«Если объединят СВР, ФСБ и ФСО, будет сделан важнейший шаг в нужном направлении»
Лубянская площадь и здание КГБ. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Лубянская площадь и здание КГБ. Фото: Владимир Федоренко / РИА Новости

Публицист Андрей Ведяев о значении истории советских спецслужб для современной России

«Русская Планета» побеседовала с Андреем Ведяевым, кандидатом технических наук, публицистом, историком спецслужб, о том, чем полезен и интересен опыт органов госбезопасности СССР и почему нужно способствовать созданию и популяризации положительного образа тех, кто незримо стоит на защите общества.

— Вы очень хорошо пишете об истории спецслужб. Могли бы рассказать, как вы к этому пришли?

— Это связано с моей биографией. Я родился в Тюмени, хотя отец родом с Урала и учился в Свердловске. В начале 1960-х годов его пригласили работать в Управление КГБ по Тюменской области. Поэтому с госбезопасностью связаны все мои детские воспоминания — по пути из школы я нередко заходил к нему на работу, затаив дыхание брался за ручку массивной двери облицованного фиолетовым камнем здания на Советской улице, по форме напоминающего Лубянку, докладывал дежурному и проходил в специальную комнату для посетителей. Хорошо помню военно-спортивный клуб «Дзержинец», располагавшийся в старинной водонапорной башне. Там я впервые увидел парашют. Кстати, клуб «Дзержинец» существует и сегодня. Вообще Тюмень является родиной многих легендарных чекистов, таких как разведчик Николай Кузнецов, руководитель советской внешней разведки в 1939–1946 годах Павел Михайлович Фитин, которого иногда называют «начальником Штирлица». Потом, когда папу перевели в Москву в 1967 году, я имел возможность ходить на различные мероприятия в здание Высшей школы КГБ на Ленинградке, ездил в пионерские лагеря от клуба им. Дзержинского на Лубянке. В лагерях нас воспитывали в чекистских традициях, поскольку вожатыми отрядов были сотрудники КГБ. Дружили семьями, встречались — тогда еще были живы многие легенды госбезопасности, их рассказы запомнились на всю жизнь. У меня три высших образования — и все так или иначе связаны с разведкой. Это прежде всего геологоразведка, горное дело. Ну и знание немецкого языка, работа по Германии. Поэтому разведка и безопасность составляют суть моей жизни, я им никогда не изменял.

Несколько лет назад я решил почитать, что пишут сегодня о госбезопасности, о чекистах — и был в ужасе. Подтасованные, выдернутые из контекста факты, сознательная ложь злобных завистников и откровенных врагов, заискивающих перед Западом. Получается, что вся деятельность спецслужб была направлена только на репрессии, подавление инакомыслия, поиск врагов. Это совершенно неверно, и отдельные негативные тенденции в нашем прошлом не могут затмить колоссальную работу, проведенную чекистами по защите национальных приоритетов, гостайны и общества в целом от подрывных действий западных спецслужб и просто криминала. Как раз наоборот, нужно способствовать популяризации и правильному изучению деятельности органов госбезопасности, без которых не может обойтись ни одно государство в мире. А главное, люди, которых общество направляет работать в органы, — это совершенно особый тип, подлинная элита, надежная опора и защита, рядом с которыми не страшно, это я знаю с детства.

— Вы изучаете только советские спецслужбы? Чем этот опыт может быть интересен и полезен современной России?

Конечно, у нас строй совершенно изменился, сейчас иные приоритеты. Соответственно, и задачи у спецслужб иные. Да и сами спецслужбы не те, что КГБ. Сейчас ФСБ — контрразведка, работает преимущественно в кредитно-финансовой сфере, а также занимается борьбой с международным терроризмом. Внешняя разведка, СВР, — вообще теперь отдельная служба, подчиненная президенту России. Самостоятельными стали многие бывшие структуры КГБ: на их основе были созданы, например, ФАПСИ (1991-2003), ФСО.  Но в нынешних условиях нам все равно придется обращаться к опыту прошлого.  Прежде всего это опыт разведывательно-диверсионной и контрразведывательной деятельности в годы Великой Отечественной войны. В нашей истории да и в мире нет ничего более значимого, успешного, результативного. Эффективность спецназа госбезопасности не имеет себе равных — небольшая группа разведчиков-диверсантов из четырех-шести человек может пустить под откос поезд и уничтожить тем самым танковый полк противника, разрушить мост, пусковые установки, вывести из строя линии связи, захватить высших чиновников или освободить из плена своих. Так было во время взятия дворца Амина в Афганистане. Как говорит Сергей Александрович Голов, последний начальник КУОС КГБ в Балашихе: «Человечество вступает в период войн нового типа, для которых главной задачей будет не физическое уничтожение противника, а подрыв его военной мощи изнутри. И главная роль при этом отводится именно спецназу».

