Списали в утиль
Паровая машина в Вязниковском историко-художественном музее. Фото: Никита Ефимов/Русская Планета

Паровая машина в Вязниковском историко-художественном музее. Фото: Никита Ефимов/Русская Планета

Как краеведы и музейщики из Вязников спасли единственную в России паровую машину Уатта

На территории Вязниковского историко-художественного музея расположился деревянный павильон, больше напоминающий дачный домик. В нем стоит легендарная паровая машина, гордость местных фабрикантов XIX века. Чтобы увидеть необычный экспонат, в Вязники приезжают туристы из разных уголков России и иностранцы. Сотрудники районного музея рассказали РП, как удалось спасти и сохранить паровую машину, которую едва не отправили на переплавку.

Функциональная и красивая

В светлом деревянном павильоне можно передвигаться только по стеночке. Внушительный экспонат расположен в центре помещения.

— Посмотрите, какая махина. Конечно, оборудование всегда должно быть функциональным. Но как красива эта паровая машина, — замечает заведующая экскурсионно-массовым отделом Вязниковского историко-художественного музея Наталья Щурий. — Хотя, конечно, людям, работавшим на ней, было не до красоты…

Паровая машина Джеймса Уатта появилась в Вязниках в середине XIX века. В то время на местных фабриках, славившихся на всю Россию, началось внедрение ткацких станков, паровых и льнопрядильных машин.

Одними из первопроходцев в техническом перевооружении фабрик считались вязниковские купцы и промышленники Елизаровы. Ефим Елизаров в 1828 году первым в России ввел на своей фабрике механическое прядение, установив на производстве английскую льнопрядильную машину. Его сын, Василий Елизаров, в 1861 году выписал из Англии паровую машину мощностью в 10 лошадиных сил, 10 самоткацких станков, шпульную и клеильную машины, а также другое оборудование. Смета, заполненная каллиграфическим почерком, сегодня висит на стене музейного павильона. Механизмы с учетом доставки обошлись Елизарову в 6 тыс. 674 рубля — огромную сумму для того времени.

После установления Советской власти в 1918 году собственность фабрикантов была национализирована.

— Новая власть принимала решения по каждому производству. Фабрику Елизарова закрыли, поскольку она на тот момент оказалась нерентабельной, — рассказывает Наталья Щурий. — Сложно сказать, почему это произошло. Но статистические данные свидетельствуют, что еще при жизни владельца фабрика была на грани банкротства. Владимир Елизаров, сын Василия Елизарова, в течение 37 лет был городским головой. Он серьезно, по-настоящему занимался городом — например, провел электричество и телефонную связь. Можно предположить, что он не мог разорваться и не делал необходимых капиталовложений в производство. Вот и дышала на ладан фабрика.

Наталья Щурий у паровой машины Уатта

Наталья Щурий у паровой машины Уатта. Фото: Никита Ефимов/ Русская Планета

Новые городские отцы приняли решение сдать станки и оборудование Елизарова на металлолом. Паровую машину разобрали. Некоторые ее части, как свидетельствует краеведческая литература, оказались на барже, которая стояла на Клязьме, вблизи пристани. Именно здесь проводили сбор утиля.

— Внедрение паровой машины в свое время способствовало качественному улучшению работы фабрики Елизарова. Но шло время — в начале XX века, по сути, на предприятиях уже были машины мощностью в 100 лошадиных сил, так что эта паровая машина для производства не годилась, — отмечает Наталья Щурий. — Баржа должна была идти в Нижний Новгород, где машину просто бы переплавили. Однако в ситуацию вмешались местные жители во главе с краеведом Александром Куликовым. Счастье, что в 20-е годы XX века в городе уже существовал музей. Краеведы и музейщики забрали детали машины с баржи. В 1928 году на территории музея был построен павильон, в котором экспонат стоит и сегодня. У нас нет достоверных данных, как именно восстанавливали машину: то ли это делали по документам, то ли приложили руку знающие люди, работавшие в свое время на фабрике. Но аппарат сегодня выглядит в точности так, как должен выглядеть.

«Ирландцы просили продать экспонат»

Сотрудники музея обнаружили в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона изображение паровой машины — вязниковский экспонат ему соответствует. Правда, паровую машину шотландский изобретатель-механик Джеймс Уатт запатентовал еще в XVIII веке. В 1819 году ученого не стало. В связи с этим музейщики уверены: сегодня перед нами модификация изобретения. При этом специалисты отмечают, что случай с паровой машиной — пример того, как сообщество краеведов организовалось и добилось своего.

— Что за люди в то время занимались краеведением в Вязниках?

— Сложно сказать. Наверное, мещане и рабочие. В то время в небольшом уездном городе были и интеллигенты — врачи, учителя, художники, а также специалисты с высшим образованием. Именно они вошли в комиссию, которая создавала наш музей. Во многом тогда была сформирована богатейшая коллекция. И как же здорово, что и в паровой машине те мыслящие, разумные люди увидели свою ценность, — говорит Наталья Щурий. — Мы же сегодня жалеем о том, что не сохранилось какой-либо технической документации на этот экспонат.

По данным сотрудников Вязниковского историко-художественного музея, эта паровая машина Уатта — единственная, сохранившаяся на территории России. Хотя и она в свое время могла уехать за границу.

— Мы общаемся с потомками знаменитого купца и фабриканта Сенькова, которые сейчас живут в Италии, — поясняет Щурий. — Как-то раз они были в Вязниках. Вернувшись в Италию, опубликовали материал с впечатлениями от поездки, где упомянули и наш экспонат. После этого на электронную почту Вязниковского историко-художественного музея пришло письмо от коллег из Великобритании, которые работают в музее, посвященном изобретениям Уатта. Переписку они начали с конкретной целью — просили продать им экспонат. Наш музей отказался, хотя можно было бы выручить серьезную сумму. Также к нам приезжали сотрудники знаменитого Политехнического музея. По их данным, на территории СНГ не сохранилось ни одной машины такой модификации. Вот и приезжают к нам туристы, чтобы полюбоваться старинным оборудованием. Некоторые специально заезжают в Вязники. Благо от федеральной трассы М-7 «Волга» мы находимся недалеко. 

Что мы пьем? Как мы пьем? Далее в рубрике Что мы пьем? Как мы пьем?Рост производства легальной водки может быть добрым знаком. Но не всегда и не везде

Комментарии

30 июля 2016, 13:56
Хорошо, что не все в то время решали неграмотные работяги и нашелся образованный краевед, который вступился за уникальную музейную ценность. Светлая память таким людям как он.
30 июля 2016, 16:25
Если все зависит только от одного случайного правильного человека, то труба всему.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»