурное шествие»Сопредседатель ООД «Бессмертный полк России» Николай Земцов о подготовке проекта в 2016 году

Комментарии

07 мая 2016, 10:27
Оказывается, НТВ тоже помогает людям, несмотря на негативное общественное мнение.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»