Или возьмите опыт ликвидации националистического подполья на Украине. Мой отец долгие годы работал с председателем КГБ Украины (1954–1970 годы) Виталием Федотовичем Никитченко. Для борьбы с острыми проявлениями бандитизма использовались силовые методы, но широко применялись и компромиссы. Именно поэтому последний командующий ОУН-УПА Василь Кук лично сдался Виталию Федотовичу, но попросил его отпустить под честное слово. И он не только вернулся, но и привел с собой других главарей националистов, а впоследствии призвал бандеровцев за рубежом прекратить борьбу и признать советскую власть.

Сейчас международная обстановка сложная. Но не сложнее, чем, скажем, перед войной или в годы Карибского кризиса. Советскими чекистами решались уникальные задачи. Говорят, что Советский Союз развалился, но это совершенно неверно. Это пропаганда, рассчитанная на наивных людей. Советский Союз как раз выстоял, победил в войне, осуществил атомный проект, первым вышел в космос, создал минерально-сырьевую базу, которую мы до сих пор проедаем. Или, например, операция «Байкал-79» в 1979 году в Кабуле — великолепная слаженная работа армии и спецслужб по молниеносному захвату жизненно важных объектов с целью пресечения внешних угроз. Общее руководство осуществлял Борис Семенович Иванов — первый заместитель начальника внешней разведки КГБ. Позднее на базе этих структур был создан спецназ КГБ — легендарная группа «Вымпел»», подчиненная начальнику нелегальной разведки КГБ Юрию Ивановичу Дроздову. Поэтому говорить, что Советский Союз оказался гигантом на глиняных ногах, — абсурд. Другое дело, что его развалили. Но пока он существовал, это было в высшей степени эффективное государство, способное решать любые задачи. Поэтому опыт его бесценен.

А что сейчас? Шахты взрываются, лифты падают, кровь, террор, криминал — это результат того, что эффективная система безопасности (государственной и промышленной) разрушена, а новой не придумали. Так не лучше ли вернуться к лучшим образцам из нашей недавней истории?

Андрей Ведяев

Андрей Ведяев. Фото: личная страница в Facebook

 Силовики из КГБ и ФСБ всегда играли большую роль в управлении государством и решении важнейших государственных задач, можно ли говорить о некой преемственности?

— Представители спецслужб всегда участвуют в подготовке государственных решений. Прежде всего это касается внешней разведки. Она является, так сказать, глазами и ушами Москвы, позволяет лучше узнать противника, построить модель его поведения и на этой основе выработать рекомендации по активному воздействию на те или иные факторы, тех или иных лиц, чтобы направить развитие ситуации в нужное русло.

Конечно, ветераны уходят, и есть угроза, что преемственность может быть утрачена. Поэтому необходимо всячески развивать чекистские традиции и привлекать внимание общественности к примерам эффективного решения государственных задач огромной важности. Например, атомный проект. Западная монополия на новое сверхмощное ядерное оружие создавала для СССР смертельную угрозу. Поэтому были мобилизованы все материальные и людские ресурсы страны, создан единый орган управления — Спецкомитет под руководством Лаврентия Павловича Берии, который координировал все задачи — от поисков урана до разработки специальных материалов, научных изысканий и конструкции атомной бомбы. Берия одновременно курировал спецслужбы и смог эффективно подключить их для получения внешней разведкой американских атомных секретов обеспечения и контрразведывательного прикрытия своих объектов и ученых. Те же войска НКВД обеспечивали рабочей силой пусковые стройки, производства и объекты. При этом речь не о заключенных, а о спецконтингенте. Это в основном бывшие военнопленные, проходившие проверку и получившие возможность на деле искупить свою вину. А агентурные возможности контрразведки, внедренной в западные разведывательно-диверсионные центры, нацеленные на жизненно важные центры атомной промышленности? Под охрану были взяты ведущие ученые: академики Н.Н. Семенов, Ю.Б. Харитон, Я.Б. Зельдович и другие. Это была единая система, которая управлялась преимущественно чекистскими методами, что и позволило испытать первую бомбу уже через четыре года.

