«Частные лавочки» госкорпораций
Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Топ-менеджмент государственных компаний должен нести ответственность за свои действия наравне с госслужащими

Подразделения государственной компании «Русгидро» готовятся к масштабным проверкам со стороны надзорных органов. В частности, «дочка» «Русгидро» — Энергетическая сбытовая компания Башкортостана — разместила тендер на оказание юридических услуг на сумму 19,9 млн рублей. Компания планирует отстаивать свои интересы перед Федеральной антимонопольной службой.

Таким образом, государственная компания планирует потратить государственные же средства на судебную тяжбу с государственным надзорным ведомством. Данная практика, конечно, укладывается в юридически допустимые рамки, но выглядит по меньшей мере нелогично. Никто не компенсирует государству средства, потраченные на юридическую поддержку, в том случае, если ЭСКБ проиграет суд с ФАС, в то время как ответственность за совершенные компанией с точки зрения ФАС правонарушения лежит на вполне конкретных людях — менеджменте госкомпании. Руководство государственных компаний (более 66% акций «Русгидро» принадлежит государству, еще 29% — НКО «ЗАО "Национальный расчетный депозитарий"», компании с госучастием) пользуется неопределенностью своего положения: распоряжаясь государственными активами, эти люди не имеют статуса госслужащих. В противном случае ответственность за нарушения закона носила бы персональный характер, речь шла бы не о штрафах для всей компании, а скорее, о дисквалификации ответственных за нарушения лиц.

«Все вокруг колхозное, все вокруг мое»

К сожалению, принадлежащие государству акционерные компании в правовом отношении фактически приравниваются к частным корпорациям. Топ-менеджмент таких холдингов, распоряжающийся государственным имуществом на многие миллиарды рублей, отвечает за нарушения наравне со своими коллегами из частных компаний. При этом совершенно упускается из вида тот факт, что штрафные санкции для частника являются ощутимым ударом по его личному капиталу, но мало что значат для нанятого управленца государственной корпорации. Например, оштрафовав в 2012 году РЖД на 2,2 млрд рублей за нарушения антимонопольного законодательства, государство фактически наказало само себя, ведь компания находится целиком в госсобственности.

Зато руководитель РЖД (на тот момент Владимир Якунин) не только не понес личной ответственности за допущенные его компанией нарушения, но, судя по всему, даже не счел нужным сократить свою зарплату. Уже в 2015 году он выразил бурное возмущение предложением правительства раскрыть информацию о доходах, расценив это как «неправомерное вмешательство в личную жизнь». Правда, в конце концов Якунин все же рассказал прессе о своей зарплате размером 5 млн рублей ежемесячно, но никаких документов, подтверждающих подлинность данной информации, так и не представил.

Вопрос сверхдоходов топ-менеджмента госкорпораций является, вероятно, одним из наиболее неприятных и раздражающих. Люди просто не могут понять, почему наемные управленцы, распоряжающиеся государственным имуществом, получают такие баснословные доходы, словно эти активы принадлежат им. Представители госкомпаний стараются не афишировать свои зарплаты. Например, руководитель «Роснефти» Игорь Сечин инициировал несколько судебных процессов против СМИ, писавших о размере его годового заработка. В итоге «Роснефть» все же раскрыла данные о зарплате Сечина — 15–20 млн рублей в месяц. А за последний год объем вознаграждений для высшего руководства «Роснефти» вырос еще на миллиард рублей, и глава компании объяснил это необходимостью поддерживать доходы менеджмента на мировом уровне. Говоря же о личных доходах, Сечин пожаловался на долгие перелеты: «Я лично в прошлом году провел 650 часов в самолете. Если кто-то хочет 650 часов проводить в самолете, пожалуйста». Ради справедливости следует отметить, что «Роснефть» действительно является одной из наиболее эффективных компаний. К примеру, за 2015 год ее капитализация увеличилась на 30%, она нарастила экспорт, невзирая на отрицательную динамику топливного рынка.

Увы, это, скорее, исключение, чем правило: многие госкомпании не в состоянии продемонстрировать результаты успешной работы, но их руководство не стесняется пользоваться привилегиями. Яркий пример — «Роснано»: руководитель неэффективной, не оправдавшей возложенных на нее надежд компании пообещал своим сотрудникам премии, заявив, что у компании «много денег». Денег у «Роснано» действительно много, только расходуются они зачастую уж очень странно.  

Рядом с многомиллионными доходами руководства госкомпаний российские чиновники выглядят настоящими бедняками. Например, с учетом всех надбавок ежемесячный доход министров-силовиков составляет около 700 тысяч рублей, «гражданских» — приблизительно 360 тысяч. То есть министр энергетики, контролирующий всю отрасль, получает доход, в десятки раз уступающий доходу главы только одной государственной компании, занятой в топливной сфере.

Вольные менеджеры

Причем государство не в состоянии не только умерить аппетиты госкомпаний, но даже принудить их раскрывать сведения о доходах, хотя такие предложения звучат постоянно. Но пока что дело так и не сдвинулось с мертвой точки. В 2015-го правительство разрешило главам госкомпаний не публиковать данные о своих зарплатах, а в начале этого года в СМИ появилась информация о том, что Минэкономразвития не стало включать в антикризисный план положения об ограничении уровня оплаты топ-менеджмента госкомпаний.

Таким образом, наемные сотрудники госпредприятий могут пользоваться сверхдоходами, неся при этом минимальную ответственность за возглавляемые компании. Доходы руководства госкорпораций мало зависят от финансового положения компании (в отличие от частных корпораций) — премии и «золотые парашюты» выплачиваются в любом случае. А ответственность перед надзорными ведомствами несет вся компания, так же как обычная коммерческая фирма, а не конкретные провинившиеся сотрудники.

Устранить эту проблему могло бы наделение руководящих сотрудников госкомпаний статусом государственных служащих. С таким предложением в 2014 году выступил Минюст. По мнению экспертов, мера помогла бы приравнять незаконные действия перечисленных в законопроекте должностных лиц к коррупционным и, соответственно, повысить уровень их ответственности в случае их привлечения по уголовным или административным делам. Кроме того, уровень доходов сотрудников государственных компаний назначался бы не произвольно, как это происходит сейчас, а исходя из общей тарифной сетки оплаты труда госслужащих. Но для введения подобных правил потребовалось бы устранить противоречие с нормой УК РФ, согласно которой должностные лица не могут участвовать в предпринимательской деятельности. К сожалению, никаких предпосылок для изменения ситуации с госкомпаниями в лучшую сторону пока нет.

Россиефобия Минкульта Далее в рубрике Россиефобия МинкультаЧиновники Министерства культуры готовы отдать немалые деньги на решение проблемы, созданной ими самими

Комментарии

01 июля 2016, 23:47
Несмотря на маленькие зарплаты, относительно топ-менеджеров государственных компаний, у наших министров есть куча льгот, большой отпуск и конечно же бесплатная путёвка в санаторий
02 июля 2016, 21:59
Очень удобно в России быть топ-менеджером Гос компании. Годик поработал и можно отдыхать до конца жизни на эти деньги. Абсурдные ситуации кругом! Не удивлюсь, если за такую должность дают откат в миллиард рублей.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»