— Как вы относитесь к решению о реорганизации спецслужб и созданию Росгвардии?

—  Поскольку были ликвидированы Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба, то уже идет тенденция на укрупнение и централизацию. Это хорошо. Если объединят СВР, ФСБ и ФСО, будет сделан важнейший шаг в нужном направлении. Ведь это не простая формальность — здесь вопрос информационных потоков, кто кому докладывает и кто принимает решения. Когда Юрий Владимирович Андропов (15 июня его день рождения) возглавлял КГБ, у него было ПГУ — внешняя разведка, Второй главк — контрразведка, всего 20 главных и неглавных управлений и отделов (например, таинственный Отдел «Ф» — личная структура по проникновению в высшие финансово-политические мировые элиты). Кроме того, комитеты в республиках, управления в областях (более 120). Наконец, особые отделы в военных округах, а также в пограничных войсках. Поэтому он получал сведения из самых разных источников, включая радиоперехваты и «прослушку» телефонных разговоров тех лиц, которые попали в сферу пристального внимания КГБ как в самом СССР, так и за рубежом. Это позволяло ему своевременно реагировать на угрозы, принимать эффективные решения по любым вопросам, в том числе и реформам. К сожалению, многого он не успел, а пришедшие на смену правители первым делом разрушили единую систему госбезопасности, назвав ее «сталинским наследием». А наследие-то это, как мы видели, не имеет себе равных.

— Нужно ли снова создать позитивный образ спецслужб в СМИ, кино, литературе, публицистике, как это было раньше?

 В принципе, в Советском Союзе так тоже было не всегда. В 1953 году произошел государственный переворот, после смерти Сталина власть захватил Хрущев при поддержке части военных. Берия был расстрелян буквально на месте, репрессии коснулись почти всех руководителей госбезопасности, многих партийцев и хозяйственников. Новая структура — КГБ — получила весьма урезанные полномочия. В частности, ей запрещались разработка и сбор компромата на высших чиновников. В итоге голову подняли организованная преступность, коррупция, стали себя вольготнее чувствовать западные спецслужбы. Но главное — из светлого образа чекиста создали образ «кровавой гэбни», чтобы свалить на нее все мерзости и военные неудачи прошлого, к которым, естественно, были причастны прежде всего партийные и военные руководители. В результате пошли провалы, проблемы. Хрущева сместили, и назначенный в 1967 году в КГБ Ю.В. Андропов, а также его первый зам. С.К. Цвигун произвели кадровую и организационную реформу госбезопасности, элементом которой стало создание положительного образа советского бойца невидимого фронта. Именно тогда появились такие фильмы, как «Мертвый сезон», «Щит и меч», «По тонкому люду», «Адъютант его превосходительства» — подлинные и в то же время романтические хроники о советских чекистах, людях совершенно особого склада, бескорыстных, преданных своему делу, народу, способных выдерживать самые невероятные психофизические нагрузки и мгновенно принимать нужные решения. Помню, как эти фильмы выходили, мы их смотрели вместе с соседями, у нас ведь дом был ведомственный, практически все были из госбезопасности, и мы с товарищами узнавали своих родителей на экране. Важно, что все эти фильмы имели консультантов — например, фильм «Семнадцать мгновений весны» консультировал С.К. Цвигун (в титрах генерал-полковник Мишин). Полностью на реальных фактах основан фильм «ТАСС уполномочен заявить», где показана работа контрразведки КГБ по выявлению американского шпиона Огородника. Все фигуры реальные: начальник Второго главка Г.Ф. Григоренко (Глузский), его зам В.К. Бояров (Тихонов), В.Е. Кеворков (Соломин). Мой отец тоже участвовал в этой операции, использовались его алгоритмы моделирования агентурной деятельности противника. Вот эту традицию необходимо вернуть: любые фильмы о профессионалах в отсутствие консультантов, как сейчас — заведомая ложь и дешевый новодел. Мы должны знать правду о людях, которые в экстремальных условиях, во вражеском окружении обеспечивали нашу безопасность, и гордиться ими. А клевета, выдумки писак, работающих на дядю и по возрасту не тянущих на знание тех реалий, о которых они пытаются нам рассказать, могут лишь расколоть общество и тем самым ослабить его.

— В Киеве в рамках закона о декоммунизации демонтировали памятник чекистам, борцам революции. Как вы думаете, как смотрят на это в СБУ, где старшие кадры вышли из КГБ?

СБУ не является преемницей КГБ. Формально такого положения о правопреемстве нет в Доктрине национальной безопасности Украины. Следовательно, можно считать, что СБУ — это новая спецслужба, созданная с нуля властями Украины. Старших кадров из КГБ там сейчас осталось буквально несколько человек. Об этом умалчивают, но первая люстрация госбезопасности прошла на Украине, в частности, во Львове еще в 1992 году. Тогда была создана комиссия, которую возглавил председатель Львовского облсовета, ярый антисоветчик и бывший диссидент, лидер Народного руха Украины Вячеслав Черновол. На комиссию вызывали офицеров госбезопасности и ставили вопрос ребром: либо вы идете на службу новой власти, либо будете уволены без права продолжать профессиональную деятельность. Большинство чекистов отказались и были уволены. Но некоторые сотрудники, особенно из пятой линии, пошли на сделку с совестью и стали идеологами и создателями новых структур «безпеки».

Это очень обидно, поскольку именно украинские чекисты внесли в свое время решающий вклад в ликвидацию оуновского подполья. Мне приходилось заниматься журналистским расследованием убийства Бандеры. Там следы тянутся к кровавым преступлениям специальбатальона абвера «Нахтигаль» им. Степана Бандеры в первые дни оккупации Львова. Батальоном руководил от националистов Роман Шухевич, а от немцев — будущий федеральный министр в правительстве Аденауэра Теодор Оберлендер. И именно в 1959 году, незадолго до того, как Бандера был найден мертвым в Мюнхене, в СМИ появилась информация о зверских убийствах 5 тысяч евреев, поляков и коммунистов во Львове и причастности к этому офицера абвера Оберлендера. Как раз в это время в Киеве Василь Кук идет на сотрудничество с КГБ Украины. Конечно, Оберлендер и немецкие спецслужбы испугались того, что и Бандера, оставшийся в Германии не у дел, может решить вернуться на родину и сделать заявление о злодеяниях Оберлендера. Поэтому его устранили, а затем свалили убийство на бывшего сотрудника КГБ Богдана Сташинского, который получил за свое «признание» минимальный срок и затем исчез из тюрьмы в неизвестном направлении. А теперь новые структуры безопасности, созданные на Украине националистами, сотрудничают с теми, кто в свое время ликвидировал их лидера, вырвал из рук знамя — поскольку «бандера» переводится именно как «знамя». Мне кажется, что у народов Украины и России больше общего, и они были бы сильнее и свободнее вместе, как в те годы, когда боролись против общего врага.

Одесситов признали русскими Далее в рубрике Одесситов признали русскимиРоссия вызволила из заключения обвиняемых в «сепаратизме» украинских граждан

Комментарии

15 июня 2016, 16:06
Чем больше силовая власть концентрируется в одном месте, тем вероятнее возможность заговора. А в нескольких ведомствах можно поставить своих людей, не знакомых друг с другом и будет удобнее их контролировать. Все боятся заговора.
15 июня 2016, 20:29
Спецслужбы у нас и так хорошо работают! На службу государству впору призывать армии пиар-специалистов, которые будут работать над имиджем России и противодействовать информационным атакам. Война будущего, поверьте, лежит именно в плоскости информации.
16 июня 2016, 13:50
А вы думаете, на службе государства нет таких специалистов? Да о них легенды ходят уже сейчас
16 июня 2016, 10:45
кхм...
А с каких пор Тюмень - родина Кузнецова? От Талицы до Тюмени сотня вёрст с гаком, если что
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»